Кожа, в которой я живу

Почти шестнадцать лет Рамиль Рахматуллин готовил революцию в медицине, не привлекая внимания широкой публики. Идея создания биокожи заинтересовала его еще в 1999 г. Он тогда работал над диссертацией в Оренбургском государственном университете и поставил цель – получить на основе гиалуроновой кислоты, одного из основных компонентов кожи человека, пластический материал для отохирургии.

Это направление медицины изучает возможности восстановления целостности барабанной перепонки при ее перфорациях, возникших после травмы или воспаления среднего уха. «Существующие на тот момент варианты производства биоматериалов были основаны на методах биоорганического синтеза, – объясняет ученый. – Поэтому мы поставили задачу: создать матрицу материала нехимическим способом». В 2006г. на базе оренбургской научно-производственной лаборатории возник проект «Биокожа».

Спустя два года Рамиль Рахматуллин представил первый опытный образец. В 2009 г. его признали лучшим инновационным продуктом на II Всероссийском инновационном конвенте. Но ученый, для которого изучение биопластического материала – вся жизнь, продолжил исследования. Технология получения биокожи G-Derm оказалась еще более многоступенчатой и затяжной (процесс длится 18 часов. – Прим.«Ко»).

«Врезультате молекулярной «сварки» цепей гиалуроновой кислоты мы создали фактически полный аналог кожи человека, – объясняет Рамиль Рахматуллин. – Зарубежные исследователи получают подобную матрицу путем химической сшивки макромолекул, то есть добавляют специальные реагенты-«мостики». Поэтому в готовом продукте остаются химические примеси, снижающие его клиническую эффективность. Уровень наших технологий позволяет полностью решить эту проблему».

Ключевым ноу-хау проекта стала улучшенная адгезия (прилипание. – Прим. «Ко»), благодаря чему можно лечить язву желудка и 12-перстной кишки. Впрочем, главное направление использования биокожи – лечение ожогов: материал словно «прилипает» к поврежденному участку тела, рассасывается в ране и восстанавливает кожные покровы. Другим преимуществом разработки, по словам Рахматуллина, является совместимость G-Derm с клеточными технологиями.

В перспективе эти наработки помогут культивировать клетки человека. В Европе и США подобные исследования в области регенеративной медицины ведутся несколько десятилетий. Несмотря на временное отставание, оренбургский ученый делает ставку на эффективность и стоимость технологии. Себестоимость G-Derm в 22 раза меньше самого доступного зарубежного аналога, утверждает Рамиль Рахматуллин.

Наука становится предприятием

Чтобы выпустить самые первые, опытные образцы биокожи, Рамиль Рахматуллин убедил ректора Оренбургского государственного университета учредить на базе лаборатории малое инновационное предприятие (МИП) «Биоматерия». Первый грант на развитие проекта дал Фонд содействия развитию малых форм предприятий в научно-технической сфере на сумму 4,5 млн руб. и сроком на три года.

Кроме того, в проект вложились частные инвесторы, чьи имена неизвестны широкой публике. Они, руководствуясь логистическими и экономическими соображениями, создали в Санкт-Петербурге компанию «Джи-групп». По данным сервиса «Контур-Фокус», ее владельцами являются пять физических лиц, в том числе генеральный директор компании Армен Саркисян, имеющий отношение еще к нескольким петербургским инновационным компаниям. С «конвейера» «Джи-групп» в свет вышли первые пять партий G-Derm (по 2000 штук в каждой. – Прим. «Ко»), предназначенные для клинических испытаний.

Сегодня оренбургская биокожа прошла все официальные тестирования в Военно-медицинской академии им. С.М. Кирова, Дальневосточном федеральном университете и Оренбургском медицинском университете. «Опытные образцы прошли испытания в группе пациентов с трофическими язвами и ожогами, которым не помогало обычное лечение, – рассказывает ученый. – Нам же удалось достичь потрясающего результата: 75% клинической эффективности». Рамилю Рахматуллину осталось получить регистрационное удостоверение Росздравнадзора. Если все пойдет по плану, G-Derm поступит на наш рынок этим летом. Интерес к разработке, по словам ученого, проявляют 90% крупных городских и районных больниц по всей России, в частности, лечебные заведения Санкт-Петербурга, Москвы, Казани и пр.

Побочные эффекты

За семь лет существования проекта инвесторы вложили в разработку биокожи десятки миллионов рублей. Часть денег ушла на сертификацию и патентование. На остальные средства «Джи-групп» купила отдельное здание, необходимое оборудование и подготовила производственную площадку для серийного выпуска– по всем стандартам GMP. «У нас действует малосерийное производство в Оренбурге. Масштабирование проекта с запуском производства медицинских продуктов планируется в Санкт-Петербурге на базе фармакологического кластера», – поясняет Рамиль Рахматуллин. Исходные компоненты он собирается закупать у разных поставщиков, но в приоритете российские производители. В дальнейшем «Джи-групп» откажется от сторонних поставок – синтезировать гиалуроновую кислоту выгоднее самим.

Пока биокожа проходила клинические испытания, Рамиль Рахматуллин наладил выпуск косметических средств, изготовленных на ее основе. Всю косметику, в основном кремы, дистрибьюторы реализуют в России, Казахстане и на Украине. Скоро, по словам ученого, начнутся поставки в страны Евросоюза. Стоимость косметики нового поколения держится в пределах среднего ценового сегмента: на разных сайтах баночка крема объемом в 100 мл продается за 3500–4500 руб. Косметологическое направление приносит основной доход «Джи-групп», говорит Рамиль Рахматуллин, но обороты компании не раскрывает.

Несмотря на то, что проект G-Derm еще не набрал обороты, он уже подвергся критике. Некоторые скептики сомневаются в эффективности разработки и воспринимают биокожу как очередное раневое покрытие или пластырь. Рамиль Рахматуллин не обращает внимания на негативные высказывания: почти шестнадцать лет он потратил на усовершенствование собственных изобретений. Сегодня ему принадлежит десять патентов в России, вскоре он получит еще два за пределами страны. За эти годы ученый защитил диссертацию в ФНЦ трансплантологии и искусственных органов им. академика В.И. Шумакова. Теперь G-Derm по-научному называется «гистоэквивалент-биопластический материал». Через три года Рахматуллин намерен выпустить третье поколение биокожи G-Derm.

Не только ожоги

Параллельно он ведет разработки стоматологических и косметологических продуктов на основе гиалуроновой кислоты. «Вфеврале мы запустили проект «Зубная сила». Это очень тонкие пленки, которые прилипают к слизистой десны, снимают кровоточивость и болезненность», – поясняет ученый. Его отдаленные планы включают в себя создание клеточных технологийи новых тканеинженерных конструкций. Этот крутой вираж может решить главную задачу, до сих пор тормозящую развитие регенеративной медицины проекта: как вырастить функционирующие искусственные органы, сосуды и капилляры. «Моя задача – помочь людям справиться с тяжелым недугом, ожогами, травмами, избежать страданий, – резюмирует Рамиль Рахматуллин. – Если наши разработки спасут чьи-то жизни, это станет лучшим достижением».

Рамиль Рахматуллин не первый, кто занимается исследованиями в области регенеративной медицины. Подобный биопластический материал создали в Казани, приводит пример руководитель отдела клеточных технологий НИИ СП им. Склифосовского Владимир Абрамов. Эксперт еще не видел G-Derm, но по описанию разработка напоминает ему временное раневое покрытие. «Если продукт пройдет государственную регистрацию, это вызовет у нас интерес, но будем ли мы ее покупать, не знаю», – заключает он. Заведующий отделом биомедицинских технологий и тканевой инженерии ФГБУ «Федеральный научный центр трансплантологии и искусственных органов имени академика В.И. Шумакова» Виктор Севастьянов соглашается: в мире проводится множество исследований, и рынок уже перенасыщен.

«Но разработка Рахматуллина достойна внимания профессионального медицинского сообщества,– добавляет эксперт. – Она может использоваться в лечениимеханических повреждений, ожогов, экзем и пр. Гиалуроновая кислота, которая лежит в ее основе, удерживает воду. Сам материал G-Derm не только предохраняет пораженный участок от окружающей среды, но и стимулирует регенерацию кожных покровов. Он больше, чем раневое покрытие. Этот материал можно назвать биоактивной повязкой».

Между тем, по оценкам экспертов, рынок раневых покрытий в РФ составляет от $10 до $30 млн в год.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
webnewsite.ru / автор статьи
Загрузка ...

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: