Какова история строительства подземных переходов Львовской политехники, которые могут служить укрытием, сколько людей может находиться в них одновременно и безопасно ли там прятаться в случае обстрелов или даже ядерной угрозы, редакция Tvoemisto.tv спросила заведующего кафедрой архитектурного проектирования и инженерии профессора Игоря Гнеся.

Зачем нужны подземные переходы

Подземные переходы, объединяющие главный корпус (ул. Бандеры, 12), 2-й (ул. Карпинского, 6) и 4-й (ул. Митрополита Андрея, 5) учебные корпуса и столовую Нацуниверситета «Львовская политехника», начали восстанавливать за за три дня до начала полномасштабного российского вторжения. Это система площадью около 1200 квадратных метров и протяженностью более 300 метров. Переходы построили в 1970-х годах в разгар холодной войны. И во время русско-украинской войны они снова стали актуальными. 

ТАЙНЫ ПОДЗЕМНЫХ ПЕРЕХОДОВ ЛЬВОВСКОЙ ПОЛИТЕХНИКИ

Приходим в Политехнику, чтобы больше узнать об их истории и нынешнем использовании. Главный корпус университета и его интерьер в стиле неоклассицизма спроектировал Юлиан Захариевич. В 1873 году проект был утвержден, а в октябре 1877-го постройку здания завершили. В ней до сих пор чувствуется атмосфера венских кафе, только вместо грохота древних тамошних трамваев слышно звон современных львовских, проезжающих неподалеку. По лестнице из песчаника и гранита поднимаемся в кабинет профессора Игоря Гнеся, который занимается подземными переходами. Нас встречает заведующий кафедрой архитектурного проектирования и инженерии – мужчина с роскошными седыми усами.Игорь Гнес возглавляет эту кафедру почти 30 лет, спроектировал общежития и столовую университета, спорткомплекс «Спартак», «Романтик» и огромное количество жилых домов во Львове. 

ТАЙНЫ ПОДЗЕМНЫХ ПЕРЕХОДОВ ЛЬВОВСКОЙ ПОЛИТЕХНИКИ

Профессор рассказывает, что подземные ходы использовали всегда: 

«Во времена палеолита люди прятались в пещерах и через тайные ходы шли к источнику или использовали их как пути отступления. В средневековых замках подземными ходами пользовались, чтобы перейти в соседний замок. В некоторых они сохранились, и современные европейцы вспоминают, как бегали по ним детьми, а сейчас их используют как переходы между станциями метро».Игорь Гнесь говорит, что во Львове подземные переходы между производственными цехами и столовой сохранились на заводе «Электрон» на улице А. Степановны. Что и не удивительно, ведь, как правило, стратегические объекты всегда имели их на случай войны, например «Азовсталь».

Как строили переходы Львовской политехникиИдея постройки подземных переходов появилась в начале 1970-х годов. Ее воплощением занялось студенческое проектно-конструкторское бюро, которое спланировало и львиную долю баз отдыха в Карпатах и ​​Крыму. Их строительство продолжалось еще тогда, когда Игорь Гнесь учился в университете.

ТАЙНЫ ПОДЗЕМНЫХ ПЕРЕХОДОВ ЛЬВОВСКОЙ ПОЛИТЕХНИКИ

Инициатором этой идеи был проректор университета по строительству Станислав Жирновый, знавший, как работает советская система, и вовремя подавал интересные проекты в министерство.

«Он мог в Киеве решить любой вопрос. Политехника так выстроилась благодаря ему. У него была хитрая тактика: убеждал тогдашнего ректора Гаврилюка заказать проект в студенческом СПКБ. К концу года в министерстве возникала паника, потому что не могли освоить кучу средств, за это в Кабмине «выписывали». И в этот момент Жирновый подсовывал готовый проект, говорил, что надо и сколько, и советские бюрократы охотно его брали, чуть не аплодируя, потому что он решал их проблемы. Так начиналось строительство. Переходы эти заработали в 1975 году и выглядели точно как в метро. Природный камень – габбро, травертин, мрамор – сверкал при свете люстр. Еще студентом я пользовался этими переходами, потому что это было очень удобно: можно было пройти в любой корпус, библиотеку или столовую быстро и в любую погоду. Правда, очень жаль было гардеробщиц,– рассказывает профессор. 

ТАЙНЫ ПОДЗЕМНЫХ ПЕРЕХОДОВ ЛЬВОВСКОЙ ПОЛИТЕХНИКИ

Бомбоубежище или халтура?

И хотя эти переходы проектировали как мощные укрытия гражданской обороны, строили их не слишком добросовестно. 

«Часть сделали очень качественно, но потом начали халтурить: изменились ли строители, что ли. Начало перехода, совершаемого вдоль 4-го учебного корпуса, является настоящим бомбоубежищем, которое может выдержать даже прямое попадание бомбы. Там монолитное перекрытие на 400 миллиметров, над ним полуметровый слой песка, следовательно, еще одна демпферная бетонная плита, которая должна принять на себя удар, потом грунт, – объясняет Игорь Гнесь.

. – Но со временем для строительства переходов вместо монолитных стали использовать круглопустотные плиты, как в жилых домах, швы делали некачественными. В конце 1980-х некоторыми переходами уже нельзя было пользоваться, в них образовывались лужи, могла сократить электропроводку, поэтому их закрыли. Однако остались два мощных укрытия для руководства университета, в которые можно было попасть с переходов».

ТАЙНЫ ПОДЗЕМНЫХ ПЕРЕХОДОВ ЛЬВОВСКОЙ ПОЛИТЕХНИКИ

План подземных переходовРеставрировать подземные переходы было решено два года назад. Тогда коллеги попросили Игоря Гнеся обновить там интерьеры.

«Такое решение было принято еще до полномасштабного вторжения. Занялся этим Богдан Леонович Назаревич – крупный специалист по гидроизоляции, едва ли не лучший из тех, кого я знаю. В доме, стоящем посреди болота, может сделать так, чтобы в подвале было сухо. Это, конечно, стоит немало, но есть технологии, которые позволяют это сделать, – объясняет собеседник 

. – Многое перерабатывали, в том числе гидроизоляцию переходов. Теперь там сухо. Возглавляемую мною кафедру тоже приобщили к проектированию интерьеров. Замечу, что в Украине нет ни одной такой кафедры, где работало бы столько архитекторов – кандидатов и докторов наук, проектирующих жилье». 

ТАЙНЫ ПОДЗЕМНЫХ ПЕРЕХОДОВ ЛЬВОВСКОЙ ПОЛИТЕХНИКИ

Игорь Гнесь охотно рассказывает о генерации архитекторов, инженеров и конструкторов, занимавшихся сетью подземных переходов: 

«Больше всего их спроектировал Михаил Федик и конструктор Григорий Петрович Шевчук, с которым я сотрудничал 40 лет. Приобщались к этому делу и Иван Петришин, Виктор Кравцов, Роман Гром – когорта практикующих архитекторов, которые учили нас».Несмотря на старшее поколение, профессор вспоминает и известных современных архитекторов, окончивших Львовскую политехнику: 

«Юлиан Чаплинский – преподаватель нашей кафедры. Когда он ушел в министерство, на его место пришел главный архитектор Львова Антон Коломейцев, тоже преподающий у нас. Еще были Швец, Чамар и другие».

Сколько нужно для полного восстановления и модернизации

ТАЙНЫ ПОДЗЕМНЫХ ПЕРЕХОДОВ ЛЬВОВСКОЙ ПОЛИТЕХНИКИ

Во сколько обошлось строительство этих подземных переходов, сказать никто не может. А если бы была конкретная сумма, то на наши нынешние деньги перевести ее сложно. Определить приблизительную стоимость можно разве что по аналогии. 

«Если бы сейчас так строили, то потратили бы как на строительство подземного паркинга – 800 долларов за квадратный метр. Мороки при проектировании таких сооружений больше, чем при наземных. Надо производить мощную вентиляцию, системы дымоотвода, пожаротушения, сигнализацию и многое другое. Это недешевое удовольствие. Но поскольку само сооружение уже есть, то можем потихоньку все доделывать», – считает Игорь Гнесь. 

ТАЙНЫ ПОДЗЕМНЫХ ПЕРЕХОДОВ ЛЬВОВСКОЙ ПОЛИТЕХНИКИ

Визуализация будущей зоны отдыха под вестибюлем учебного корпуса №2Спускаемся по лестнице в подземный переход, который действительно напоминает станцию ​​метро «Майдан Незалежности». Кроме красивого фойе, видим только белые стены, но планы по этим помещениям у архитекторов, можно сказать, наполеоновские: 

«Используем переход, чтобы перебежать из одного места в другое. Есть планы проводить здесь студенческие выставки работ. Здесь большие холлы, в которых стоит поставить автоматы для снеков, обустроить кафе, чтобы можно было отдыхать и работать», – говорит профессор. 

ТАЙНЫ ПОДЗЕМНЫХ ПЕРЕХОДОВ ЛЬВОВСКОЙ ПОЛИТЕХНИКИ

Визуализация фрагмента коридора в подвале главного корпуса

Насколько надежно это укрытие

Сейчас работа в переходах кипит. Игорь Гнесь рассказывает, что в университете готовились к офлайн-обучению и подземки расчистили. Но потом решили проводить очное обучение только для студентов первого курса. 

«Там одновременно запросто могут укрыться студенты и преподаватели всех наших корпусов. Но мне трудно представить, как они будут совпадать в укрытии. Может, раз или два спустятся, а потом им надоест. Поэтому мы не рискнули переводить всех на очное обучение», – объясняет собеседник.

ТАЙНЫ ПОДЗЕМНЫХ ПЕРЕХОДОВ ЛЬВОВСКОЙ ПОЛИТЕХНИКИ

И пока мы ходим по подземным коридорам, Игорь Гнесь рассказывает, что здесь можно переждать даже ядерную бомбардировку: 

«Здесь есть вентиляция, туалеты, умывальники – все для длительного пребывания. Эти стены оградят от обломков конструкций и снарядов. А наземные монолитные конструкции выдержат даже попадание ракет. Да и выходов достаточно, чтобы выбраться при необходимости. В случае ядерной бомбардировки в его эпицентре все погибнут, но радиация имеет ограниченный радиус действия. И те, кто здесь будет скрываться, могут пережить радиационное загрязнение. Наши укрытия вполне можно использовать для этого, только нужно позаботиться о фильтровентиляционных установках, которые очищают воздух от загрязнения радиоактивной пылью и подают чистый воздух».

ТАЙНЫ ПОДЗЕМНЫХ ПЕРЕХОДОВ ЛЬВОВСКОЙ ПОЛИТЕХНИКИ

Выходим вверх, к модерновому учебному корпусу из бетона и стали. В 1970-х он являлся вершиной архитектурной мысли. Сейчас многие могут хулить советскую модерную архитектуру, но это фантастическая работа огромного количества специалистов, и за нее стоит благодарить. Результат их усилий абсолютно реален и нуждается в новом осмыслении. 

Роман Тищенко-Ламанский

Фото: Иван Станиславский

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.