Молоко под рок-н-ролл

Фотоснимки звезд мировой и российской рок-сцены, самый большой в Европе музей клавишных инструментов и именитые гости – от Иосифа Кобзона до Scorpions…Расположившийся в самом центре Москвы, неподалеку от Чистых прудов, продюсерский центр Игоря Сандлера, похоже, и правда известен – по крайней мере, практически любой столичный музыкант либо сам писался здесь в студии, либо это делали его знакомые.

Что знают не все, так это то, что принадлежащий Сандлеру завод в Коломне уже больше десяти лет производит под собственным брендом «Тевье молочник» продукты питания премиум-класса. Именно Санлдер в конце 1990‑х первым начал выпускать творожные сырки с различными наполнителями – от варенья до сгущенки, – за что его в итоге и прозвали молочным королем.

Впрочем, еще несколько десятилетий назад Игорь Сандлер если и собирался стать королем, то уж точно не в производстве творога или масла. В далеком 1978 г. выпускник Саратовской консерватории попал в состав рок-группы «Интеграл» во главе с Бари Алибасовым, гремевшей на весь Союз. Потом в 1982 г. он основал собственный коллектив «Индекс‑398», в составе которого на большую сцену вышел Григорий Лепс, и даже снялся в нескольких советских фильмах. До1991г. Сандлер и вовсе жил в Англии, гастролируя по стране со своей группой Red Rock. Сегодня о былых временах напоминают разве что раритетные фотографии и воспоминания меломанов на интернет-форумах, как клавишник «Интеграла» «налепил на лысину блестки и летал над сценой на канате с сачком».

Волею судеб

В молочном бизнесе рок-музыкант Игорь Сандлер оказался во многом случайно. В самом начале 1990‑х он вернулся на родину и понял, что музыкой заниматься не сможет.

«На сцене господствовал «Ласковый май». А в роке люди пытались текстами компенсировать неумение играть на инструментах. Я думал, как заработать денег», – вспоминает Игорь Сандлер.

Первые большие деньги получилось заработать на туризме – он организовал поездку в СССР для частной группы, которая не хотела пользоваться услугами «Интуриста». Помочь в этом попросили знакомые – известный музыкант и продюсер Бари Уайт, с которым Сандлер к тому времени был хорошо знаком, ввел его в местное общество.

«Мне заплатили столько же денег, как «Интуристу», 200 фунтов в день с человека, – расказывает Игорь Сандлер. – У меня чуть голова не закружилась от цифры, которая появилась на калькуляторе (в группе 20 человек, поездка длилась две недели. – Прим.«Ко»)».

Но заняться в итоге ему пришлось совершенно не турбизнесом. Однажды, провожая поезд в родной Саратов, Сандлер встретил на вокзале своего приятеля Николая Фирстова. Тот был знаком с директором Останкинского молочного комбината – они были соседями по лестничной площадке. В итоге приятели придумали бизнес по производству соков в пакетах Pure Pack (встране тогда в них разливали молоко).

«В Англии я пил сок из пакетов, а в СССР все пили соки из трехлитровых стеклянных банок. Я предложил разливать соки в пакеты», – говорит Игорь Сандлер.

Кстати, партнером Сандлера Фирстов стал надолго – вместе они основали предприятие по производству упаковки для пищевой промышленности, которое работает и сейчас. В далеких 1990‑х они взяли в аренду несколько линий завода и разливали в пакеты сок, который сами же потом и продавали у метро «Дмитровская» чуть ли не с рук.

«Потом мы, конечно, поняли, что нужна определенная температура, технология, вышли на немецкую фирму, купили концентрат в Германии, – вспоминает Игорь Сандлер. – А сначала мы ничего не соблюдали, просто разбавляли концентрат водой. Пакеты через несколько часов взрывались, но людям все равно нравилось, это была новинка».

Начинающий бизнесмен занимался не только соками. Для столичных молочных заводов из Турции предприниматель привозил фурами изюм (его использовали при производстве творожной массы), с Украины – сухое молоко, из Европы пробовал доставлять колбасу.

«Я крутился как белка в колесе, все всё продавали в 1990‑е. Было очень жесткое время, – говорит Игорь Сандлер. – В 1992 г. я привез в Россию две фуры йогуртов «Фруттис». Они потом пропали у меня на складе, их никто не хотел покупать. Я бегал по магазинам, рассказывал, что это такое, говорил, что это кефир с вареньем».

Главный по сыркам

В 1997 г. Игорь Сандлер стал производить пряники с начинкой – для этого поставили несколько линий на хлебокомбинат №28. Но выстрелило в итоге производство глазированных творожных сырков. Сандлер придумал сырки с наполнителями – такого продукта на рынке попросту не было, утверждает он. Сырки получили название «Зебра».

«Сырки производили на пяти линиях 24 часа в сутки, мы были монополистами четыре года, делали огромные объемы», – рассказывает Игорь Сандлер. На пике популярности объемы и правда были внушительными, доходя до 600 т в месяц.

Творожные сырки «Зебра», кстати, предприятие Сандлера выпускает и сегодня, но объемы производства снизились почти в 10 раз. Бизнесмен утверждает, что его идею попросту украли, при этом конкуренты стали делать продукцию более низкого качества. Массовое производство сырков, говорит он, стало возможно из-за снижения себестоимости – в то время, как сырки от Сандлера стоили в производстве 4руб., сырки других компаний по 3 руб. лежали на полках в магазинах.

«Я убил на это два года жизни, купил японские линии, отработал технологию, – говорит он. – Потом все крупные монстры украли мою идею».

Творожных сырков на рынке сегодня хоть отбавляй – их производят десятки компаний, например, «Б. Ю. Александров», «Ростагроэкспорт», «Вимм-Билль-Данн» и т. д., сырки под собственными торговыми марками делают и розничные сети, к примеру, «Дикси». Конкуренты предпочитают высказывания Сандлера не комментировать. Впрочем, на них он не в обиде и судиться не хочет.

«Нужно либо тратить на это время и здоровье, либо идти дальше, – заявляет предприниматель. – Я предпочитаю идти дальше. Ядаже не считал, сколько недополучил, хотя это большие деньги».

Со времен монополии у Сандлера сохранился, кстати, упаковочный бизнес, ставший в итоге самостоятельным направлением. Производили сырки в начале 2000‑х предприниматели на оборудовании японской марки Rheon, а затем начали продавать его на российском рынке. Сегодня официальным дилером оборудования в России является компания Игоря Сандлера «Альянс молоко». Объемы поставок собственники не раскрывают. Согласно данным сервиса «Контур.Фокус», выручка компании за 2014 г. превысила 16 млн руб., чистая прибыль составила чуть более 1 млн руб.

С Николаем Фирстовым Сандлер также основал компанию «Интерпак» по производству пищевой упаковки. В разное время «Интерпак» делал пластиковые стаканчики для йогуртов, упаковку для творога, сметаны, сыра, емкости из вспененного полистирола для быстрорастворимых супов. Среди клиентов Сандлера – «Роллтон», «Юнимилк» (бренд «Простоквашино») и «Вимм-Билль-Данн» («Домик в деревне»).

По словам Сандлера, на фоне импортозамещения спрос на продукцию предприятия растет, ведь отечественные производители стали делать больше заказов. Но в целом перспективы не самые радужные.

«Людям не до йогуртов, они стали брать более дешевую «молочку», в другой упаковке», – говорит Игорь Сандлер.

Общая выручка компании по итогам 2014 г. – около 400 млн руб., чистая прибыль – 6,7 млн руб. (по данным сервиса «Контур.Фокус»).

Ставка на кошер

История с сырками многому научила Сандлера. Решив больше не толкаться локтями с крупными производителями, он запустил премиальный бренд молочной продукции «Тевье молочник» (наупаковке красуется надпись luxury). Конкуренции в сегменте в середине 2000‑х почти не было – бум фермерских продуктов случился позже. Кроме того, свою продукцию производитель сделал кошерной, став и вовсе первопроходцем рынка, – производство контролируют раввины.

«До меня этого никто не делал, – объясняет Игорь Сандлер. – Мне нужно было найти нишу, и я пошел в премиум-класс, стал делать дорогое молоко для людей, которые ценят качество и готовы переплатить за него».

Стоимость глазированного сырка от Сандлера – почти 40 руб., в то время, как в дискаунтерах можно найти предложения дешевле 10 руб. Пол-литровая бутылка молока стоит дороже 90 руб., пачка сливочного масла – 161руб.

Помимо кошерного статуса, высокий ценник объясняется низкой автоматизацией производства. Тот же творог здесь делают почти домашним способом, используя марлю. По оценке самого производителя, его продукция дороже в производстве в среднем на 20–30%.

«В ней нет растительных жиров и добавок, вся продукция портится на 5–7‑й день. Сегодня продают молоко, которое стоит по нескольку месяцев в холодильнике и не портится. Угадайте, что там внутри», – говорит Игорь Сандлер.

Производят продукцию на заводе в Коломне, который Игорь Сандлер выкупил во время кризиса 1998 г. «Завод– это куча проблем, это тяжелые истории. Мало сейчас в России идиотов, которые покупают молочные заводы с нуля и тратят на это свою жизнь, – комментирует приобретение Сандлер. – Первые несколько лет розничные сети не брали «Тевье молочника» из-за чрезмерной экзотичности. Только через пять лет я доказал, что в любом супермаркете Америки и Европы есть кошерный и халяльный отделы и что 80% людей, которые покупают эту продукцию, не имеют отношения к религии, они просто знают, что это знак качества».

Оборот предприятия «Коломнамолпром» по итогам 2014 г. – около 500млн руб., и это не очень много. Сам собственник цифры не раскрывает, равно как и объемы производства.

«Молочный бизнес сегодня – это чемодан без ручки, – говорит управляющий партнер Management Development Group Inc. Дмитрий Потапенко, комментируя ситуацию в сегменте премиальной молочной продукции. – Я бы советовал его продавать. Или придумывать принципиально другую линейку. Можно развивать тему кошерности и халяля, производить, к примеру, мясные продукты».

«Молочное производство в сельском хозяйстве – одно из самых низкорентабельных и высокорискованных. Большую долю расходов берет на себя именно молочный завод, где установлено дорогостоящее оборудование по производству, мойке и упаковке продукции, обеспечивающее безопасность и свежесть продукции, лаборатория», – говорит заместитель генерального директора по связям с общественностью АО «Русское молоко» Анна Бойко-Великая.

Десять лет назад в сегменте премиум практически отсутствовала конкуренция, но теперь ситуация изменилась – за состоятельного покупателя сражаются несколько десятков производителей, включая компании «Русское молоко», «Углече поле» и «Братья Чебурашкины». Есть и производители кошерных продуктов, в том числе из Белоруссии.

К тому же, в последний год предприятие Сандлера столкнулось с падением спроса – дорогую «молочку» перестал покупать средний класс. Предприниматель решил попробовать вернуться на массовый рынок, запустив линейку более дешевых молочных продуктов под брендом «Нашивремена», и будет производить уже некошерные, а значит, не столь дорогие творог, кефир, простоквашу, сметану. Снизить цену Сандлер намерен, в том числе, и за счет массовости продаж и автоматизации производства – от марли теперь придется отказаться.

«Долю на рынке компания не потеряла, но она все-таки довольно сильноуменьшилась, – полагает эксперт Высшей школы корпоративного управления РАНХиГС Виктор Лищенко. – Сети идут за покупателем, который больше всего интересуется ценой».

Поход в ресторан

Помимо производства молочных продуктов, Игорь Сандлер успел попробовать силы в ресторанном бизнесе, став в 2011 г. совладельцем ресторана «Тель-Авив» в Москве – заведение находилось на Цветном бульваре, средний счет составлял 1500–2500 руб. Его партнером по бизнесу стал известный в столице ресторатор Антон Винер, владелец российской ресторанной сети «Урюк».

Ресторан позиционировался на рынке как кошерный: попробовав производить кошерные продукты, Сандлер решил распространить эту идею на рынок общепита. К тому же это было модно – в Москве открылось тогда сразу несколько аналогичных ресторанов, кошерной объявила себя даже одна из «Шоколадниц». Но именно эта особенность в итоге сыграла с заведением злую шутку. В случае «Тель-Авива» кошерность не была сугубо рекламным ходом– двери заведения, к примеру, опечатывал на ночь представитель синагоги. Следовательно, в самые кассовые дни ресторан не работал.

«Ресторан был кошерный, а значит, не мог работать в шаббат, – поясняет Игорь Сандлер. – Аименно пятница и суббота в Москве самые прибыльные для ресторанов дни».

Не помогла и ставка на именитых гостей – друзей Сандлера, которых он часто приглашал в свой ресторан.

«Здесь перебывали все российские и мировые звезды: Иосиф Кобзон, Олег Газманов, Гарик Сукачев, музыканты из Rainbow, Black Sabbath и AC/DC… Масса звезд. Но все равно заведение закрылось», – рассказывает Игорь Сандлер.

От закрытия просуществовавший два с половиной года «Тель-Авив» не спасли и джазовые вечера. Впрочем, сегодня артистов, выступавших в «Тель-Авиве», можно встретить на сцене джазового «Клуба Алексея Козлова» на Олимпийском проспекте – Игорь Сандлер входит в состав учредителей фонда «Артбит», благодаря которому появился клуб.

Джазовый проект, впрочем, не приносит больших денег (выручка фонда по итогам 2014 г. – почти 5 млн руб., чистая прибыль немного превысила 0,5млн руб.).

«За джаз не хотят платить много, – сетует Игорь Сандлер, хотя и признает, что в стране есть немало любителей этой музыки. – Джазовые клубы – тяжелая история, они себя порой не окупают, а если окупаются «в ноль», это хорошо».

Бизнес для гиков

Похоже, главный интерес для Сандлера по-прежнему представляет деятельность, связанная с музыкой. В эфире «Русской службы новостей» он уже шесть лет ведет музыкальную программу «Молочные братья», устраивает гитарные фестивали в Плесе, пробовал запустить собственную рок-группу Sandler, ставил театрализованное шоу, ну и, конечно, владеет продюсерским центром со студией звукозаписи. «Сейчас любимое дело начинает себя окупать», – говорит он.

На рынке студию хорошо знают – здесь записывается множество артистов, от начинающих до звезд сцены, и тому есть простое объяснение. К примеру, здесь есть чуть ли не единственный в столице большой концертный зал, где группа может записать выступление в живом звуке.

«У нас можно писать в большом концертном зале и рок-группу, и оркестр, – говорит Игорь Сандлер. – Перед выступлениями, например, в Crocus City Hall, в «Олимпийском», многие большие звезды готовят здесь свои программы».

«Он круто «рубится» за рок, и он большой молодец. У студии есть очень большое число значимых клиентов, и, если они выбрали его, значит, оно того стоит. Здесь можно не просто сделать запись, а записаться на сцене, сделать, грубо говоря, записанный концерт. ВМоскве такую услугу найти сложно», – говорит рок-продюсер Антон Дьяченко.

Среди клиентов студии, которая на рынке с 2001 г., как давно известные в музыкальном мире артисты – например, Лариса Долина, «А-Студио», Владимир Пресняков, – так и представители молодого поколения – Полина Гагарина, Дина Гарипова, Марк Тишман, Дима Билан, группа «Серебро», Тимати.

Многие артисты, кстати, помогают Сандлеру с раскруткой «Тевье молочника» – в социальных сетях можно с легкостью отыскать фотографии Гарика Сукачева с пакетом молока, участников группы «На-На» с глазированными сырками и Ларису Долину с упаковкой йогурта.

Впрочем, с точки зрения рентабельности бизнес вокруг звукозаписи не выглядит слишком доходным. Эксперты говорят в один голос, что самостоятельным бизнесом студию сделать довольно сложно.

«Запуск собственной студии звукозаписи сейчас – рискованный бизнес, который под силу только людям, связанным с музыкой, – говорит руководитель школы вокала «Петь легко» Жанна Серопян. – Крупные студии строят «под себя» известные продюсеры, артисты и музыкальные лейблы – чтобы иметь возможность работать над собственными проектами, а в свободное время сдавать в аренду (например, студии Макса Фадеева, Игоря Матвиенко)».

«Студий много, бизнес этот есть, правда, он не мегаприбыльный и крутой, – говорит Антон Дьяченко. – Это гиковское развлечение, которое в некотором смысле можно считать бизнесом. 99,9% владельцев студий – это музыканты».

У звукозаписывающих студий сегодня есть дорогое оборудование, но есть и проблема с клиентами. Ведь современную музыку, для которой не нужны живые инструменты, можно вполне записывать дома.

В результате быстро окупить большое студийное помещение с несколькими комнатами, созданное с нуля, в разумные сроки практически невозможно.

Решить проблему простоя студийных помещений зачастую пробуют за счет запуска обучающих курсов игры на музыкальных инструментах. Кстати, об открытии собственного музыкального колледжа объявил и Игорь Сандлер. Теперь научиться играть на гитаре, петь и даже танцевать здесь может каждый.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
webnewsite.ru / автор статьи
Загрузка ...

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: