Доктор на проводе

Визит к врачу в удобное время, без предварительной записи и томительного ожидания в очередях, и к тому же вдвое дешевле. «Наши специалисты доступны 24 часа 7 дней в неделю 365дней в году», – обещает сервис American Well, продвигающий на рынке США услугу медицинских консультаций онлайн. Проект успешен – этим летом ему удалось привлечь $5 млн инвестиций от фонда InVenture Partners Сергея Азатяна и Антона Иншутина.

Вложения в инновационные медицинские стартапы – на пике популярности в мире, сделки заключаются одна за другой. В нью-йоркский телемедицинский проект для женщин Maven в апреле 2015 г. вложили $2,2 млн сразу несколько западных seed-фондов, примерно тогда же стало известно, что $15млн получил от венчурных инвесторов дерматологический калифорнийский стартап Spruce, а финский проект Meedoc привлек 3,5 млн евро в мае. Инвесторы с отечественными корнями тоже не дремлют. Так, глава фонда DST Global Юрий Мильнер вложил $90 млн в индийский стартап онлайн-записи к врачу Practo, а всего на индийские медпроекты его фонд уже потратил $350 млн. Этим летом в телемедицину инвестировал и Роман Абрамович, вложивший полмиллиона долларов в стартап MedViser, зарегистрированный в Гонконге и работающий с израильскими врачами.

Дистанционная медицина – мощный мировой тренд. Оценки потенциала и темпов роста разнятся по цифрам, но сходятся в одном – этот сегмент ждет головокружительный взлет. Так, подсчитали в компании IHS, к 2018г. объем мирового рынка удаленной медицины увеличится до $3,5млрд (среднегодовой прирост – 67%). По данным BCCResearch, в прошлом году мировой рынок телемедицины оценивался в $19,2 млрд, а к 2019 г. его объемы должны вырасти до $43,4 млрд. В новом докладе Allied Market Research в 2014г. мировой рынок мобильного здравоохранения оценивался в $10,5 млрд, и, как ожидается, в 2015–2020 гг. он вырастет в среднем на 33,5%.

Флагман развития на рынке телемедицины – США, за которыми следуют Израиль, Норвегия, Великобритания и даже Индия с Африкой. Россия на этом «празднике жизни» занимает настолько скромное место, что о какой-либо доле и своем куске пирога говорить пока не приходится. Одно из основных препятствий для развития телемедицины и медицинских услуг онлайн – отсутствие в стране законодательного регулирования: по закону, такой услуги попросту не существует. Эксперты говорят и о неготовности населения массово пользоваться подобными услугами по целому комплексу причин – от банального отсутствия Интернета до неготовности платить за медуслуги в принципе. Не слишком оптимистично настроены и врачи, которых справедливо пугают возможные ошибки при дистанционной диагностике и перспектива разбираться с их последствиями в суде.

Врачи не очень горят желанием развивать подобные направления, причем не только в России, и даже заранее понятно, почему: 15 минут онлайн-консультации у израильского профессора стоит, к примеру, 400 шекелей, при этом за час операции он получает 5000.

Тем не менее на отечественном рынке уже существует целый ряд проектов, пробующих силы на рынке удаленных медицинских услуг. Расчет понятен: во всем мире спрос на дистанционные услуги растет, так почему бы не сделать заявку на свой, российский кусок пирога?

Без евро и шенгена

Врач из немецкой клиники беседует по видеосвязи с пациентом из Архангельска. Случай сложный, в России пациента отправляют на операционный стол, к немецкому специалисту обратились за консультацией – на самом ли деле все может решить лишь хирург и другого варианталечения не существует? Организовать беседу с далекой Германией помогсервис немецкой телемедицины Helfine Medical, основанный бизнесменом из Челябинска Романом Прилипко и его партнером Александром Бортеневым.

Подобный формат консультаций в России приобретает все большую популярность – сомневающихся в точности и вообще верности своего диагноза среди отечественных пациентов хватает, а внушительные затраты на зарубежный вояж может позволить себе далеко не каждый.

«Обследование в немецкой клинике может обойтись вплоть до 7000 евро, и это будут расходы за три дня», – говорит Роман Прилипко. Его онлайн-сервис предлагает получить «второе мнение» дистанционно, не тратя ни времени, ни денег на медицинский туризм.

Последний, кстати пользуется в Германии спросом, уточняет Роман Прилипко: только по медицинским визам в страну за минувший год въехало 27 000 российских пациентов, и это не считая отправившихся на обследование по обычному шенгену.

Идею организации телесервиса подсказали бизнесмену в немецкой клинике, где проходили лечение сначала его мама (ей спасли жизнь) и будущая жена, а затем и он сам, когда столкнулся с невозможностью получить точный, а главное, гарантирующий выздоровление диагноз на родине.

«Мы были, конечно, поражены уровнем медицинской экспертизы и решили сделать немецкую медицину доступной для как можно большего числа людей в России. Сегодня техника достигла такого уровня, что это можно сделать», – говорит Роман Прилипко.

В итоге клинику бизнесмен получил в партнеры, а в России заработал в феврале 2015 г. сервис, позволяющий дистанционно и в самые сжатые сроки (при желании – до 12 часов!) получить заключение немецкого врача, к тому же переведенное на русский язык.

В основе – специально разработанная IT-система, связывающая между собой пациента, переводчика и врача в Германии. Взаимодействие происходит через личный кабинет, куда пациент и загружает все необходимые для консультации и заключения врача документы (результаты обследований).

«Есть определенные требования к обследованиям (КТ, МРТ и пр. – Прим.«Ко»), к оборудованию, на котором они проводятся, к формату записи результатов, мы рекомендуем также перечень учреждений в России, где эти обследования можно пройти, выбор остается за пациентом», – говорит Роман Прилипко. Он поясняет: уровень технического обеспечения отечественных диагностических центров и лабораторий достаточно высокий, однако проблема в том, что нет специалистов, которые бы адекватно расшифровали полученные данные и вынесли верный диагноз, а значит, под вопросом эффективность лечения.

Стоит услуга недешево – за заключение немецкого медспециалиста придется отдать 26 с лишним тысячрублей. Если же говорится о видеоконсультации, счет идет уже на десятки тысяч (консультация с двумя специалистами обойдется в 120 000 рублей). Немецкие специалисты получают оплату в евро, расценки во многом диктуются его выросшим курсом, а также тарифами, по которым работают врачи.

Тем не менее, говорит основатель проекта, это все равно дешевле, чем отправляться за границу, тем более, что в России гораздо более низкий ценник на сами диагностические процедуры – та же МРТ обойдется в разы дешевле.

Уровень врачей, сотрудничающих с сервисом, не ниже доктора наук. Число специалистов со старта проекта выросло с 6 до 27.

Основателей проекта Helfine отсутствие законодательного регулирования если и смущает, то не сильно. «Сама медицинская услуга оказывается в Германии, где подобный формат консультирования пациентов не просто разрешен по закону, его покрывает страховая медицина», – говорит Роман Прилипко. При этом, поясняет он, все соответствует российскому законодательству о хранении личных данных – все находится на территории РФ.

По аналогичной схеме работает и стартап, в который вложился Роман Абрамович, – услуга оказывается формально на территории Израиля.

Проверка по Сети

Дистанционная проверка результатов обследования – услуга на российском рынке не уникальная, и ее готов предоставить отечественному пациенту далеко не один Helfine. За возможность квалифицированной диагностики, пусть и дистанционной, готовы в России платить онкологические больные. Услугу «второго мнения» в этом направлении развивает Алексей Ремез со своим проектом Unim, предлагающим дистанционно перепроверить или уточнить диагноз. Речь идет о системе онкологической диагностики Digital Pathology, которая позволяет пациенту отправить, а специалисту получить оцифрованные результаты морфологического исследования, на основании которых и выносится вердикт. В основном второе мнение предоставляют отечественные специалисты, однако сервис дает возможность проконсультироваться и с зарубежными врачами – например, из чешской клиники Bioptická, а также из Германии, США, Норвегии, Италии. Еще система предусматривает возможность консилиумов, когда диагностический материал смотрят несколько врачей. А кроме того, проект предполагает формирование электронного архива для медспециалистов, что также может в будущем упросить диагностику.

Алексей Ремез начинал с развития услуги повторных анализов – материалы, к примеру, биопсии, при помощи Unim можно было оперативно отправить из любого уголка страны в лабораторию ФГБУ «ФНКЦ ДГОИ им. Дмитрия Рогачева» (завлабораторией Дмитрий Коновалов сотрудничает с Ремезом). В настоящее время в число учредителей сервиса входят ФРИИ, атакже вице-президент «Ростелекома» Алексей Басов. Сервис Unim не раз получал инвестиции от ФРИИ (последнее вложение в 2015 г. составило 14,5млнруб.).

Свой сервис основатели проекта продают и за рубежом (стоимость – около $30 000), услуга немного дешевле зарубежных аналогов.

Стоимость услуг для пациентов стартует от 3000 руб. за консультацию онколога, самые дорогие анализы обойдутся в 17 000 руб., пересмотр гистологических стекол, занимающий 2 дня, стоит 4500 руб.

Как поясняет Алексей Ремез, клиенты их сервиса платят меньше, чем прямые коммерческие клиенты центра Рогачева, в том числе из-за масштаба обращений.

Платить не готовы

Несмотря на очевидные, казалось бы, перспективы, далеко не все проекты, работающие на ниве телемедицины России, оказываются прибыльными. Для многих загвоздка– в расширении аудитории. Кпримеру, с февраля 2015 г. пациентами Helfine стали только 60 человек, и хотя далеко не всегда значимость медицинских проектов стоит изменять уровнем доходов, на выручке это конечно же отражается.

К примеру, описание снимков МРТ и КТ обойдется при обращении в компанию Helfine в 1701 руб., стоимость «второго мнения» – 25 000 с лишним руб., в срочном исполнении – почти 45 000. Самая дорогая услуга – видеоконсультация, за которую придется выложить почти 65 000 руб., и кстати, цены растут вслед за курсом евро.

Основатели проекта согласны: стоимость, особенно видеоконсультаций, надо снижать, и в их планах это сделать после расширения географии работы. До конца года в 13 городах-миллионниках должны заработать офлайн-офисы (переговоры с инвесторами уже ведутся), и основатели сервиса рассчитывают на увеличение потока клиентов.

В стартапе, в который инвестировал Роман Абрамович, цены примерно на таком же уровне. Согласно расценкам на сайте MedViser, консультация специалистов из Израиля обойдется в 200–500долларов (до 30 000 с лишним руб.). «Уверен, что они вылетят в трубу, – комментирует вложение владельца «Челси» основатель проекта «Доктор на работе» Станислав Сажин. – Пациентов, которые готовы платить в России за консультацию 100 или 200долларов, очень мало. Они думают, что их число будет расти, но из-за кризиса, думаю, этого не произойдет, и они все загнутся. Ему нужно сделать 50 000 консультаций, чтобы оправдать вложения, я не верю в это».

Сам Станислав Сажин пробовал развивать дистанционное медицинское консультирование в России почти по западному образцу – без фокуса на импортных врачах, втором мнении и корректировке заключения по итогам анализа гистологии. Речь шла о возможности для отечественных пациентов получить онлайн-консультацию медика при помощи мобильного приложения «Спроси врача», разработанного командой Станислава Сажина. Основной проект команды– социальная сеть для врачей «Доктор на работе», и он вполне успешен.

На старте в него вложили 0,5 млн руб. личных средств. Сейчас, по словам основателя, «фармкомпании платят им, чтобы они рассказывали врачам про их фармпрепараты и убеждали выписывать их своим пациентам», тем самым сместив акцент с работы через фармпредставителей.

Однако мобильное приложение «Спроси врача» стартаперам пришлось закрыть – оно так и не вышло в операционный плюс. Главным оказалось не столько отсутствие законодательного регулирования, сколько неготовность потенциальной аудитории платить за услугу.

«Мы получили большой поток пациентов, с этим не было проблем. Мы экспериментировали с ценой. Большая часть пациентов не готова платить более 100 руб., а врачи не готовы брать менее 200 руб. Мы подергались, подергались и закрылись», – говорит Станислав Сажин.

Впрочем, отказаться от идеи закрепиться на рынке онлайн-консультаций предприниматель не готов. В ближайшее время он планирует запустить новую версию приложения «Спроси врача», с уже дифференцированной тарифной сеткой на услуги.

«Если пациент хочет платить 100рублей, мы даем неопытного врача, который готов брать 100 рублей. А если пациент хочет профессора, это будет стоить намного дороже. Возможно, такое сработает. Деньги на проверку у нас есть», – говорит Станислав Сажин.

Реализовать проект в области телемедицины не получилось и у стартапера Петра Кондаурова, развивавшего с 2012 г. сервис в формате онлайн-клиники «Теледоктор». Сервис, в частности, предполагал круглосуточную поддержку контакта с личным врачом по телефону или видеосвязи.

«Начав с проекта в виде платформы-агрегатора, где могли бы регистрироваться врачи, а пациенты – получать от них консультации, мы нашли, как нам казалось, правильную бизнес-модель – онлайн-клинику, когда мы берем своих врачей, обучаем их, контролируем, как они оказывают консультации, взяв за образец американский формат услуги. Была хорошая динамика, люди стали приходить, приводить друзей», – вспоминает Петр Кондауров.

В проект пришлось вложить, по словам основателя, примерно треть миллиона долларов, однако до монетизации дело так и не дошло. Расчет был на контракты с юрлицами, которые бы в рамках ДМС пользовались услугами консультационного сервиса Петра Кондаурова.

«На уровне руководства бизнес-модель продавалась на ура, в одном крупном банкеуже намечался хороший контракт на 35 000 человек. Но везде нас останавливал юридический отдел. Инфраструктура российского законодательства не готова к услугам такого формата, подобная медицинская услуга не существует в правовом поле», – говорит Петр Кондауров.

Впрочем, не только эти проекты не «выстрелили», так и не принеся основателям существенного дохода, – многие и вовсе стараются не раскрывать отсутствующую прибыль.

«Существуют стартапы, которые занимаются созданием виртуальных клиник. Ими руководят энтузиасты, которые верят в идею. Я лично тоже в нее верю. Однако, многие из этих проектов оказываются дотационными, так как текущая незаинтересованность в развитии телемедицины лишает их возможности стать рентабельными и начать зарабатывать деньги. Конечно, ситуация когда-нибудь поменяется, просто вопрос, не уйдет ли к тому моменту весь мир далеко вперед», – говорит Михаил Плисс.

Беременные как рыночный сегмент

Шанс, что на российском рынке дистанционными методиками диагностики и взаимодействия с пациентами будут широко пользоваться уже сегодня, все-таки есть. Речь идет о таргетированных проектах, ориентированных на работу лишь с определенным сегментом аудитории.

Из телемедицинских сервисов «врач–пациент», помимо расшифровки данных исследований, а также сервисов формата «второе мнение», востребовано ведение хронического заболевания (сахарный диабет, сердечная недостаточность, онкология) или состояния (беременность)», – говорит генеральный директор RuHealth Дмитрий Курапеев.

Женщины, ожидающие ребенка, и правда обещают быть клондайком. Они традиционно активны в Интернете, а также не готовы экономить на здоровье будущих детей – подобной логикой, похоже, руководствуются стартаперы и предлагают им новые возможности.

К примеру, команда Станислава Сажина запустила в августе мобильное приложение «Лекарства для мам», ориентированное именно на беременных. Спектр опций для заработка по идее широк – от рекламы до работы с фармкомпаниями.

«Это первое приложение-сайт, где можно узнать, какие лекарства разрешается принимать беременным и кормящим матерям, там также перечислены виды деятельности, которые опасны или не опасны, например, авиаперелет или йога», – рассказывает Станислав Сажин.

Стартаперы потратили на проект около 1 млн руб. и полагают, что их ждет успех: у нового сервиса уже более 2000 пользователей, треть из которых пользуется приложением каждый день. Когда заработает в новом формате приложение с онлайн-консультацией врача, в «Лекарствах для мам» будут доступны консультации гинекологов и педиатров.

На беременных в итоге сконцентрировался стартап онлайн-диагностики«Доктор 24/7», изначально пробовавший силы в работе с кардиопациентами, которым предлагалась услуга поудаленному мониторингу работы сердца при помощи портативной техники.

Сейчас проект предоставляет ожидающим прибавления в семье возможность КТГ-диагностики на дому, давая в аренду необходимое оборудование с опцией дистанционной передачи данных врачу-диагносту. Эта опция оказалась более востребованной – оборудование предлагается в аренду (стоимость одного дня – 900 руб., но есть прогрессивные скидки). Всего у проекта 30 аппаратов, и они заняты далеко не всегда.

Имеем вес

Опыт в сфере организации дистанционного сервиса медконсультаций Петр Кондауров успешно применяет в рамках сотрудничества с «Центром снижения веса доктора Гаврилова».

Здесь предложенная методика онлайн-общения со специалистом дополняет 4-дневный офлайновый тренинг по похудению в клинике. Пациент может общаться со специалистом через онлайн-чат или телефонный звонок, от видеоконсультации решили отказаться – эта услуга пользуется небольшим спросом.

«Дистанционная система снижения веса людям нравится, – поясняет гендиректор «Реинжиниринг-студии» Петр Кондауров. – К тому же она эффективна, потому что люди, борющиеся со своей зависимостью, могут получить совет и поддержку в любую минуту, это очень важно».

Сегодня месячный абонемент на неограниченное число консультаций предлагают пациентам за 3500руб. в месяц, правда, в планах повышение цены до 5000 руб. При этом онлайн-консультация напоминает беседу с психологом, час общения с которым в Москве стоит до 5000 руб. «Брать» рынок планируется числом клиентов – в месяц у проекта их прибавляетсяоколо 600.

К тому же, удаленное общение с клиентом – большой маркетинговый плюс для любой клиники.

«Выстраивать отношения с клиентом дорого и долго, но это дает хороший результат, – объясняет Петр Кондауров. – Ведь, имея возможность онлайн-консультации, он уже не будет обращаться в другое медучреждение и останется их клиентом надолго».

Деньги в Сети

«Телемедицина активно развивается по всему миру, – говорит Михаил Плисс. – Это связано в том числе с процессом старения населения, который влечет все большую нагрузку на систему здравоохранения. Удаленный контроль на дому за пациентами с хроническими заболеваниями, пребывание которых в стационаре становится необязательным, позволяет сократить расходы на койко-место».

Стартапы с отечественной пропиской не могут похвастаться многомиллионными долларовыми инвестициями, однако, похоже, инвесторам есть на что обратить внимание и здесь. С инвесторами ведет переговоры и проект Helfine, планирующий до конца года расширить сеть офлайн-офисов. Основатели уже вложили в проект около 5 млн руб., ожидаемые инвестиции превысят данный уровень. Проект «Доктор 24/7» также смог получить инвестиции частных инвесторов, вместе с собственными средствами одной из основательниц Елизаветы Тихоновой объем вложений приближается к $1млн. Сервис онлайн-записи на прием к врачам «Единый медицинский портал» привлек в 2014 г. $300 000 от бизнес-ангела (имя не разглашается).

Проект Станислава Сажина «Доктор на работе», зарабатывающий 100млн руб. в год, за 5 лет работы привлек, согласно открытым источникам, более $7 млн инвестиций. При этом в 2012г. в проект инвестировал $1 млн фонд Bright Capital Digital (среди инвесторов– Михаил Абызов), он же принял участие в раунде инвестиций на $3 млн в 2014 г. В 2015 г. фонд вышел из проекта, получив 143 млн руб. прибыли.

Андрей Черногоров, секретарь комиссии Госдумы по стратегическим информационным системам,

генеральный директор "Cognitive Technologies":

«В условиях санкций нашей стране важно создать единый периметр ИТ-безопасности. Не в последнюю очередь это достигается путем латания дыр в информационных системах (речь идет в первую очередь о телемедицине, платежных системах, интернет-ритейле).

Одной из целей автоматизации учреждений здравоохранения является внедрение телемедицинских технологий для обмена медицинской информацией между специалистами для повышения качества диагностики и лечения конкретных пациентов. В итоге в состав многих ИТ-систем, объединяющих государственные и частные клиники, женские консультации, областные клинические больницы, перинатальные центры и т.д. по всей России, включены решения, базирующиеся на платформе IBM Sametime из семейства продуктов IBM Lotus. Это – закрытое ПО, недоступное для анализа и проверки на безопасность теми, кто его установил.

В результате нет понимания, кто имеет доступ к конфиденциальной информации, которая порой представляет коммерческую, а в случае с телемедициной – персональную ценность. Речь идет и о стоимости лекарств, и о содержании дистанционно выписываемых рецептов, и о врачебной тайне, и о защите персональных данных пациентов. Например, система может очень точно определить финансовое состояние той или иной клиники, отслеживать денежные потоки от закупки импортных лекарств, а полученные данные можно использовать для ценовых манипуляций, вынуждая клиники переплачивать за препараты.

Марина Сафронова, представитель ортодонтического центра "Invisalign"

«Телемедицина для России — достаточно новое явление. Многие при упоминании этого термина думают, что речь идет о чем-то связанным с телевидением, хотя это в корне неверно (если, конечно, у вас дома нет Smart-телевизора, через который можно участвовать в видео конференциях и просматривать электронную почту).

Начало применения телемедицины в России связано с развитием космической промышленности. Долгое время такой метод консультирования оставался за закрытыми дверями НИИ и применялся только в узком кругу специалистов. Однако с развитием Интернета и внедрением цифровых технологий в медицину, телемедицина стала стремительно развиваться.

В России это направление имеет большие перспективы, в такой огромной стране много отдаленных уголков, где не всегда можно найти необходимых медицинских специалистов для диагностирования определенных заболеваний — в подобных случаях телемедицина очень бы пригодилась. Но не стоит при этом забывать, что далеко не в каждой глубинке есть доступ в Интернет и опытный специалист, умеющий обращаться с современными технологиями.

Еще один повод для беспокойства — вопрос о безопасности и конфиденциальности данных. Прежде чем массово практиковать телемедицину, необходимо сначала решить вопрос безопасности и защитить систему от взлома для того, чтобы личные данные пациентов не стали достоянием общественности».

Николай Колоян, директор медицинской службы клиники «Медицина»:

«Состояние телемедицины в России можно охарактеризовать как «никакое». Даже на законодательном уровне ничего не проработано, хотя определенные попытки были: профессура кафедры медицинского факультета МГУ активно занимается вопросом телемедицины и пытается решить его на законодательном уровне. Пока ничего не получилось.

Идея сама по себе интересная, во многих государствах находится на этапах реализации. Например, в Германии, гдеэто способ сократить частоту обращения пациентов, при этом не снижая качества услуг. Одна из задач телемедицины – иметь способ постоянного контроля и наблюдения, позволить оперативно реагировать на изменения показателей пациентов, которые состоят на учете в диспансере. В Германии на базе клинике Шарите уже проводится подобный пилотный проект.

К сожалению, на данном этапе ни один из приборов, используемых в нудах телемедицины,в России не сертифицирован, приборы не зарегистрированы в Росздравнадзоре.Можно купить прибор, который будет передавать все необходимые показатели, но медицинского значения это иметь не будет.Ещесуществует проблема доступности интернета, вдь воборудовании часто применяются wi-fi модули. Поэтому могут возникнуть сложности при наблюдении за пациентами в удалении от больших центров, где-нибудь в поселке, например. Также возникает сложность при взаимодействии оператора или местного доктора и пациента. Для быстрого реагирования должна быть налажена сложная логистика, когда врач видит что-то проблемное в показателях, сразу вызывает на место бригаду, которая, в свою очередь, оперативно ответит на вызов.

Если государство поставит цель сократить расходы по ОМС, используя телемедицину, сделает данный продукт массовым, он может быть доступным и даже бесплатным для пациента. В том случае, если частная клиника возьмется за самостоятельную реализацию услуги телемедицины, бесплатной она быть не сможет. Наоборот, услуга будет стоить очень дорого, так как высокие расходы на создание всей инфраструктуры".

Александр Антипов, руководитель направления цифрового здравоохранения ГК «ФОРС»:

"Одним из сдерживающих факторов является нормативно-правовая база, которая не позволяет врачам осуществлять удаленную диагностику или изменять назначения без очного визита пациента с фиксацией факта в истории болезни.

Другая причина – практически полное отсутствие в России индивидуальных беспроводных измерительных устройств, зарегистрированных в качестве медицинских изделий. Те же, которые зарегистрированы, существенно дороже традиционных устройств. Подавляющие большинство зарегистрированных и незарегистрированных измерительных устройств позволяют снимать лишь один или несколько показателей, но для того, чтобы организовать реальный мониторинг на дому, зачастую необходимо 3-5 видов таких устройств.

Существенным барьером является вопрос обеспечения информационной безопасности, которому, увы, далеко не все производители программных и аппаратных средств уделяют должное внимание. Сдерживающим фактором является и недостаточная информированность руководителей высшего звена отрасли об имеющемся технологическом потенциале и практических возможностях использования телемедицинских технологий для повышения эффективности деятельности не только конкретного ЛПУ, но и отдельных звеньев всей системы здравоохранения. Но, наверное, самое главное – это наш менталитет, в соответствии с которым мы обращаемся к врачу только лишь когда «совсем никуда», а, получив рекомендации, в том числе и по изменению образа жизни, забываем о них буквально на следующий день".

Александр Крылов, технический директор биомедицинского холдинга «Атлас»:

"Телемедицина на сегодняшний день развивается не только в формате удаленных консультаций – будь то коммуникация в формате врач-пациент или общение между двумя специалистами. Одна из составляющих понятия телемедицина – это предоставление пациентам медицинских услуг с использованием новейших средств информатизации, по сути речь идет о традиционной услуге, например, заборе анализов, но с использованием онлайн-технологий.

К примеру, можно сдать генетический тест «Атлас» не выходя из дома: достаточно вызвать курьера, который прибудет по указанному адресу для забора материала. Результаты анализа клиент получает в своем личном кабинете. По итогам скрининга можно пройти консультацию с врачом-генетиком как по телефону, так и по скайпу.

Кроме того, информатизации может «подвергаться» вся инфраструктура медицинского учреждения, включая систему хранения и визуализации данных обследований (МРТ, УЗИ, рентген и пр.), автоматизированное рабочее место врача и личный кабинет пациента. Удобно, что пациенту в режиме онлайн доступна медицинская карта, в которой видны результаты анализов, консультации и заключения врачей, назначенные препараты и т.д.

Впрочем, создание подобных систем, безусловно, стоит недешево, так, в разработку МИС нашей клиники, без учета системы интерпретации генетических данных, было вложено около 10 миллионов рублей и полгода работы нескольких команд".

Рейтинг
( Пока оценок нет )
webnewsite.ru / автор статьи
Загрузка ...

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: