В середине апреля Заводской районный суд Грозного признал экстремистской статью о чеченцах из 62-томной Большой энциклопедии, выпущенной издательством «Терра». Энциклопедия была издана в 2006 году, но обратили на нее внимание студенты грозненского Нефтяного института. Они возмутились тем, что статья про чеченцев содержит «провокационную», «оскорбительную», «идеологизированную» информацию. В ней, в частности, сообщалось, что «многочисленные тейпы (роды) существовали самостоятельно, занимаясь, как правило, разбоем в отношении соседних народов» или что «к концу 1870-х почти все чеченские мужчины стали абреками – бандитами, прикрывающими уголовную сущность своих деяний националистической демагогической фразеологией». Студенты обратились к адвокату Мураду Мусаеву и чеченскому омбудсмену Нурди Нухажиеву, те и подали иск. Суд постановил, что 58-й том, в котором содержится эта статья, должен быть конфискован. Но глава издательства «Терра» и главный редактор энциклопедии Сергей Кондратов намерен обжаловать это решение. Он рассказал Елене Мухаметшиной, что в качестве свидетеля его вынуждают вызвать в суд Владимира Путина.

Когда вы готовили энциклопедию, обещали, что она будет абсолютно деидеологизированной. Не получилось?
Мы не виноваты, что история чеченского народа связана с войнами. Это история народа, и мы не должны про нее забыть. Или повторить опыт Большой советской энциклопедии? Там вообще ничего об этом не сказано, говорится только, что в республике идет соцстроительство, процветает сельское хозяйство. Но мы это уже проходили. Теперь нас призывают не употреблять слова «чеченец» или «чеченский народ». Мы не должны называть имени Ахмата Кадырова, а должны говорить: «некий абстрактный лидер некоего абстрактного государства однажды сказал, что каждый представитель этого народа должен убить минимум по 150 русских». Потом он поправился в другом интервью: «Я не говорил про 150 человек, я говорил – убивайте сколько сможете». Это все есть в конкретных источниках. Ни один из этих источников на сегодняшний день не признан экстремистским. Но мы, кстати, и не приводим эту цитату.

А, кстати, почему?
Мы не писали в этой статье персонально о Масхадове, Кадырове, Дудаеве. Мы не написали, что Кадыров-старший, будучи муфтием, объявил джихад русскому народу. Мы написали, что джихад русскому народу объявили чеченцы. Мы избегали персоналий. Первоначальная статья о Чеченской Республике была в три раза больше. Она сокращалась. В ней же есть огромный кусок о культуре, природных условиях, экономике. Но этого никто не замечает. Вот цитата из части «Экономика»: «Начиная с 2003 года, люди заселяются только в те дома, где полностью налажено водоснабжение, отрегулировано электричество, центральное отопление. Возводятся социальные учреждения: школы, детские дома, дома престарелых, больницы. Субсидирование восстановительных работ главным образом идет за счет федерального бюджета. В работе принимают участие специалисты из регионов Российской Федерации, а также местные жители…» Этим мы разжигаем межнациональную рознь?

Этим – нет, но некоторые пассажи, наверное, могут задеть, не согласны?
Так они же говорят, что она вся пропитана негативом. Мы процитировали словарь Брокгауза и Эфрона, что «в обыкновенное время идеал чеченца – грабеж. Угнать скот, увести женщин и детей, хотя бы для этого пришлось ползти по земле десятки верст…» (т. 76, стр. 786). Признайте самый авторитетный энциклопедический словарь Брокгауза и Эфрона экстремистским, и нет проблем. Пишем о геноциде русского народа в 1990-х годах и о том, что огромное количество людей славянской национальности были рабами. В международном отчете – это 46 000 русских. Они возмущаются пассажем по поводу сотрудничества с немцами в Великую Отечественную – есть проект «Хронос», который по дням расписывает, что происходило в ту войну.

То есть вы считаете, что идеологии в этой статье нет?
Нет. Каждая строка носит исключительно констатирующий характер. Было бы смешно, если бы мы писали о Великой Отечественной войне и не употребляли слово «немец». Германия же не подает в суд за термин «немецко-фашистские захватчики». Энциклопедия вышла в 2006 году, она готовилась пять лет. Что мы могли написать в 2000 году, когда фактически вторая чеченская кампания была в самом разгаре? Они говорят, неправда, мол, что в конце XX века в Чечне был геноцид русского народа. Но есть интервью Владимира Путина журналу Paris Match, где он об этом говорит и даже называет конкретные цифры. К чему сегодня меня принуждает чеченская общественность? Пригласить на суд в качестве свидетеля Владимира Владимировича?

Правда, что с вами пытались «договориться полюбовно»?
Представьте себе, звонит кто-то и говорит: «Давайте договоримся». Мы отвечаем: если вам что-то не нравится в энциклопедии, пришлите официальную бумагу. Нет, опять «давайте договоримся». Мы не поняли, чего они хотят. Они обращаются в Госдуму, Совет Федерации, Генпрокуратуру, потом находят путь, как раздуть скандал. У нас уже сложилось понятие «басманное правосудие», теперь может появиться термин «грозненское правосудие».

Не боитесь, что теперь представители и других народов начнут искать крамолу в статьях о себе?
Насколько нам известно, эти деятели пытались подбить представителей других республик – не вышло. Конечно, когда человек зациклен на определенной идее или цели, то он в любой фразе найдет то, что ищет. Но у нас каждая фраза подкреплена несколькими источниками. Нам говорят: не надо писать, что чеченские и ингушские боевики захватили школу в Беслане – мол, тем самым мы ассоциируем всех террористов с целым народом. А что мы должны написать? Сегодня принято просто писать «террористы», «боевики». У нас метро вон взорвали «лица северокавказской национальности». Но когда русские националисты бьют или, что хуже, убивают человека нерусской национальности – у нас проходят открытые процессы, мы обвиняем людей, называем их национальность. Это же не значит, что все русские бандиты, националисты и радикалы.

А надо ли в принципе указывать национальность? У людей все-таки есть определенные стереотипы.
А это мы их создали? Нас наши оппоненты вынуждают сделать так, чтобы в новой редакции энциклопедии на слова «чеченец» и «Чеченская Республика» были пустые страницы. Потому что мы не знаем, что писать. Но помещать статью, написанную исключительно академиками чеченской Академии наук, мы тоже не будем. Стереотипы рушатся не судом, а делами. Если бы мы сегодня писали о Чечне, то указали бы, что идет грандиозное строительство, борьба с остатками бандформирований, но мы все равно бы описали события 90-х годов. Мы же не стали бы писать о расстреле Белого дома в 1993 году – «небольшая заварушка». Мне кажется, что лучше бы мы с ними обсудили совместный проект энциклопедии «Чеченская Республика». Был бы неплохой прецедент. Мы готовы!

А кто вообще написал эту статью?
В энциклопедиях статьи не авторские – за исключением Большой советской и нынешней Большой российской энциклопедий: они носят фундаментальный характер и закономерно, что статья о физике твердого тела будет подписана именем маститого ученого-физика. Мы им не конкуренты – мы выпустили более популярную энциклопедию. У нас в два раза больший словник, но по глубине подхода к раскрытию проблемы, конечно, мы скромнее. Думаю, они оказались в более выгодной ситуации. Очередь тома на «Ч» у них подойдет через 10–15 лет. Но если бы они писали статью о Чечне, как мы, в начале 2000-х, то вероятно, у них было бы написано мягче и был бы более критичный подход к историческим реалиям, но по содержанию эта статья сильно не отличалась бы.

В экспертном заключении говорится, что в статье есть фактические ошибки, поэтому это фальсификация. С экспертизой вы тоже не согласны?
Это не экспертное заключение! Все здравомыслящие люди, которые его читали, сказали, что это донос, брызжущий слюной. По сути, мы должны подать в суд на его автора, потому что он обзывает авторов энциклопедии паршивыми овцами. Экспертизы делаются по-другому – ставятся конкретные вопросы и на них даются конкретные ответы, а не пишется эссе на тему. К чести Грозненского суда, он эту экспертизу в слушаниях не использовал, ни одной ссылки на нее нет. У них есть ссылки на своих ученых, благо что у них своя Академия наук.

Что будете теперь делать?
У нас есть срок до 19 апреля. Мы будем обжаловать постановление Грозненского суда в Верховном суде Чечни. Наше дело – перевести это дело из непонятной политической области в правовое поле и доказать, что статья не носит экстремистского характера. Для этого мы должны четко прописать наши источники информации и пригласить авторов этих источников в качестве свидетелей. Если источники признают экстремистскими, то мы соглашаемся с решением суда. Кстати, в Минюсте в списке экстремистской литературы 585 названий. Из них 30% – литература ваххабитского содержания. А разве не на территории Чечни распространяется в основном такая литература? Значит, Грозненский суд должен был бы постоянно принимать решения по экстремистской литературе. Но такое решение есть только одно – по нашей энциклопедии.

И все же почему нельзя было подкорректировать статью о Чечне к выпуску тома, если вы сами понимали, что к 2006 году что-то изменилось?
Нельзя каждую статью переделывать в день выхода. К 2006 году многих персонажей уже не было в живых. Появляются те, кого не было на политическом поле. Возникают новые термины и понятия. Для этого мы выпускаем ежегодники, которые дают апдейт. Там есть прекрасные статьи про Ахмата и Рамзана Кадыровых. Вот, например, ежегодник 2007 года: «Кадыров Рамзан Ахматович, президент Чеченской Республики с 2007 года. В 2004 году окончил Махачкалинский институт бизнеса и права. В 2003 году получил степень кандидата политологических наук. В 2003 году, после избрания президентом Ахмата Кадырова, стал начальником президентской службы безопасности. С 10.05 2004 – первый заместитель председателя правительства Чеченской Республики…»

А в 1990-х такого человека не было?
Не нравится?

Не очень.
А если бы я написал то, что вам бы понравилось, – был бы очередной суд.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *