В Порт-Артуре восстановлено военное российско-советское кладбище – крупнейшее за пределами России

«Все у нас делается ради имиджа», – сокрушался в беседе со мной эксперт Музея вооруженных сил Артем Савинов. Я связалась с ним накануне поездки в Порт-Артур, где в минувшее воскресенье состоялся официальный прием работ на восстановленном российско-советском кладбище, самом крупном из всех русских захоронений за пределами России. Как оно выглядит за несколько дней до торжественного события, и предстояло оценить нам, группе российских журналистов.

Порт-Артур, а ныне китайский Люйшунь, где расположена база китайского ВМФ, был закрытым городом. И попасть туда было нельзя не только российским гражданам, но и рядовым китайцам. Сегодня о закрытом статусе города напоминают разве что военные корабли в порту и значок на мобильном телефоне, означающий, что защита от прослушки не действует.

Что касается кладбища, то их, строго говоря, два – Русское, времен русско-японской войны, и Советское, конца второй мировой. Физически между ними нет никакой четкой границы, но в восприятии китайцев – разница колоссальна. Русско-японская война для Китая была дракой двух империй на китайской территории, пояснял мне один российский дипломат. Поэтому для Пекина есть очень четкое разделение: здесь лежат советские освободители, а там – российские оккупанты.

Сами китайцы в этом, конечно, никогда не признаются, но их поведение говорит само за себя. На более дальнюю, российскую часть кладбища, где покоятся «русские оккупанты», официальные китайские делегации никогда не заходят. Даже далекий от политики хранитель кладбища китаец Саша, подрабатывающий последние пару месяцев гидом для русских туристов, носа туда не кажет.

Вот поэтому Артем Савинов и переживал, считая, что одну часть кладбища показательно отремонтируют, а про вторую забудут. Не забыли.

Советской военной базы в Порт-Артуре не стало в 1954 году. С тех пор за нашими захоронениями практически никто не ухаживал: русских почти не осталось, китайцам было ни к чему. Два года назад группа российских специалистов была впервые допущена на кладбище. В течение нескольких месяцев российские и китайские исследователи изучали надгробия и обелиски, сверяли эпитафии и надписи на обоих языках – русском и китайском. Главной задачей было понять число захороненных здесь сограждан. Теперь эта цифра известна – 17 186 человек, приводит траурную статистику депутат Госдумы Андрей Скоч, чей фонд «Поколение» взял на себя финансирование реставрации. Она обошлась в $12 млн.

На вопрос, что здесь было до приезда россиян, один из наших реставраторов Алексей отвечает по-русски коротко и ясно: «Ж…па здесь была». После просьбы пояснить, поразмыслив, добавляет: «Все заросло бурьяном, многие могилы просто отсутствовали, большая часть оград походила на кучу металлолома». Коллега Алексея Павел сетует, что часть табличек на могилах из сплава алюминия и кремния исчезли – их разобрали на цветные металлы. Именно поэтому один из местных подрядчиков честно рекомендовал нашим специалистам не восстанавливать деревянный крест из дерева. Сказал, «сопрут на дрова». В итоге крест сделали из бетона, но стилизованным под дерево.

Правда, рассказывая эти истории, наши ребята тут же просят о мелком воровстве не упоминать, а вместо этого обязательно написать о помощи и отличной работе китайских коллег. И ведут нас знакомить с китайским специалистом по работе с металлами, мастером Туном. По-русски он знает только слово «хорошо», но встречает нас широченной улыбкой.

Иногда наши мастера над китайскими коллегами по-доброму подтрунивают. Реставратор Владимир, к примеру, показывает мраморную статую девушки-ангела, венчающую могилу рабы божьей Екатерины, умершей на 24 году жизни. Воспроизведение ангела по старой черно-белой фотографии возложили на китайцев. В отличие от старой бестелесно-воздушной версии, ангел в китайской реинкарнации получился излишне женственным и пышнотелым. «Видимо, по китайским представлениям, ангелы живут хорошо, и потому худыми быть не могут», – шутит Володя. 

В конце сентября воинское захоронение в Порт-Артуре, как ожидается, посетит Дмитрий Медведев. В бытность первым вице-премьером он уже бывал здесь, и эффектные  перемены непременно поразят его воображение, рассчитывают реставраторы. Единственное, что не готово пока к предполагаемому приезду президента, – трава. Но это мелочь. «Взойдет, когда надо!», – улыбаясь, уверяет нас Алексей. 

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *