Роман Абрамович: между двух стульев

Металлургическая корпорация «Евраз» расширяется. Сейчас она берет под свой контроль – точнее, «в управление» – активы компании «Сибуглемет», принадлежащие Сулейману Керимову и Ахмету Паланкоеву. В этом событии самом по себе не было бы ничего особенного, поскольку угольная компания фактически находилась под контролем своего кредитора – банка «ВТБ». Но в этой сделке есть один аспект: главным акционером «Евраза» является миллиардер Роман Абрамович, а у него в последние годы сложилась репутация эмигранта, потерявшего интерес к России и переключившегося на иностранные проекты.

«РоманАбрамовичпостепенно и достаточно давно занимается реаллокацией своих личных и бизнес-активов в пользу западных стран,– уточняет партнер UFG Wealth Management Дмитрий Кленов. – Например, на сайтеMillhouseCapital, инвестиционной компании, по некоторым данным, подконтрольнойАбрамовичу, даже нет России как потенциальной страны для инвестиций. Возможно, РоманАбрамовичоценивает риски вложений в российские проекты как неоправданно высокие. Кроме этого, уже около 15 лет бизнесмен живет в Великобритании, предположительно имеяnon-domicilestatus, который позволяет не платить налоги британской казне на свои зарубежные заработки и доходы на капитал».

Из России, однако, Роман Абрамович окончательно не ушел – он акционер «Евраза» и «Норильского никеля», а в июле принадлежащая Абрамовичу горнодобывающая компания «Баимская» получила разрешение проводить добычу драгоценных и цветных металлов на месторождении «Песчанка» на Чукотке (участок был приобретен еще в 2008 г.).

Активизация «Евраза» заставила некоторые СМИ предположить, что у Абрамовича возвращается интерес к бизнесу на территории России. Так ли это?

Между сырьем и инновациями

Опрошенные «Ко» эксперты отнеслись к этой версии осторожно. «Вусловиях западных санкций и ограничений в отношении российского бизнеса вкладывать в Россию сейчас достаточно рискованно, – говорит управляющий партнер консалтинговой компании HeadsАлександр Базыкин. – Так что многое будет зависеть от развития ситуации – благосклонности нашей власти к данным бизнес-активам, необходимости для них в глобальном управлении, собственно перспектив компаний. Это все сложно прогнозируемые переменные, так что на данном этапе говорить о «возвращении Абрамовича» преждевременно, хотя и потенциально возможно».

Впрочем, все становится более ясно, если посмотреть на характер инвестиций Романа Абрамовича. Этот миллиардер сделал свое состояние на сырьевых проектах, и теперь его значимые инвестиции в Россию связаны прежде всего с сырьем. Между тем в сырьевой сфере все ниши заняты, и возможности для инвестиций возникают редко и случайно. Так, в 2012 г. конфликт акционеров «Норильского никеля» позволил Абрамовичу войти в капитал этой компании в качестве «балансирующей силы». Владимир Потанин в своем интервью описывал ситуацию так: «Мы скорректировали собственные непримиримые позиции. Потом к процессу подключился Роман Абрамович. В качестве инвестора. Он выполнял балансирующую функцию на случай возобновления конфликта, и это нас всех успокаивало. Кроме того, человек вложился в проект деньгами, и у меня с Дерипаскойпоявилась дополнительная ответственность перед третьим лицом».

Еще «удача» – «Сибуглемет» запутается в своих банковских долгах. Но такие случаи бывают нечасто. А в другие отрасли Роман Абрамович предпочитает инвестировать за пределами России – да и жить ему комфортнее в Лондоне. «Рыба ищет, где глубже, а Абрамович – где лучше, где комфортнее» – говорит политолог Константин Калачев. Появляется множество сообщений об инвестициях фонда Абрамовича Ervington Investments в инновационные стартапы– но увы, почти исключительно за пределами России, хотя многие из этих стартапов учреждены нашими бывшими соотечественниками. Например, фонд Абрамовича вложил $10 млн в израильский стартап Driveway Software, который занимается разработкой приложения, собирающего сведения о поведении автомобилистов на дорогах. Примерно за $15 млн фонд получил контроль над американской компанией Propell Technologies, разрабатывающей технологии добычи сланцевых нефти и газа.

«Плейбой в особо крупных размерах»

Заграничную локацию Абрамовича можно объяснить не только деловыми интересами и не только тем, что Роман Абрамович как представитель знаменитой ельцинской «семьи» предпочитает держаться подальше от российской прокуратуры, но и тем, что, по сравнению с другими российскими олигархами, Абрамовича отличает особая тяга к комфорту, роскоши, дорогим игрушкам и демонстративным покупкам. Весь мир знает дорогие игрушки бывшего московского фарцовщика Абрамовича – особняки, замки, автомобили, личный самолет, одна из самых больших в мире яхт, футбольный клуб «Челси». Теперь любитель инноваций и хайтека Абрамович добавил к этим игрушкам недорогой, но символически значимый электромобиль Tesla – такой же есть у Германа Грефа.

Правда, футбольный клуб «Челси» сегодня воспринимают не столько как «игрушку», сколько как инструмент, с помощью которого Роман Абрамович пытается войти в западный истеблишмент. «Коллега» Абрамовича, совладелец английского футбольного клуба «Кристал Пэлас» Стив Пэриш, охарактеризовал мотивы Абрамовича: «Владелец «Челси» Роман Абрамович считает так: «Чем больше я нахожусь на виду, тем безопаснее буду себя чувствовать, когда Путин за мной придет».

«Челси» стал частью образа жизни Романа Абрамовича, который предстает в мировых новостях как «плейбой в особо крупных размерах», любящий путешествия и лично ведущий переговоры со звездами мирового футбола. Роману Абрамовичу приписывают афоризм «Деньги не гарантируют счастья, но они гарантируют материальную свободу», и этой свободой Роман Абрамович с удовольствием пользуется.

Между тем начиналось все совсем не так.

Фарцовщик из Ухты

Детство Абрамовича прошло в Республике Коми, в городе Ухте, родители его умерли рано, и воспитанием занимался дядя. Высшего образования Роман Абрамович фактически не получил и английский язык до сих пор знает слабо. Но зато он всегда отличался особой предприимчивостью и умением завязывать контакты. Его организационные способности и сообразительность были подмечены еще в школе – он, например, спас своих одноклассников от шпаны, сказав, что в классе много детей силовиков. После армии занялся фарцовкой, а с наступлением перестройки– кооперативной деятельностью.

Во всех официальных биографиях Романа Абрамовича говорится, что его предпринимательская деятельность началась с торгующего резиновыми игрушками кооператива «Уют», однако журналист Александр Хинштейн смог выяснить, что это был бизнес кисловодского предпринимателя Владимира Тюрина, которому принадлежал также кооператив «Луч», где и делал первые шаги в бизнесе будущий миллиардер. «Уют» был, в сущности, московским филиалом «Луча». Однако к началу 90-х торговля игрушками стала тесной для Абрамовича, и он начал учреждать самые разные, в основном посреднические компании.

Немаловажно, что партнерами Абрамовича по «Уюту» были трое выпускников Московского института нефти и газа имени И.М. Губкина – Валерий Ойф, Андрей Блох и Евгений Швидлер, которые и обратили внимание Романа Абрамовича на перспективное нефтяное направление.

В те времена – в начале 90-х – вся добывающая промышленность была государственная, а частный бизнес мог довольствоваться только продажей ее продукции. В качестве трейдеров сырья начинали свои карьеры такие российские миллиардеры, как Михаил Болотин и Геннадий Тимченко. Однако чтобы стать трейдером, нужны были связи в руководстве госпредприятий, и тут пригодился ухтинский дядя Романа Абрамовича. Лейба Нахимович Абрамович был достаточно известным человеком в Коми, начальником управления рабочего снабжения «Печорлеса», и благодаря его связям Роману Абрамовичу удалось начать продавать продукцию Ухтинского НПЗ.

Однако выйти на следующий уровень нефтетрейдер Роман Абрамович смог только благодаря историческому знакомству с Борисом Березовским.

Вместе с Березовским

Это знакомство произошло на яхте в Карибском море, где Березовскому Абрамовича представил Петр Авен. Соединение деловой хватки Романа Абрамовича и политического влияния Бориса Березовского – хозяина Первого канала и своего человека в Кремле – имело самые грандиозные последствия, хотя первоначально Абрамовичу приходилось просиживать часами в приемной Березовского. Но это того стоило – вместе Березовский и Абрамович смогли создать грандиозные сырьевые корпорации, не имея для этого первоначального капитала. Абрамович наметил «жертву» – предприятия, чью продукцию продавал: нефтедобывающую компанию «Ноябрьскнефтегаз» и работающий на ее сырье Омский НПЗ. Правда, для захвата этих предприятий были непреодолимые препятствия: правительство Виктора Черномырдина было против приватизации, у Абрамовича с Березовским просто не было денег на их выкуп, и при этом на тот же кусок собственности претендовали более богатые бизнесмены, например, крупнейший частный банк того времени «Инкомбанк». Однако Борис Березовский и его партнер Бадри Патаркацишвили смогли все это преодолеть. Лакомые предприятия были выделены из государственной компании «Роснефть» в обход правительства президентским указом, не желавший попасть к Абрамовичу директор Омского НПЗ утонул, «Инкомбанк» таинственным образом отозвал своего представителя прямо во время залогового аукциона.

Впоследствии на знаменитом лондонском судебном процессе Роман Абрамович объяснял свои взаимоотношения с Березовским так: «Вфеврале 1995 г. мы договорились о 30 млн долларов в год за оказание помощи – на финансирование ОРТ и личные расходы. За это Березовский должен был помочь получить президентскую подпись и добиться выпуска документов, по которым 51% останется у правительства, а 49% будут приватизированы». Сам Березовский не отрицал эту версию, уточнив только, что президентский указ о выделении государственных предприятий в отдельную компанию– будущую «Сибнефть» – он смог инициировать через начальника президентской охраны Александра Коржакова, сославшись на необходимость финансирования убыточного телевидения.

Кстати, денег на покупку приватизируемых предприятий – $100млн– убудущего миллиардера не было, но под личные гарантииБерезовского их выделил банк «СБС-Агро» Александра Смоленского.

Борис Березовский стал членом совета директоров «Сибнефти», однако, как выяснилось на лондонском процессе, он никак свои права не оформил, и лондонский суд постановил: «Сибнефть» принадлежала Абрамовичу, а Березовский был только «крышей».

Но в конце 90-х Березовский еще этого не знал и провел вместе с Абрамовичем еще одну практически безденежную сделку с сырьевыми ресурсами. Когда в 2000 г. Лев Черной и его партнеры продавали акции алюминиевых заводов, Абрамович, Березовский иБадриПатаркацишвили перехватили их у Олега Дерипаски, апотом предложили ему слияние. Компания Дерипаски была меньше, и ему пришлось доплатить $575 млн. Этими деньгами Абрамович и его партнеры расплатились с Черным, то есть сами заводы достались им бесплатно.

Благодаря «Сибнефти» Роман Абрамович получил финансовые ресурсы, а благодаря Борису Березовскому стал своим человеком в Кремле, Коржаков открыто называл его «кошельком семьи», оплачивающим расходы дочери Бориса Ельцина.

И тут пришел Путин

Все изменилось, когда к власти пришел Владимир Путин. Борис Березовский был вынужден покинуть страну, а Роман Абрамович оказался в числе «равноудаленных олигархов», хотя его положение было «легитимизировано» важным социальным поручением – быть губернатором Чукотки. Это губернаторство стало уникальным социальным экспериментом – за 7 лет Роман Абрамович вложил в автономный округ $2,5млрд. Округ получил команду современных менеджеров – в частности, главой департамента культуры стал Сергей Капков, благодаря чукотскому эпизоду сделавший карьеру и впоследствии оказавшийся депутатом Госдумы и главой департамента культуры Москвы.

Но уже скоро, где-то в 2003 г., Роман Абрамович разочаровался в России. Именно в 2003 г. он покупает известный, но находящийся на пороге банкротства клуб «Челси» и начинает «выходить в кэш» – в течение 2003–2005 гг. Абрамович продал свои пакеты акций «Аэрофлота», «Русского алюминия», «Иркутскэнерго» и Красноярской ГЭС, «РусПромАвто». «Сибнефть» должна была слиться с ЮКОСом, но после ареста Михаила Ходорковского Абрамович – с большим трудом – прерывает эту сделку и продает «Сибнефть» «Газпрому» за $13 млрд. «Бизнес в России для Абрамовича сопряжен с необходимостью постоянного благотворительного марафона, – отмечает аналитик «Лаборатории инвестиционных технологий» Игорь Дмитриев. – Сам олигарх не был замечен в скупости, но всему есть предел. Именно поэтому он так настойчиво, но аккуратно завершил свое непосредственное участие в проекте по развитию Чукотского автономного округа. Надо обладать недюжинной выдержкой, когда каждая встреча с правительственным или региональным чиновником заканчивается необходимостью личного содействия в решении какой-либо материальной проблемы. У зарубежных бизнес-проектов есть одно неоспоримое преимущество: никто не хлопнет фамильярно по плечу и не скажет: «Брат, помоги построить дорогу (спорткомплекс, завод, больницу… кому что)».

Житель Лондона

Примерно с 2006 г. начался нынешний этап в жизни Романа Абрамовича. Получив деньги «Газпрома», Абрамович превращается в портфельного инвестора. Правда, Россия не была забыта, но в российских проектах Абрамович участвует уже в основном дистанционно, и исключительно с сильными партнерами. Так, в 2006г. бизнесмены – учредители «Евраза» Александр Абрамов и Александр Фролов – продали Роману Абрамовичу 41% своей горнодобывающей группы, сумма сделки оценивалась в $3 млрд, причем удача Абрамовича опять заключалась в проблемах продавцов – большой долговой нагрузке «Евраза».

В России Абрамович добывает золото, вкладывает средства в московскую недвижимость, однако известно, что инвестиции его компании Millhouse Capital сильно диверсифицированы и включают большое количество зарубежных финансовых активов. «Не думаю, что Роман Аркадьевич может позволить себе попусту тратить огромное количество времени на то, чтобы вникать в невнятную бизнес-модель российской компании, которая пытается применить в России подхваченные где-то «западные фишки ведения бизнеса», не осознавая при этом принципиальных различий рынков, – уверен житель Лондона, генеральный директор консалтингового агентства ISTORIYA Вячеслав Ефремов. – Смею предположить, что многие проекты проходят через несколько высококомпетентных профессионалов, которые решают представить на стол господина Абрамовича рекомендацию о покупке инвестирования в конкретную компанию».

«Роман Абрамович в выборе зарубежных проектов не оригинален,– говорит руководитель Центра по изучению проблем взаимодействия бизнеса и власти Павел Толстых. – Эту же стратегию выбрала и «Альфа-групп». Объясняется все просто: Россия не нуждается в частных инвесторах подобного уровня. Если проанализировать последние 10лет, большинство активов перешло государству (читай: чиновникам) или бизнесменам, близким к окружению президента. А после истории с «Башнефтью» политические риски иметь крупные активы в Россиистали слишком высоки. Кроме того, по моим ощущениям, бизнес для Абрамовича всегда был вторичен, в этом его отличие, например, от Дерипаски. Он, как, кстати, и Мельниченко, сейчас просто наслаждается жизнью, успешно интегрировавшись в мировую элиту».

Политологи отмечают ослабление былого влияния олигарха в России. «Знакомства и связи, безусловно, остались, – считает Константин Калачев. – Но былого влияния нет. Можно вспомнить ослабление людей, которые традиционно считались его ставленниками. На поверхности– пример Капкова. Если копнуть глубже, то среди тех, кого сейчас называют перспективными одномандатниками от ЕР, почему-то нет людей, ранее связанных с Абрамовичем».

В качестве компенсации за утрату влияния в России Роман Абрамович получил 13-е место в рейтинге самых влиятельных лиц мирового футбола по версии спортивного телеканала ESPN (причем его помощница по спортивным вопросам Марина Грановская – на 24-м месте).

В «Челси» Абрамович уже вложил около 1 млрд фунтов стерлингов, он собирается построить для клуба новый стадион за 0,5 млрд фунтов, хотя не забывает и про российский спорт– именно Абрамович оплачивал услуги тренера российской сборной Гуса Хиддинка.

Наследник

На сцену жизни уже выходят дети Абрамовича – их у него семеро, от трех жен. В светской хронике часто упоминается Софья Абрамович, занимающаяся конным спортом и участвующая в престижных соревнованиях. Сын Романа Абрамовича Аркадий Романович, которому в сентябре исполнится 22года, уже успел поработать стажером в «ВТБ капитал» и получил от отца инвестиционную компанию ARA Capital (названа по его инициалам). Собственное состояние Аркадия Абрамовича оценивают в $12млн. По словам преподавателя Классической бизнес-школы Юрия Санберга, сегодня главные интересы Романа Абрамовича в России– это бизнес-проекты его сына Аркадия, который владеет нефтегазовой компанией Zoltav Resourses. В 2013 г. Абрамовичем-младшим приобретена британская нефтегазовая компания Vostok Energy с добывающими активами в Саратовской области – Бортовым участком с 10 разведанными месторождениями вдоль северной границы Прикаспийской нефтегазоносной провинции. Еще один его известный проект – в Ханты-Мансийском автономном округе: в 2014 г. «Сибирской геологической компанией», принадлежащей Zoltav Resources, было открыто Западно-Колтогорское нефтяное месторождение.

«Что касается сына РоманаАбрамовича, то его российские активы– это, скорее, учебно-тренировочная платформа для молодого человека, и едва ли вокруг активов возникнет критическая ситуация, – полагает Юрий Санберг. – Не те масштабы». Воткрытых источниках указывается, что Zoltav Resources официально стала одной из самых маленьких нефтегазовых компаний в России. В 2011–2013 гг. она терпела убытки, и первая прибыль зафиксирована только в первом полугодии 2014 г. «Месторождение в Саратове – не крупный актив. Есть мнение, высказываемое неоднократно разными аналитиками рынка, что компания будет набирать активы до тех пор, пока не окажется достаточно подготовленной, чтобы быть проданной,– продолжает Юрий Санберг. – На мой взгляд, погружение в бизнес в России дастАбрамовичу-младшему отчетливое понимание всей технологической цепочки добычи и реализации углеводородного сырья. Кроме того, появится осознание значения для бизнеса внешнего окружения компании. Хотя, конечно, Абрамовичу-младшему помогают не только дружеские инвестиции людей из окружения его отца (например, Давида Давидовича), но также профессиональный совет директоров и менеджмент компании, имеющий отраслевой опыт работы в странах СНГ. Практически у сына на руках «охранная грамота». Тем не менее год ведения бизнеса в России следовало бы всегда засчитывать за четыре».

Ну а сам Роман Абрамович пожинает последствия своей бурной искандальной жизни: голливудские кинокомпании Warner Bros. и RatPac Entertainment решили снять фильм об отношениях Березовского и Абрамовича. В основу картины положат книгу американского писателя и сценариста Бена Мезрича «Однажды в России: Восхождение олигархов – правдивая история об амбициях, богатстве, предательствеи убийстве». Кстати, тот же автор написал литературную основу фильма о Марке Цукерберге «Социальная сеть».

Рейтинг
( Пока оценок нет )
webnewsite.ru / автор статьи
Загрузка ...

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: