Куда пошлют налоги?

В ближайший четверг Послание президента РФ Федеральному собранию должно ответить на вопрос: как же Россия будет адаптироваться к тяжелым условиям международной изоляции и экономической рецессии? Этому ожидаемому всеми событию предшествовало сенсационное сообщение, что якобы из двух представленных главе государства экономических программ – протекционистской и либеральной – Владимир Путин выбрал либеральную, предполагающую, кроме прочего, ослабление административного давления на бизнес. По слухам, еще с лета в правительственных кулуарах обсуждаются вопросы избавления бизнеса от всевозможных проверок, и теперь эти предложения войдут в президентское послание.

Слова и дела

На первый взгляд, подобное решение кажется закономерным, поскольку про либерализм вспоминают именно тогда, когда ускорение темпов роста становится неразрешимой проблемой, а лишних денег у казны нет. Именно так истолковывает происходящее председателбь наблюдательного совета ВТБ Сергей Дубинин, отмечающий, что долгосрочность санкций и необходимость принятия оперативных мер для смягчения их последствий стали очевидны для чиновников лишь в сентябре-октябре: «Они надеялись, что санкции носят временный характер. Сейчас у них открылись глаза, и они столкнулись с новой реальностью». Стимулом к действиям, по мнению Сергея Дубинина, послужила «шоковая девальвация» рубля.

«У нас в понятие «либеральный»вкладываются разные смыслы, – рассуждает заведующий отделом международных рынков капитала ИМЭМО РАН Яков Миркин. – Если речь идет о снижении регулятивной нагрузки на бизнес, об ударных налоговых стимулах под рост и модернизацию, о снижении процента и доступности кредитов, о поощрении прямых иностранных инвестиций, о деконцентрации и разгосударствлении собственности, об ослаблении олигополий и о создании действительно рыночной среды, то всегда есть надежда, что на жесточайшие вызовы, которые стоят сегодня перед российским обществом, найдут действительно либеральный ответ, и он будет реализован. Другого выхода нет».

Однако не исключено, что появление слухов о «либерализме» является не более чем «спецоперацией», призванной замаскировать нечто совсем иное. Знатоки закулисной «кремлевской кухни» свидетельствуют, что борьба за текст президентского Послания может идти вплоть до последнего дня перед его оглашением. «Буквально последние правки вносятся в ночь перед оглашением, поэтому говорить о том, что та или иная идея туда войдет или не войдет, можно с уверенностью только в ночь перед самим Посланием, потому что на финальной стадии, на стадии финальной правки сам президент, например, может что-то вычеркнуть или, наоборот, добавить», – поясняет политолог Михаил Захаров.

Но самое же главное есть большие сомнения, что российская бюрократия в принципе способна сейчас на какие-то либеральные реформы, вне зависимости от того, будут ли они озвучены на высочайшем уровне. Некоторые действия принципиально противоречат природе нашей власти. Это мы проходили Несколько лет назад на высочайшем уровне была озвучена идея второй волны приватизации, однако бюрократия госкомпаний не пожелала расставаться с крупными пакетами акций, ссылаясь на плохую конъюнктуру рынка. Созданная экономистами Высшей школы экономики и РАНХиГС «Стратегия 2020» была вроде одобрена и благополучно забыта.

На вопрос «Ко», стоит ли ожидать, что даже озвученные в президентском Послании либеральные реформы будут реализованы, научный руководитель Центра исследований постиндустриального общества Владислав Иноземцев ответил: «Нет, не стоит. Будет деприватизация: начата с «Башнефти», далее – везде». Как отмечает вице-президент Национального института системных исследований проблем предпринимательства Владимир Буев, волны дерегулирования и дебюрократизации идут с конца 1990-х. Самая мощная волна имела место в начале 2000-х, когда появилась так и не принятая никаким официальным документом «программа Грефа» и частично был принят пакет законов по дерегулированию. Волна сошла в 2007–2008 гг., административное бремя смягчилось лишь частично, а потом снова стало нарастать. Владимир Буев подтвердил, что недавно слышал от представителя Минэкономразвития заявление о необходимости «тотального дерегулирования». «Но особых иллюзий нет, поскольку административная реформа (в том числе реформа контрольно-надзорных органов) давно забуксовала. Тотальное дерегулирование повлечет за собой тотальное сопротивление госаппарата. К реальному облегчению испытываю большой скепсис, ибо все это уже было на нашей памяти. Кроме того, сейчас нет такого мощного «движка», каким в начале 2000-х годов был Греф», – констатирует эксперт.

Сначала налоги, потом мораторий

Самым острым в этой связи становится вопрос о налогах. Поведение Кремля в налоговой сфере сейчас далеко от последовательности. Стараясь хоть как-то сбалансировать бюджет, власти (вроде бы по инициативе правительства Москвы) выдвинули идею региональных сборов с бизнеса. Однако предложение вызвало такое сопротивление в деловых кругах, что в итоге в ходе парламентских чтений сборы с бизнеса превратились в торговые сборы, вводимые только в городах федерального значения – Москве, Санкт-Петербурге и Севасто- 500 МЛРД РУБ. может дать бюджету «налоговый маневр» в нефтяной промышленности за 2015–2016 гг. В Москве новый налог принесет за год 3 млрд руб., по оценке города, и 8,5 млрд руб., по оценке организации «ОПОРА России». При этом председатель Совета Федерации Валентина Матвиенко заговорила о моратории на повышение налогов, а по слухам, идея моратория будет закреплена в Послании. Однако уже до моратория налоги повышаются. Кроме новых торговых сборов, бизнес пожнет результаты «налогового маневра» в нефтянке, в ходе которого ослабнет налоговое давление на нефтяной экспорт и увеличатся налоги и акцизы на нефтепродукты, поставляемые на внутренний рынок. Это принесет бюджету около 500 млрд руб. за два года. Кроме того, по регионам прокатилась волна решений местных властей о повышении транспортного и имущественного налогов, а инфляция заставила Минэкономразвития очень сильно проиндексировать ставки единого налога на вмененный доход – у 2 млн малых предпринимателей сборы вырастут на 7,5%. Мораторий, даже если он будет озвучен в Послании, явно запоздал, тем более, что ничто не мешает отменить его через год.

«Последствия известны: уход бизнеса в тень, появление новых схем «оптимизации», рост цен, снижение конкуренции на локальных рынках из-за ухода с рынка слабых игроков – МСП, движение в сторону олигополизации даже на локальных рынках», – перечисляет Владимир Буев.

По мнению Якова Миркина, идея моратория имеет смысл только при двух условиях. Во-первых, после объявления моратория не должны вводиться платежи, которые, по сути, являются квазиналогами, не называясь при этом налогами. Во-вторых, моратория недостаточно, поскольку в России слишком высока налоговая нагрузка – на уровне индустриальных стран, растущих с темпами 0–1,5% в год. Нам же нужны другие темпы. По этому важно ввести ударные налоговые стимулы под рост и модернизацию. «Только с такими налоговыми пакетами страны делали собственное «экономическое чудо», – резюмирует эксперт.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
webnewsite.ru / автор статьи
Загрузка ...

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: