Капсула памяти. “Топография террора” в Берлине

В 2021 году, к 80-летию массовых расстрелов в Бабьем Яру на месте трагедии в Киеве откроется Мемориальный центр Холокоста “Бабий Яр”, что будет включать образовательную и исследовательскую платформы, посвященный трагическим событиям сентября 1941 года, и одновременно поддерживать идею демократического и устойчивого общества на основе разработанной исторической картины.
Амбициозный замысел поспособствует появлению настоящего места памяти о Бабьем Яре – места, которого до сих пор не имела столица.
Умышленно обходя широко известные музеи вроде Яд Ва-шем в Израиле или Аушвица в Польше, мы сосредоточились на том, как по-разному помнят о наиболее резонансную трагедию массового уничтожения людей ХХ века в разных странах – от Германии до Японии.
ИСТОРИЯ ПАЛАЧЕЙ
Бывшая столица нацистского государства, Берлин, стал местом появления целого ряда мемориальных заведений, которые так или иначе напоминают миру об ужасах Холокоста.
Музей-архив “Топография террора” выделяется среди них тем, что заведение открылось в особом месте. Здесь, на небольшом пятачке в центре города, между 1933-м и 1945-м располагались важнейшие органы нацистского уголовного аппарата: штаб-квартира и тюрьма гестапо, штаб-квартира СС, а начиная с 1939 года – управление имперской службы безопасности.

Музей-архив “Топография террора” открылась в особом месте

Из этого и вытекает концепция музея, что, как и немало других музеев в Западном мире, призван “дать голос” конкретной исторической локации. Поскольку в данном случае речь идет о месте, где сосредоточились штаб-квартиры основных уголовных институтов, постоянная экспозиция фокусируется на истории гестапо и СС и их преступлениях.
При этом экспозиция не пытается вместить полную историю национал-социализма или перечень всех преступлений СС. Поскольку большинство посетителей проводят в музее не слишком много времени, речь идет, скорее, о том, чтобы лаконично рассказать историю локации по принципу меньше – это больше.
Итак, “Топография террора” является одним из немногих западных заведений, что рассказывают именно историю палачей, а не жертв.
Здесь важно отметить, что большинство западноевропейских и североамериканских архивных и мемориальных учреждений принципиально освещают историю именно с перспективы жертв (да, это трудно понять украинцам, где история жертв любой из массовых трагедий ХХ века, то массовых расстрелов в Бабьем Яру, то ли Голодомора, изобилует ужасающими пробелами).
Только в окрестностях немецкой столицы от имени жертв Холокоста “произносят” музей Ванзейской конференции, мемориалы Саксенгаузен и Равенсбрюк, Мемориальный центр немецкого Сопротивления, фонд Мемориала памяти убитых евреев Европы – и это далеко не полный перечень!

“Топография террора” является одним из немногих западных заведений, что рассказывают именно историю палачей,
а не жертв

СС, ГЕСТАПО, СД: УЗУРПАЦИЯ ВЛАСТИ
Историю места, что стало беспрецедентным очагом террора, невозможно изучать без экскурса в хронологию нацистского государства.
Между 1933-м, когда Адольф Гитлер окончательно утвердился у власти, и разгромом нацистского государства в 1945-м, управление основных карательных органов нацистов компактно расположились в центральном квартале Берлина, неподалеку от неокласицистичного доме Мартина Гропиуса и Потсдамской площади.
Здесь развернули свою деятельность штаб-квартиры Защитных отрядов Национал-социалистической немецкой рабочей партии (полное название СС), тайной государственной полиции (гестапо) и созданной впоследствии имперской службы безопасности (СД). Нашлось в квартале место и для тюрьмы гестапо.
Хозяином места можно считать управление парамилитарных отрядов нацистской партии – СС, с 1929 года возглавляемое неизменным Генрихом Гиммлером.
Отряды СС были задуманы как элитные войска и, одновременно, бесконечно преданная фюреру “партийная полиция”, которая гарантировала бы Гитлеру и партии личную безопасность. Она реализовывала гитлеровскую стратегию террора на расовой и идеологической почве: преследовала и уничтожала всех, кого нацистская держава считала “оппонентами” и “врагами”.
Стратегической задачей СС было формирование “расово чистой” Германии, в частности, путем систематического уничтожения европейского еврейства и завоевания Lebensraum (жизненного пространства), особенно в восточной Европе, а также внедрение на основе расистской идеологии в Европе “Нового Порядка”.
Гиммлер стремился, чтобы СС стали элитными, “расово выше” войсками нацистов – в ряды организации принимали только высоких мужчин арийской внешности в возрасте 25-35 лет, без изъянов и вредных привычек.

Хозяином этого места было управление парамилитарных отрядов нацистской партии – СС

Именно Гиммлер разработал и создал систему концентрационных лагерей, которая использовалась для элиминации всех, кого объявляли “врагом государства и народа”.
Кроме политических оппонентов, “врагами” оказывались целые группы людей, численность которых порой достигала миллионов.
Начиная с 1938 года по всей Европе прокатилась волна уничтожения политических и “расовых” врагов. Под эгидой и руководством СС появился особый вид концентрационных лагерей – лагеря смерти, предназначенные для уничтожения “главного расового врага”, евреев Германии и Европы, а также других меньшинств.
После “ночи длинных ножей” и уничтожения руководства штурмовиков (СА) в июне 1934-го, ключевую роль в котором сыграли именно члены СС, организация стала независимой структурой в рамках нацистской партии.
С 1931 года в составе СС функционировала внутрипартийная спецслужба – СД, “Служба безопасности рейхсфюрера СС”.
Последовательно узурпируя власть, Гитлер проводил политику подчинения всех полицейских и разведывательных органов рейха руководству СС (хоть и без формального включения в структуру СС).
Этапами этого процесса были объединение СД и уголовной полиции в полицию безопасности (зипо) и назначения Гиммлера “шефом немецкой полиции” в 1936 году; создание в 1939 году Главного управления имперской безопасности (РСХА), которое также было подчинено рейхсфюреру СС; расформирования военной разведки – абвера – с переподчинением его подразделений РСХА в 1944.
Тайная государственная полиция (гестапо), которая в популярной сознании устойчиво ассоциируется с СС, формально подчинялась министерству внутренних дел, однако с 1939 года входила, кроме того, в структуру РСХА и была полностью подконтрольна руководству СС.
Сосредоточение основных репрессивных функций в руках одной организации, более того, человека (Гиммлера), отразилось на компактном расположении всех основных уголовных институтов нацистского режима в одном квартале.

Кроме политических оппонентов, “врагами” оказывались целые группы людей, численность которых порой
достигала миллионов

ОТ ПУСТОШИ ДО ЭКСПОЗИЦИИ
После завершения Второй мировой войны здания, где располагались штаб-квартиры нацистских институтов террора, в частности, дворец принца Альбрехта (XVIII века), начали приходить в упадок.
Несмотря на культурно-историческое значение сооружения, Сенат Берлина в 1949 году принял решение о его сносе. Территорию на границе советского и американского секторов разровняли и построили автодром (1955).
Согласно делению города, участок вошла в юрисдикции Западного Берлина и была в 1961-м окружена с севера Берлинской стеной. Постепенно история страшной локации стала забываться.
Интерес к месту возросла на рубеже 1970-1980-х. Так, в 1979 году Международная строительная выставка неоднократно выступала против планов проложить дорогу прямо сквозь квартал. Историческое значение этого места указывали ассоциации бывших узников и правозащитные организации.
В 1982 году парламент Берлина провел первые дебаты о будущем локации, а год спустя Сенат города объявил международный конкурс на отделку участка бывшего дворца принца Альбрехта.
С-среди 194 предложений жюри выбрало проект Юргена Венцеля (Jürgen Wenzel) и Николауса Ланга (Nikolaus Lang), но в 1984-м проект свернули. Временно украшенную участок открыли для публики в 4 июля 1987 года в рамках празднования 750-летия Берлина.

Согласно делению города, участок вошла в юрисдикции Западного Берлина и была в 1961-м
окруженная с севера Берлинской стеной

В новом выставочном зале работы берлинского архитектора Юрґа Штайнера (Jürg Steiner) открылась выставка “Топография террора: Гестапо, СС и Главное управление имперской безопасности на территории дворца принца Альбрехта”. В то же время остатки исторических зданий, раскопаны на участке, украсили информационными панелями.
Выставка, задуманная как часть исторической экспозиции “Берлин, Берлин”, должна была экспонироваться только в течение юбилейного для города года. Впрочем, бешеный успех привел к удлинению работы экспозиции сначала на год, а впоследствии на неограниченный срок.
ДОЛГАЯ ДОРОГА ДО МУЗЕЯ
В феврале 1989 года сенат Берлина назначил комиссию экспертов под руководством научного директора Топографии террора Райнгарда Рюрупа (Reinhard Rürup). Ученые разработали программу оформления и использования пресловутого участка.
В финальном отчете комиссии говорилось о важности исторической локации и предоставлялись рекомендации по созданию архива и мемориального центра.
Локация должна была остаться практически в первозданном виде: с руинами домов и следами послевоенного периода.
После двухдневных слушаний с участием общественности и международных экспертов муниципалитет Берлина совместно с федеральным правительством Германии утвердили концепцию будущего заведения.

Локация должна была остаться практически в первозданном виде: с руинами домов и следами
послевоенного периода

В 1992 будущий музей был институционализированный в форме одноименной общественной организации. Тогда же объявили архитектурный конкурс на дизайн нового архива, победу в котором одержал швейцарский архитектор Петер Цумтор (Peter Zumthor).
Строительство началось в 1997 году, однако было заморожено два года назад из-за технических трудностей и превышение бюджета.
В мае 2004 земля Берлин и федеральное правительство Германии, главные спонсоры строительства, решили отменить реализацию предыдущего проекта и провести третий конкурс на оформление топосу.
В этот раз конкурса предшествовала еще более длительная подготовка: публичный симпозиум и два коллоквиумы “Историческое место и историческая документация: строительство Топографии террора”.
На слушаниях эксперты, представители власти и общественность обсуждали общую концепцию оформления участка и строительства нового архивного центра, который позволил бы отдать должное исторической локации, одновременно избегая глорификациї нацистов.
Проект должен был охватить дизайн ландшафта со всеми материальными памятниками и возведение нейтральной сооружения выставочного центра, что сделал бы также исследовательские и просветительские функции.
В начале 2006-го комиссия единогласно проголосовала за проект архитекторки Урсулы Вилмс (Ursula Wilms, бюро Heinle, Wischer and Partner, Берлин) и ландшафтного архитектора профессора Хайнца В. Галльмана (Heinz W. Hallmann, Аахен).
Строительство, профинансированное федеральным правительством и землей Берлин, официально началось в 2007 году и завершилось в 2010 году.
Сейчас на территории Топографии террора действуют три выставочные зоны и архивный центр. Основная экспозиция сохранила с незначительными изменениями первоначальное название (“Гестапо, СС и Имперская служба безопасности”). Как и предполагали условия конкурса, она изобилует визуальными отсылкой к экстерьеру.

Сейчас на территории Топографии террора действуют три выставочные зоны и архивный центр

На дворе вдоль остатков фундаментов Нидеркирхенштрасе с весны по осень действует выставка “Берлин 1933-1945: между пропагандой и террором”.
Полный тур институцией включает 15 пунктов-остановок и охватывает всю историю квартала. Все три постоянные экспозиции експликовани английском и немецком языках.
Кроме того, по запросу архива Топографии террора, в экспозицию вошли 200 метров берлинской стены, отделявшей район Митте (Восточный Берлин) от Кройцберга (Западный Берлин).
Как и большинство немецких институтов, мемориал предлагает богатые возможности для исследования и работы в архивах. Историки и потомки жертв СС и гестапо могут ознакомиться с различными медиа, в частности, альбомами фото и документов, а также базами данных (групповой) биографической информации о членах СС, гестапо и узников тюрьмы гестапо. В “Топографии террора” также действует специализированная библиотека.
Сейчас бывший очаг нацистского насилия с пустоши на окраинах Западного Берлина превратился в место памяти, которое ежегодно привлекает сотни тысяч посетителей и исследователей.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *