Битва титанов

В последние недели общественность стала свидетелем настоящей битвы, развернувшейся между компаниями «Роснефть» и «Лукойл» за Восточно-Таймырский участок нефтеносных недр. «Лукойл», казалось бы, выиграл этот участок в честной борьбе на тендере, однако проигравшая «Роснефть» несогласилась с результатами конкурса и решила оспорить их в суде. Освоение нового участка сибирских недр парализовано, поскольку суд наложил запрет на его хозяйственное освоение.

Участок, ставший причиной спора,– вовсе не уникальный по запасам, поэтому сам по себе, быть может, и не стоил бы разгоревшихся вокруг него страстей, однако считается, что он связан с находящимся рядом участком морского шельфа, и, таким образом, компания, выигравшая участок суши, впоследствии займется и шельфом. Правда, российское законодательство запрещает добычу нефти на шельфе частным компаниям, но ходят упорные слухи, что в ситуации, когда налоговые поступления от госкомпаний снижаются, в этом пункте будут послабления.

И возникает подозрение, что «Роснефтью» движет не столько стремление заполучить спорный участок, сколько нежелание утратить монополию на шельф. Во имя сохранения монополии «Роснефть» уже даже вступала в конфликт с профильным ведомством: когда в начале этого года министр природных ресурсов и экологии Сергей Донской выступил с инициативой либерализовать доступ на шельф, вице-президент «Роснефти» Михаил Леонтьев назвал аргументы министра «передергиваниями и некорректными заявлениями» и даже обвинил Минприроды в лоббировании интересов «Лукойла».

Если бы компании Игоря Сечина было нужно именно это месторождение на Таймыре, она давно могла бы его получить. Еще в 2008 г. на спорный участок объявлялся конкурс. Тогда в нем участвовали «Роснефть» и ее «дочка» – «Ванкорнефть». Обе не сделали ни одной заявки, в результате чего аукцион был признан несостоявшимся. Фактически тогда «Роснефть» избрала тактику собаки на сене: своим участием отпугнув конкурентов, сама не стала брать участок, замедлив рост добычи нефти в национальном масштабе.

Теперь же, «воюя» за свою квазимонополию на шельф, «Роснефть» опять поступает как собака на сене.

По мнению многих наблюдателей, в настоящее время у «Роснефти» нет технологических возможностей работать на шельфе. Важнейшие успехи в разведке шельфа были достигнуты благодаря технологическому партнерству с компанией ExxonMobil, однако сейчас из-за санкций ExxonMobil была вынуждена заморозить свое партнерство с «Роснефтью». Впрочем, под вопросом и сами успехи в разведке шельфа. Об открытии месторождения «Победа» было заявлено по результатам бурения всего лишь одной разведочной скважины– в то время, как в практике нефтяных компаний были нередки случаи, когда вторая и последующая скважины давали прямо противоположный результат. Похожая история была у «Роснефти» наструктуре Курмангазы в казахстанской части Каспия: перспективы нефтегазоносности оценивались очень высоко, но после бурения двух сухих скважин руководству компании пришлось кардинально пересмотреть свои прогнозы.

Кроме того, аналитики отмечают, что у «Роснефти» сегодня нет достаточных финансовых ресурсов. «Роснефть» накопила огромные активы, которые компания не в состоянии освоить. Унее нет ни денег, ни возможностей, чтобы запустить все месторождения, на которые она получила лицензии»,– считает эксперт российской энергетической консалтинговой компании RusEnergy Михаил Крутихин.

Компания обременена долговой задолженностью: по итогам полугодия, чистый долг «Роснефти» составляет около $40 млрд, а общий долг компании– больше $54 млрд. При этом компания должна одновременно инвестировать в освоение новых месторождений. Между тем попытки «Роснефти» мобилизовать нужные ей финансовые ресурсы приводят к тому, что «напрягаться» вынуждена вся страна.

Так, еще недавно «Роснефть» была готова «опустошить» Фонд национального благосостояния (ФНБ), прося субсидии на свои инвестпроекты. Стоит заметить, что Фонд национального благосостояния изначально создавался вовсе не для финансирования амбициозных инвестпрограмм госкомпаний, а как резерв пенсионной системы. Тем не менее в конце 2014 г. «Роснефть» требовала себе две трети ФНБ – более 2 трлн руб. К апрелю нынешнего года аппетиты «Роснефти» чуть умерились– 28 проектов на 1,3 трлн руб., что на тот момент составляло 30% фонда. Но не прошел и этот вариант: в июле на совещании у президента Владимира Путина было решено, что субсидировать из бюджета будут только один проект, и тот не шельфовый, а проект строительства судоверфи «Звезда». Что касается нефтяных проектов, то государство в лучшем случае готово давать взаймы лет на пять.

Кредитные операции «Роснефти» буквально сотрясали российский рынок. Когда в декабре 2014 г. «Роснефть» разместила облигации на 625млрд руб., курс евро скакнул до 100 руб. – имногие считают, что именно скупка долларов компанией Игоря Сечина и обрушила российскую валюту. «Размещение облигаций «Роснефти» на 625млрд руб., которое провела «Роснефть» в начале декабря 2014 г., было«непрозрачным» и стало одним из факторов давления на курс рубля»,– отмечала глава Центрального банка РФ Эльвира Набиуллина. Несмотря на заявления компании опогашении займов на покупку ТНК-BP, на деле «Роснефть» лишь сменилакредиторов– синостранных банков на российские, которые, в своюочередь, получают необходимые средства непосредственно от ЦБ, закладывая облигации «Роснефти» на аукционах РЕПО. Комментируя этот факт, бывший министр финансов России Алексей Кудрин отметил, что«Роснефть» не может сама производить рефинансирование своих долгов на рынке. Это снижение качества статуса «Роснефти» как заемщика».

Сегодня «Роснефть» получила отказ на просьбу о субсидиях, но, находясь под гнетом двух типов обязательств– обязательств по долгам и полицензиям, – собирается взять взаймы у банков огромную сумму – 3трлн руб. во Всероссийском банке развитиярегионов (ВБРР), почти 3,7трлн руб. вбанке «ВТБ» и 3,2 трлн руб. в Газпромбанке. Алексей Кокин из Uralsib Capital полагает, что главное, на что нужны средства «Роснефти», – реструктуризация взятых кредитов.

Между тем государству нет никакого резона защищать монополию «Роснефти» – госкомпании перестают быть курицей, несущей золотые яйца. В 2014г. «Роснефть» так и не смогла увеличить добычу. Выручка по итогам II квартала 2015 г. снизилась по сравнению с прошлогодними показателями на 15% – до 1,87 трлн руб.

Налоговые поступления от «Роснефти» сокращаются: по прогнозам самой «Роснефти», в 2015 г. она может заплатить почти на 27% меньше налогов, для бюджета это минус 800млрд руб. – таким образом «Роснефть» перестанет быть крупнейшим налогоплательщиком в стране. Налоговый маневр предполагал, что нефтяники будут платить меньше таможенных пошлин и больше НДПИ, но, как подсчитал эксперт Uralsib Capital Алексей Кокин, в 2015 г. из-за снижения цен на нефть и изменений в налоговом законодательстве выплаты «Роснефти» по экспортным пошлинам снизятся на 46% (примерно на 770 млрд руб.). Между тем расходы по НДПИ при этом вырастут только на 11% (примерно на 120 млрд руб.).

Рост «Роснефти» все время предполагал участие административного ресурса – достаточно вспомнить истории про покупки «Юганскнефтегаза»– актива ЮКОСа, про покупку компании ТНК-BP, про деприватизацию «Башнефти», в ходе которой владелец АФК «Система» Владимир Евтушенков сидел под домашним арестом, про срежиссированный кем-то судебный процесс башкирской пенсионерки против «Башнефти». Но не совсем ясно, зачем сегодня государству обязательно быть на стороне «Роснефти», которая все больше нуждается в финансовой помощи и, скорее всего, не может обеспечить освоение шельфа быстрыми темпами, а также для своего развития нуждается в административном ресурсе.

«Роснефть» все меньше дает и все больше просит, все чаще вступая в конфликты. Так, в августе 2015 г. Игорь Сечин обратился к Владимиру Путину с открытым ультиматумом: если не предоставить нефтепереработчикам дополнительных льгот, в 2017 г. в России будет дефицит бензина.

Сейчас вице-президент «Роснефти» Михаил Леонтьев буквально объявил информационную войну «Лукойлу» и другим конкурентам – он пригрозил оппонентам судьбой Ходорковского, заявил, что кое у кого нефтяные активы получены воровством и даже намекнул, что «Лукойл»– не совсем российская компания.

Хочется надеется, что Россия сможет выработать более оптимальную и гармоничную политику развития нефтяной промышленности, не делая исключительную ставку только на несколько госкомпаний.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
webnewsite.ru / автор статьи
Загрузка ...

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: