Рублем в салат

Вряд ли французский шеф-повар Люсьен Оливье, державший ресторан «Эрмитаж» на Неглинной (кстати, считавшийся лучшим в Москве в конце XIX в.), предполагал, что придуманное им блюдо станет главной новогодней традицией, а еще и мерилом инфляции и паритета покупательной способности.

Рецепт, правда, претерпел некоторые изменения: из него «улетели» буржуйские рябчики, которых заменили курицей или демократичной вареной колбасой; оливки и каперсы заместили зеленым горошком, а раковые шейки просто вычеркнули. С советских времен масштаб торжества определялся диаметром тазика, в котором смешивали ингредиенты главного блюда праздничного меню.

В 2009 г. газета «Труд» впервые подсчитала стоимость ингредиентов салата, чтобы определить реальный уровень инфляции на продовольственные товары. С тех пор «индекс оливье» высчитывается каждый год. Он стал импортозамещенным аналогом «индекса бигмака». У наших соседей тоже, кстати, есть такой индекс, но с учетом национальных особенностей: белорусы подсчитывают «индекс чарки-шкварки», а украинцы инфляцию меряют борщами.

По официальным данным, в 2015г. продукты подорожали на 16%. Реальное повышение цен отличается от этой цифры. В регионах уже подводят черту. В Санкт-Петербурге, по данным местного статического ведомства, ингредиенты к салату оливье подорожали в совокупности на 44,1% по сравнению с декабрем 2014г. За год огурцы в магазинах Северной столицы выросли в цене в среднем на 28,2%, колбаса – на 5,1%, яйца– всего на 4%. В то же время овощи стали стоить дешевле: лук, например, – на 7,2%, а картофель – почти на 26%. В прошлом году, как сообщал замглавы Росстата Георгий Оксенойт, стоимость набора продуктов для приготовления традиционного салата оливье составляла 257 руб., а селедки под шубой – 116 руб.

Но на праздничном столе у телевизора с президентом должно быть еще что-то, кроме этих двух холодных закусок.

В «РИА Новости» как раз подсчитали цену праздника, сопоставив данные из разных регионов России. В новогодний набор информагентство включило картофель, свинину, курицу, мандарины, шампанское и водку, а также продукты для оливье и селедки под шубой, приготовленных по традиционным рецептам. Географический коэффициент значительный: самой низкой стоимость продуктовой корзины оказалась в Центральной России: в Брянской области накрыть стол можно будет за 945 руб., в Москве – примерно за 1300 руб. От 1300до 2000 руб. придется выложить жителям Сибири и Урала. Дагестанцам праздничное застолье обойдется в 2500–3000руб., а крымчанам – минимум в 3500 руб. Самым дорогим для встречи Нового года признан Дальний Восток – в Хабаровске минимальная продуктовая корзина будет стоить примерно 12 500руб. Все потому, объясняют в «РИА Новости», что там очень любят морепродукты и привыкли видеть на столе крабов и икру. Жителям остальных регионов в такой роскоши отказали, сославшись на вкусовые традиции. Росстат оказался щедрее: в традиционное новогоднее меню включены оливье, конфеты, фрукты и овощи, торт, чай, коньяк, вино и минеральная вода. Впрошлом году, по прикидкам Росстата, новогодняя продуктовая корзина для московской семьи из четырех человек, троих взрослых и одного ребенка, стоила 5600 руб., для жителей Санкт-Петербурга – 4500руб. Сегодня цены выросли на 28% и в среднем по России составят 5790 руб. Самые дорогие пункты новогоднего меню – лососевая икра, копченая рыба и коньяк.

При этом 20% россиян, по данным агентства маркетинговых исследований IRG, вынуждены отказаться от деликатесов, 35% жителей страны планируют существенно сократить траты на праздничный стол.

В январе 2015 г. российское правительство успокаивало обескураженное взлетом курса валют и падением цен на нефть население, что инфляция не превысит 12%. В декабре выяснилось: чуть ошиблись. Глава Минэкономразвития Алексей Улюкаев оправдывается: «Инфляционные ожидания несколько повысились, прежде всего это связано с нефтью, курсом, девальвационными ожиданиями. Тем не менее это меняет цифры, но не меняет тенденцию: уровень инфляции снижается чуть медленнее, чем прогнозировалось, но снижается и будет снижаться». Однако эксперты традиционно опасаются худшего. «Продолжение ослабления рубля, продление продуктовых антисанкций, введение системы «Платон» внесут свой вклад в ускорение инфляции, – считает Ольга Лапшина, заместитель начальника аналитического управления банка «Санкт-Петербург». – Наш прогноз инфляции по итогам следующего года– порядка 11%. Это меньше, чем в нынешнем. Но все равно немало». Вправительстве отчасти согласны с такой точкой зрения. Заместитель министра экономического развития Олег Фомичев допустил рост цен из-за эмбарго на турецкие товары и продукты: «С одной стороны, это сказывается на товарообороте, с другой стороны, значительная часть продукции – это продовольствие. Если не удастся быстро его заместить, то вероятность повышения цен на продовольствие тоже есть, хотя и минимальная, потому что доля все-таки небольшая в общей доле продовольствия».

Глава Центробанка Эльвира Набиуллина считает, что инфляция к сентябрю–октябрю 2016 г. упадет до 7%, а к 2017 г. – и вовсе до 4%. ВMorgan Stanley рисуют несколько сценариев– в зависимости от уровня мировых цен на нефть. Так, при цене за баррель ниже $40 темпы роста инфляцииостанутся двузначными, на уровне 10–12%, несмотря на рецессию в экономике. При $50 за баррель повышение цен составит 8,5% с тенденцией замедления к концу года до 7,7%. При самом позитивном сценарии, если нефть поднимется до отметки $60, инфляция снизится до 6%, что и соответствует прогнозам ЦБ. Оптимисты они, однако.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
webnewsite.ru / автор статьи
Загрузка ...

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: