Thomson Reuters: продавец информации

Содержание

Тиражи газет снижаются, монетизация интернет-ресурсов представляет собой очень сложную и не всегда решаемуюпроблему. Казалось бы, с помощью Интернета сегодня можно достать любые нужные вам сведения, причем совершеннобесплатно. Остается ли в этих условиях место для торговли информацией?

В корпорации Thomson Reuters, контролирующей всемирно известное информационное агентство Reuters, а кроме того, поставляющей базы данных иинформационные программные инструменты для профессионалов в разных сферах, уверены, что Интернетиформационному бизнесу не помеха. Об этом «Ко» рассказал управляющий директор Thomson Reuters в России и странахСНГ Петр Марчевски.

Роботы читают новости

– Существует мнение, что в современных условиях всеобщей информационной прозрачности и бесплатных интернет-ресурсов нет места для платного контента, для продажи информации. Так ли это?

– Я не согласен с этим мнением, хотя бы потому, что оно ставит под вопрос бизнес-модель компании Thomson Reuters. Я бы сравнил наш бизнес с миром медицины. Процесс демократизации медицины сейчас идет очень быстро. Можно пойти в любую аптеку и купить любые препараты. ВРоссии законодательство такое, что позволяет купить даже антибиотики без посещения врача. Но это не значит, что на рынке медицинских услуг нет места для нейрохирургов или кардиологов.

– Но очевидно, что просто за новости сегодня клиенты платить не готовы. За какую информацию они могут раскошелиться?

– И снова я попытаюсь оспорить вашу точку зрения. У нас есть ряд продуктов, представляющих собой в чистом виде новости. Мы недавно вывели их на российский рынок, и наши клиенты начинают их покупать и активно использовать. Дело в том, что речь идет не просто о новостях, а о так называемых машинно-распознаваемых новостях. Игроки финансового рынка могут, получив этот поток информации, проанализировать его с использованием специального программного обеспечения. Это новости, анализирующиеся компьютером со скоростью компьютера. Представьте себе: организация, работающая на финансовом рынке, проводит сделки на десятки миллионов долларов, а решения о сделках принимаются высокоскоростным торговым роботом, получающим информацию о новостном фоне через наш новостной продукт. Это пример наблюдаемых на рынке тенденций, а именно конвергенции между вселенной новостей и вселенной компьютерных технологий.

А второй пример, который я хочу привести, будет касаться области бухгалтерского учета и налогообложения. Представьте себе международную корпорацию, работающую в нескольких юрисдикциях; ей необходимо обеспечить соблюдение законодательства, в том числе и налогового, во всех странах, где она работает. Возьмем, к примеру, корпорацию «Газпром», работающую в огромном количестве юрисдикций. Специалистам из финансового департамента «Газпрома» нужна оперативная информация о последних изменениях в налоговом законодательстве каждой из стран, а также программный продукт, который будет конвертировать реестры учета, бухгалтерские книги в отчетность по стандартам тех юрисдикций, в которых компания работает – в каждой стране должен быть комплект отчетности по ее стандартам.

Начинается все по-прежнему с информации, с контента. Но вокруг этого контента возникает надстройка – программные продукты, позволяющие структурировать и обрабатывать эту информацию нужным образом.

Наши клиенты – это профессионалы, то есть люди, работающие в финансовых институтах, банках, брокерских фирмах, различных правительственных организациях, международных корпорациях, юридических фирмах, научно-исследовательских учреждениях и т.д. А такие глобальные тенденции, как «большие данные» и революция мобильных устройств, естественно, меняют потребности профессионалов, и наши клиенты, профессионалы в своих отраслях, по-прежнему потребляют все большие объемы информации.

– Из сказанного вами можно сделать вывод, что сейчас платят не только и не столько за информацию, сколько за перевод этой информации на язык компьютерных систем.

– Действительно, наш бизнес во многом заключается в переводе информации на язык компьютеров, потому что сейчас растет сложность окружающего мира. Бизнес, сводящийся просто к предоставлению информации, сейчас страдает. Простейшим примером является бумажная пресса. Тиражи газет и журналов падают, у них ухудшается финансовая ситуация, потому что все больше и больше информации доступно онлайн.

Но, с другой стороны, у хороших газет тиражи не падают, а отличные газеты выходят даже со своими интернет-версиями. Они выходят в Интернет и начинают зарабатывать в онлайне.

Кто покупает информацию?

– Как устроен рынок платной деловой информации? Кто основные продавцы, кто основные покупатели?

– Я думаю, что этот рынок стоит разделить как минимум на два сегмента – B2B и B2C. Сегмент B2C в принципе достаточно прост. На этом рынке есть бизнес-модели, существующие уже долгое время. Один из примеров – это газеты. Они сейчас борются со снижением доходов от рекламы, то же самое касается и журналов. Уних начинают издаваться интернет-версии – тем самым меняется модель монетизации. При этом в сегменте B2C есть поставщики высокоспециализированного, высокоценного контента, которые свою информацию, естественно, предоставляют в Интернете на платной основе: подписка или плата за пользование.

Другой вариант монетизации – это онлайн-издания, размещающие рекламу в своих публикациях.

Сегмент B2B, в свою очередь, тоже делится на несколько частей. Первый большой раздел этого рынка, который в том числе обслуживает и наше российское подразделение, – это финансовые рынки и управление рисками. Итут потребителями наших услуг являются сотрудники компаний и банков, в основном работающие на финансовых рынках, а также сотрудники служб управления рисками в корпорациях и банках.

Второй большой раздел рынка информации для профессионалов – это все, что связано с интеллектуальной собственностью и услугами научному сообществу. Потребителями информационных услуг в этом сегменте являются научные работники, а также корпорации, у которых есть свои отделы НИОКР и которым, допустим, необходимо следить за развитием исследований по определенной теме.

Третий сегмент – это налогообложение и бухгалтерский учет.

И четвертый сегмент – это услуги юридическим фирмам, предоставление юридической информации, а также специфических программных продуктов. Постоянно публикуются новые законы, нормативные акты, суды в странах с прецедентной судебной системой принимают новые решения, а это значит, что они добавляются в базу прецедентов, которые нужно анализировать по каждому новому судебному делу, и т.д. Юристы должны иметь эту информацию в легкодоступной для них форме. Именно такое сочетание информации и компьютерных технологий, их слияние и создает ту самую дополнительную ценность для потребителя.

– А какой из этих сегментов наиболее финансово мощный?

– Все зависит от того, про какой географический регион мы говорим, но про все эти сегменты можно сказать одно: они представляют собой бизнес с оборотом в миллиарды долларов. Если взять сегмент финансовой информации и управления рисками, то эта отрасль быстро росла до мирового финансового кризиса 2008 г. И естественно, после 2008 г. мы видим, что ситуации в разных странах различаются. Ново всех финансовых учреждениях существует потребность в наших услугах, потому что после глобального кризиса 2008г. регулирование финансового бизнеса стало существенно более жестким, и это создает у наших заказчиков в данной сфере весьма специфические и четкие потребности в информации в информационных услугах, в частности, касающихся информации о рисках.

– Если взять Россию, насколько развит здесь рынок деловой информации? И какие информационные услуги наиболее востребованы?

– Та деятельность, которую ведут профессионалы финансового рынка, работающие в России, не так сильно отличается от аналогичной деятельности профессионалов в Лондоне. И их деятельность осуществляется исключительно на основе и с использованием той информации и тех финансовых информационных систем, которые им предоставляют специализированные компании, аналогичные нашей. И все новейшие тенденции финансовых рынков, то есть создание новых финансовых инструментов, алгоритмические торговые системы, торговые системы со сверхнизким временем отклика – все это есть на мировом финансовом рынке и в России.

Но давайте не будем ограничиваться только финансовыми рынками, давайте посмотрим, допустим, что происходит в мире науки. Что мы там видим? Мы видим сотни научно-исследовательских учреждений, институтов, где работают тысячи и тысячи ученых. Мы видим амбициозные проекты. Один из проектов правительства РФ предполагает вывод ряда российских научно-исследовательских учреждений и учреждений высшего образования в Топ-100 мирового рейтинга соответствующих научно-исследовательских и учебных заведений. И тут ясно, что эти исследователи могут добиться успеха только в том случае, если у них есть доступ к актуальной информации о достижениях других исследователей всего мира. Они смогут выполнять современные исследования, только если будут обладать информацией о результатах других исследований, сделанных в мире, и смогут дальше развивать свои исследования на базе этой информации. Иэто еще один пример опять-таки того, как информация и профессиональные информационные системы используются в России.

– А что, у российских научных институтов есть привычка покупать платную информацию и есть бюджеты для этого?

– Нельзя говорить, есть ли такая привычка или нет, но они приобретают услуги, позволяющие им стимулировать научный процесс в своих стенах. Ичасть этого процесса стимулирования научной деятельности осуществляется правительством Российской Федерации. Люди, ответственные за развитие российской науки, прекрасно понимают, что для того, чтобы ученые выполняли свои функции, им необходим доступ к такого рода информационным системам.

Так же, как компьютер когда-то пришел на смену пишущей машинке, сейчас новые приложения и программные продукты многократно расширяют функциональность компьютеров и благодаря подключению к соответствующим базам данных позволяют человеку стать частью всемирного сообщества ученых.

Подсматривать вдругой отрасли

– А как на рынок информационных услуг повлияло развитие социальных сетей?

– Социальные сети в принципе и вообще Интернет, если смотреть более широко, на рынок информационныхсистем и информации оказали в какой-то степени разрушительное действие. Но тут мы видим действие того самого принципа креативного разрушения. Тоесть когда, с одной стороны, разрушаются старые модели функционирования, а с другой, то новое, что возникает на обломках, функционирует лучше и дает больше возможностей пользователю. Вы как потребитель информации получаете новые источники информации, новые способы ее обработки и т.д.

Когда-то давным-давно для того, чтобы стать журналистом, нужно было проходить длительное профессиональное обучение, и сам факт того, что кто-то журналист или репортер, давал человеку высокий статус в социальной иерархии. А сейчас барьер входа на рынок создания контента не то что снижен, а практически исчез, то есть любой человек или даже любой подросток может, если у него есть доступ в Facebook, там публиковаться.

Но мы предлагаем профессиональные услуги для профессионалов. В различных сегментах рынка возникновение социальных сетей создает различные аспекты дополнительной стоимости. И такие компании, как наша, должны, конечно, все время концентрироваться на том, что мы делаем лучше всего, на наших сильных сторонах. А это значит, на надежной, объективной, точной, высокоскоростной, быстро поставляемой информации для профессионалов. Мы не можем застыть на месте, нам нужно постоянно пересматривать то, как работают наши системы, с учетом меняющейся ситуации. Можно сказать, что социальные сети в каком-то смысле расширяют то поле, на котором мы работаем.

– Работа на финансовых рынках удобна тем, что информация там достаточно хорошо структурирована. Сложность всегда представляют те сегменты, где информация не структурирована. Например, очень большое значение в экономике сейчас имеют фонды прямых инвестиций, венчурные фонды, задача которых– где-то, неизвестно где, найти хороший проект. Можете ли вы или вообще рынок информационных сервисов помочь в решении этой задачи?

– Ответ на этот вопрос будет «да», и вот почему. Что мы, собственно, делаем? Мы объединяем сообщества профессионалов. А задача, которую вы описали, заключается в том, что людям, ищущим такие проекты, нужно выйти за пределы уже сложившегося сообщества, скажем, сообщества профессионалов финансового рынка.

Я уже рассказал о тех двух сообществах профессионалов, которые мы весьма успешно обслуживаем именно в России. Это профессионалы финансового рынка и это профессионалы научной сферы. Представьте себе, какую выгоду создаст механизм, который позволит членам финансового сообщества иметь возможность, что называется, заглянуть одним глазком в результаты исследований, получаемые членами научного сообщества. То есть это создает для обоих таких сообществ некую дополнительную ценность, причем весьма существенную, и все, что для этого нужно, – механизм, позволяющий связать эти два сообществавместе. Речь идет о том, чтобы дать им инструментарий, который позволил быим анализировать эту информацию и принимать решения. Профессиональные системы для научного сообщества дают ученым возможность не только анализировать, какие исследования ведут другие ученые в других странахмира по интересующей их теме, но и подавать патентные заявки на свои разработки, регистрироватьполезные модели, научные образцы и т.д. Профессионалы финансовогорынка смогут извлечь большую выгоду из знакомства с этими данными.

– А системы научной информации читаемы для финансовых профессионалов?

– Этот вопрос подводит нас к разговору о проблемах обучения в условиях ускоряющегося темпа перемен. Дело в том, что для того, чтобы быть успешным менеджером фонда прямых инвестиций, тем более в какой-то наукоемкой отрасли, недостаточно быть просто профессионалом в сфере финансов, необходимы знания в соответствующей предметной области, в которой фонд специализируется в своих инвестициях. И для нашего бизнеса тут задача заключается в том, чтобы разрабатывать новые инструменты, позволяющие анализировать информацию и принимать решения на ее основе.

«Необходимо быть локальной компанией»

– Мы говорили о настоящем, теперь несколько слов о будущем. Какие тренды на рынке информационных услуг вы считаете наиболее перспективными и определяющими его будущее?

– Одна из тенденций, влияющая и на наш бизнес, и в общем на всю нашу жизнь, – это ускорение темпа изменений. Мы работаем в среде, которую можно назвать слабопредсказуемой, и такая непредсказуемость определяется высоким темпом инноваций – сейчас выше, чем когда-либо ранее в истории человечества. Профессионалы должны следовать за высоким темпом изменений, быть в курсе последних тенденций. Это стало частью их работы, и, естественно, в этом им помогает использование специальных информационных продуктов. То есть для того, чтобы наша информация была ценной для пользователей, мы должны в наших системах, в нашей информации отражать процессы изменений, идущие в профессиональной сфере.

И что интересно, рецепт успеха в ситуации растущего темпа изменений весьма старый. Естественно, необходимо иметь профессиональное образование, необходимо быть локальной компанией, в том смысле, в частности, что нужно работать на местном рынке, постоянно общаться со своими клиентами на ежедневной основе и понимать, какие у них потребности, все это отражать в развитии информационных систем.

– А какой метод монетизации в сфере B2C вы считаете наиболее перспективным?

– Исходя из моего опыта работы в сегменте B2B, я могу ответить по аналогии. Для того чтобы иметь возможность монетизировать контент, необходимо, чтобы то, что вы можете предложить клиенту, представляло собой ценность для него. Для этого у вас в компании должны быть люди, которые действительно интересуются выбранной профессиональной сферой и для которыхэта сфера является значимой. Опять-таки вы должны общаться с вашими клиентами, знать ваших клиентов, понимать, что их волнует, и тогда информация, вами представляемая, будет для них значима. Примеров того в нашей жизни миллион: например, перед выходом из дома я смотрел прогноз погоды, а кто-то другой, возможно, искал информацию о ситуации на финансовых рынках или, скажем, из мира искусства.

– Последний вопрос. Кто ваши конкуренты и есть ли на российском рынке информационных сервисов сильные локальные игроки, которые могут конкурировать с глобальными корпорациями?

– Мы и на глобальном, и на локальном уровне конкурируем с достаточно широким спектром компаний – поставщиков информации, и в каждом из тех сегментов рынка, которые мы обсуждали, есть свой список компаний, скажем так, конкурентов. Есть много интересных российских компаний, активно работающих в этих сферах. Можно привести в пример ведущие российские информагентства. Но все они достаточно комплементарны, в определенном смысле дополняют друг друга в том плане, что вряд ли вам удастся пользоваться только одним источником информации и не пользоваться услугами кого-то еще. Информация и услуги, которые предлагаем мы, востребованы в большом количестве отраслей огромным количеством профессионалов, причем, кроме обеспечения их всей необходимой для сферы их прямых профессиональных интересов информацией, мы также помогаем найти информацию из смежных отраслей. Я уже приводил пример с наукоемкими проектами, и это только один из примеров. Мы обеспечиваем полноту знаний для наших клиентов, помогаем им видеть значительно больше, принимать осознанные решения и управлять своим бизнесом.

РезюмеПетра Марчевски

Место рождения: город Лодзь(Польша)

Образование: получил степень магистра в области международной экономики в Варшавской школе экономики, также учился в Университете Боккони (Милан); магистр Сообщества европейских школ менеджмента (CEMS) в области международного менеджмента

Профессиональный опыт:до прихода в Thomson Reuters работал радиожурналистом в Польше (редактор и ведущий программы новостей и утреннего информационного обзора на «Радио Свобода»)

Последние 15 лет работает с Thomson Reuters.

До переезда в РФ провел пять лет на руководящих должностях, последние два года работал в Нью-Йорке в качестве главы отдела бизнес-планирования и операций подразделения финансовых продуктов и рисков (Financial & Risk) Thomson Reuters по Северной и Южной Америке. В 2009 г. занял должность глобального главы по продажам и клиентскому обслуживанию в Лондоне.

В настоящее время работает в Москве, занимая пост управляющего директора.

Семейное положение: женат, двоесыновей

Рейтинг
( Пока оценок нет )
webnewsite.ru / автор статьи
Загрузка ...

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: