Лекарство от паралича. В России должен появиться экзоскелет за 700 000 руб.

 

Полный комплект «Что такое 140 млн руб. для IT-проекта? Вообще ничего, – восклицает Екатерина Березий. – На эти деньги запускают стартапы вроде виртуального будильника и легко «поднимают» инвестиции. Потому что риски минимальны, а рынок понятен». Такие люди, как Екатерина Березий, восхищают. Она могла бы и дальше зарабатывать неплохие деньги на позиции руководителя департамента маркетинга и продаж в автомобильном ритейлере «Км/ч», но выбрала научный стартап – самый сложный вид бизнеса в России. Зачем ей это?

Екатерина родилась в профессорской семье. Ее родители тоже занимались робототехникой. Поэтому сомнений в том, что дочь рано или поздно продолжит их дело, не было. Еще на первом курсе мехмата МГУ девушка доказала, что выбор профессии верен: созданный ею робот победил на научном фестивале во Франции. После университета, в 2002 г., Екатерина устроилась в Студию Артемия Лебедева. В течение четырех лет она занимала должность руководителя отдела промышленного дизайна. Вскоре ее пригласили в группу компаний «Км/ч» (параллельно она получала степень MBA в Академии народного хозяйства при правительстве РФ). Проработав там четыре года, она поняла, что не желает всю жизнь заниматься тем, что для нее расписали другие, а хочет создавать нечто новое, полезное для человечества. 

По стечению обстоятельств, в 2011 г. знакомые ученые на базе НИИ механики МГУ занялись разработкой экзоскелетов. Их проект представлял собой, скорее, мечту «ботанов», чем рабочий бизнес. Они выиграли грант в размере 119 млн руб. в конкурсе, устроенном Министерством образования и науки и МЧС, на разработку аварийно-спасательного экзоскелета. Ученые выполнили госзаказ. В итоге получилась уникальная конструкция, которая крепится на ноги, а встроенные в нее гидроприводы позволяют поднимать до 200 кг. Однако контракт с государственными ведомствами истек, и робототехники зашли в тупик: как и кому продавать свои исследования дальше? Решить эту задачу была призвана Екатерина Березий. Она, по их мнению, идеально подходила на пост гендиректора – маркетолог с мозгами ученого. «Мы с моим партнером Михаилом Крундышевым пришли на последнем этапе госконтракта – стадии коммерциализации, – рассказывает Екатерина. – Сформулировав все вопросы в рамках договора: бизнес-план, маркетинговые исследования и прочее, поняли, что госзакупки аварийно-спасательной версии экзоскелета – достаточно закрытый и плохо прогнозируемый рынок. Поэтому нужно двигаться в направлении реабилитационной медицины». 

Новый вдохновитель не стала тратить время впустую – сначала делать НИОКР, опытный образец, а потом тестировать его с медиками. Она сразу обратилась к врачам с просьбой составить четкое техническое задание: каким должен быть экзоскелет, чтобы люди с парализованными конечностями могли восстановиться в разумные сроки или повысить качество жизни, если травма имела место очень давно. «Именно под этот проект была создана коммерческая компания «Экзороботикс», – добавляет Екатерина. «Устройство, по мнению экспертов, обязано отражать полное физиологическое состояние человека», – поясняет Березий. Во-первых, самые важные параметры: экзоскелет должен быть оснащен датчиками, с помощью которых легко определить пульс, артериальное давление, температуру тела и прочие жизненные показатели. Во-вторых, нужно запрограммировать его на загрузку персональных данных и хранение всех предыдущих тренировок пациента. Так врачу будет проще отслеживать динамику реабилитации. В-третьих, устройство должно работать по методу электронейромиостимуляции. 

Выражаясь проще, стимулировать атрофированные мышечные группы легкими импульсами тока. И наконец, последние требования относились больше к внешнему виду экзоскелета: быстро и легко надеваться на пациентов с разными габаритами, быть легким, работать без «розетки». 

«Внедрение в клиники нейро­управляемых экзоскелетов началось совсем недавно, это нововведение последних лет, – отмечает профессор Александр Каплан, заведующий лабораторией нейрофизиологии и нейроинтерфейсов на биологическом факультете МГУ и научный руководитель проекта «Экзоатлет». – Поэтому результаты пока неоднозначны, но для отдельных групп пациентов получены вполне обнадеживающие данные: они восстанавливаются скорее и в большем объеме». Главная стратегия восстановления после травмы или инсульта, поясняет профессор, это тренировка двигательной функции: «Пациент должен как можно больше выполнять движений пальцами после инсульта или травмы головы. Но как это сделать, если пальцы не слушаются? Не получая результата от своих усилий – двигать пальцами, мозг постепенно теряет эту способность. Экзоскелет позволяет приводить в движение конечности, даже если естественные механизмы управления мышцами повреждены. Соединив сигналы мозга с таким экзоскелетом, можно запустить процесс тренировки при полностью парализованной конечности. В результате двигательная функция сможет восстановиться – в той или иной степени».

 

Как добиться денег? Все эти задачи, поставленные нейрофизиологами и реабилитологами, Екатерина Березий надумала решить в более продвинутой версии «Экзоатлета PRO», а начать с чуть более «простого» варианта – экзоскелета, которым можно пользоваться, например, дома, после курса реабилитации. Не так давно компания «Экзороботикс» закончила работу над двумя разными версиями действующих прототипов и сейчас занимается опытным образцом. Он будет сделан из карбона и весить до 20 кг. Но самое главное – в нем можно ходить по восемь часов. «Аккумуляторы емкие, но тяжелые, – поясняет Екатерина. – Мы думаем над версией более компактных батарей. В процесс реабилитации не всем людям нужно ходить по столько часов. Даже здоровые не передвигаются такое количество времени. В перспективе, вероятно, экзоскелет будет представлен с разными вариантами съемных аккумуляторов. Если человек решит погулять в парке, ему имеет смысл взять более емкую батарею или же две, но меньшего размера». Электронные платы ученые сделали сами, с электромоторами и редукторами пока экспериментируют, выясняют, что лучше сработает: швейцарский Maxon в связке с японским Harmonic, или все-таки найдется более бюджетная альтернатива. «Эта пара редукторов – космос и роскошь, – вздыхает Екатерина. – Поэтому конечная стоимость экзоскелета пока никак не получается меньше 1,5 млн руб.». 

Это дешевле, чем израильский аналог ReWalk, который уже поступил в продажу на американский рынок и стоит более 2,6 млн руб. на наши деньги. Но для отечественных реабилитационных центров и просто частных покупателей даже 1,5 млн руб. – достаточно высокая цена. Через пять лет, уверяет Екатерина, стоимость экзоскелета снизится до 700 000 руб. «Мы ищем другие компоненты, чтобы прийти к себестоимости, например, в 300 000–400 000 руб., – объясняет она. – В таком случае мы сможем продавать «Экзоатлет» за 500 000 руб. В наших планах – дотянуться до всех регионов России, работать с реабилитационными центрами, физическими лицами и дилерами, занимающимися продажей инвалидных колясок, костылей и прочего оборудования». Для воплощения в реальность всех замыслов «Экзороботиксу» не хватает 140 млн руб. Из них 50 млн руб. нужно для завершения разработок «домашнего» экзоскелета, проведения его клинических испытаний и сертификации, которая длится минимум девять месяцев. В 90 млн руб. обойдется создание опытного образца с приставкой PRO – той самой мечты любого врача, с кучей датчиков и электронейромиостимуляцией.

Сегодня стартап живет на собственные средства. Прошлым летом «Экзороботикс» стала соисполнителем компании «МКС плюс», выигравшей конкурс Минпромторга на разработку медицинского экзоскелета и получившей грант в размере 450 млн руб. «Мы участвовали в первых двух этапах, отвечали за научную базу. Но контракт закончился, и мы снова ищем инвесторов», – говорит Екатерина Березий. В мае этого года проект заметили в фонде «Сколково»: «Экзоатлет» занял первое место в конкурсе Startup Village. Победа привлекла к проекту внимание, им заинтересовались крупные инвесторы, с которыми Екатерина ведет переговоры. Сам фонд пообещал ученым грант – 35 млн руб. Однако рассчитывать на него сейчас нет смысла, считает Екатерина. Оформление бумаг – длительный процесс, он, по ее оценке, займет полгода. Поэтому «Экзороботикс» подает заявки на всевозможные конкурсы стартапов. Недавно «Экзоатлет» прошел в Топ-40 программы GenerationS Industrial Track, где главный денежный приз составляет 5 млн руб. «Планируем дойти до Топ-3», – улыбается глава проекта. 

 

В ожидании продаж Если все пойдет по плану, клинические испытания первого опытного образца начнутся до Нового года, а закончатся к середине 2015 г. «Пилоты» будут тестировать экзоскелет на базе реабилитационных центров. Заявок уже больше, чем нужно. До марта «Экзороботикс» собирается отобрать несколько человек «с парализованными ногами и сильным плечевым поясом». Среди них точно будут два паралимпийца, уточняет Екатерина. К разработке «Экзоатлета PRO» команда приступит сразу же после окончания тестирования «домашней» версии. «Около двух десятков экзоскелетов мы поставим в разные центры, чтобы получать обратную связь от врачей и пациентов, – рассказывает Екатерина. – Мы заинтересованы в изобретении классного медицинского оборудования, с которым потом сможем выйти на европейский и азиатский рынок. Поэтому оба варианта будут доработаны с учетом всех нюансов». 

Первые продажи стартуют в 2016 г.: по предварительным заказам 37 устройств отправится в реабилитационные центры, 13 – частным покупателям. Еще через пять лет «Экзороботикс» намерена поднять тираж – до 600 экзоскелетов в год. «По цене 700 000 руб.», – напоминает Екатерина. Затраты, по ее расчетам, компания «отобьет» через три года после выхода в свет первых устройств. Ориентация на западный рынок – не просто амбиции Екатерины Березий. Она не сомневается в превосходстве своего продукта над конкурентами. В отличие от ReWalk, пациент, одетый в «Экзоатлет», сможет преодолевать любые препятствия. Достаточно изменить высоту и ширину шага. По сути, можно спускаться-подниматься по ступенькам или даже бежать! «Понятно, что наша работа – всего лишь первый шаг в разработке экзоскелетных конструкций, – рассуждает Екатерина. – Пока во всем мире занимались подобными исследованиями, в России они были приостановлены с 1990-х годов. Робототехника стала возрождаться только с 2006 г. Но поддерживающих конкурсов и грантов мало. Необходимо создавать инжиниринговые центры, собирать в них робототехников, финансировать. Пока же мы вынуждены доказывать важность наших технологических решений, бегать и искать на них деньги». 

Представитель Moscow Seed Fund Екатерина Артемова называет проект «Экзороботикса» одним из самых перспективных, но при этом не видит его в портфеле своих аккредитованных инвесторов: «Он уже является резидентом «Сколково». Искать деньги на развитие она рекомендует в Центре инновационного развития или в ГБУ «Малый бизнес Москвы» – здесь можно получить субсидии и возмещение. Проектом также заинтересовалось Министерство здравоохранения РФ, говорит Александр Каплан. Стартапу нужно лишь «встроиться» в предлагаемые потенциальным заказчиком темы и условия. «Хорошее финансирование будет обеспечено, – считает Александр Каплан, – если гарантировать не просто научную разработку, а действующий образец технологии». 

«Имеющаяся в России инфраструктура, к сожалению, не очень настроена на поддержку медицинских и биотехнологических стартапов, – констатирует директор департамента инновационных рынков ОАО «РВК» Гульнара Биккулова. – Основная часть инвестиций идет в Интернет и IT-проекты, по итогам прошлого года это более 80% вложений. При этом другие секторы, приоритетные с точки зрения развития и возможностей во всем мире, остаются недоинвестированными». 

У «Экзоатлета», считает Гульнара Биккулова, большое будущее. «Проект получает высокие оценки экспертов по двум причинам: интересная технология и сильная, сбалансированная команда, которая обладает и бизнес-, и технологическими компетенциями, – объясняет она – При этом, конечно, нужно понимать, что «Экзороботикс» находится в самом начале своего пути. Существует много альтернативных разработок в разных странах мира, и успех российской команды зависит от того, насколько быстро она определится с рыночной нишей и выстроит под ее запросы свою бизнес-модель».

— Ольга Гриневич

Рейтинг
( Пока оценок нет )
webnewsite.ru / автор статьи
Загрузка ...

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: