Смертные козни

Содержание

В Кремле всерьез обсуждают, не вернуть ли смертную казнь. Высшая мера наказания очень популярна и позволит не платить компенсации Михаилу Ходорковскому

Когда православных иерархов спрашивали, как они относятся к смертной казни, они обычно разводили руками: ее как особую меру наказания признавал Ветхий Завет, но не Новый, в котором, правда, ничего не говорится о необходимости ее полной отмены. Но теперь церкви, похоже, придется проявить свою позицию, пусть и не публично. В Кремле обсуждают возможность возвращения смертной казни, и, по сведениям Newsweek, противники высшей меры наказания уже подключили к делу РПЦ: патриарх обещал им поговорить с президентом Медведевым в самое ближайшее время.
По закону, смертная казнь должна появиться в России уже с нового года – если ее не запретят окончательно или не придумают, как предотвратить ее возвращение. Собеседник Newsweek в администрации президента рассказывает, что окончательного решения пока не принято и Кремль осторожно прощупывает почву. Скорее всего Медведеву придется что-то сказать на тему смертной казни в послании Федеральному собранию в октябре. «Сейчас идет поиск сильных тезисов послания, – говорит источник Newsweek в Кремле. – Есть идея, что в связи с ростом терроризма отмена моратория [на смертную казнь] может прозвучать внушительно».
С одной стороны, Медведев знает, что возвращение смертной казни не улучшит имиджа России на Западе. С другой – с пониманием относится к аргументам тех, кто предлагает расстреливать террористов и педофилов-убийц. «Смертная казнь – вопрос не юридический, а чисто политический», – говорит источник в администрации.
Рейтинг смертной казни в России выше, чем у Владимира Путина, шутят социологи. Ее поддерживают более 80% граждан России. По словам главы ФОМ Александра Ослона, люди уверены, что некоторым преступникам «не место на земле». Кроме того, люди убеждены, что смертная казнь снизит рост преступности, считает член думского комитета по безопасности Геннадий Гудков. Он прогнозирует, что идею отмены моратория будут активно использовать на выборах: еще Ленин говорил, что лозунги должны быть понятны массам.
На крайнюю популярность «вышки» и упирают ее сторонники. Только в этом году тема смертной казни всплывала как минимум трижды: в связи с широко освещавшимися в прессе убийствами детей, после того как майор Денис Евсюков расстрелял людей в столичном супермаркете и из-за постоянных терактов на Северном Кавказе. Адвокат потерпевших от Евсюкова Игорь Трунов даже заявил, что политическое решение о возвращении смертной казни в России уже принято и бывшего главу ОВД «Царицыно» могут расстрелять в 2010 году. Коллеги адвоката парируют, что приговор по резонансному делу Евсюкова будет вынесен раньше. Закон обратной силы не имеет, так что даже если смертную казнь вернут, майор-убийца останется жив.
По утверждению собеседника Newsweek, в связи с темой смертной казни в Кремле говорят только о двух категориях уголовных дел – о терроризме и о преступлениях против несовершеннолетних. В таком случае Евсюкову расстрел опять-таки не грозит – он не террорист и не убивал детей. И общественное мнение тут вряд ли на что-нибудь повлияет. Два года назад, когда судили битцевского маньяка Пичушкина, убившего больше людей, чем Чикатило, все призывы к расстрелу остались неуслышанными.
В действующем Уголовном кодексе смертная казнь предусматривается по пяти статьям, в том числе за убийство с отягчающими обстоятельствами и посягательство на жизнь милиционера. Статьи «убийство несовершеннолетнего» в кодексе пока нет – видимо, в него придется внести поправки. В случае с террористами ввести смертную казнь будет еще сложнее. По Конституции, смертный приговор могут выносить только суды присяжных. Но в прошлом году Дума приняла закон, который вывел из ведения присяжных дела, связанные с терроризмом, шпионажем и организацией массовых беспорядков. Значит, чтобы казнить террористов, придется поправить Конституцию.
Близкие к Кремлю собеседники Newsweek считают, что сам президент не стремится возвращать смертную казнь, но ее сторонники оказывают на него сильное давление. «Есть горячие головы, силового толка, которые мечтают о порядке и эшафоте», – говорит член Общественной палаты адвокат Анатолий Кучерена. Этой осенью он планирует провести заседание профильной комиссии палаты, чтобы выяснить, каковы общественные настроения.

Выяснить этот вопрос – сейчас самое время. По закону смертная казнь должна вернуться 1 января 2010 года. В России не казнят уже 13 лет – с сентября 1996 года, но четкого юридического документа, который бы разрешал или запрещал казни, не существует. Зато есть несколько противоречивых норм, которые можно интерпретировать по-разному.
К примеру, в статье 20 Конституции написано, что любой гражданин, которому грозит смертная казнь, может требовать рассмотрения своего дела в суде присяжных. Конституция была принята в 1993 году, судов присяжных в тот момент повсеместно еще не существовало. Несмотря на это в 1994–1996 годах – в нарушение Конституции – были казнены более ста человек.
В 1996 году Россия вступила в Совет Европы и присоединилась к Европейской конвенции по правам человека. Шестой протокол к этой конвенции предусматривает отмену смертной казни в мирное время, и Россия в тот момент взяла на себя обязательство подписать и ратифицировать его в трехлетний срок. В 1996 году Борис Ельцин подписал указ о поэтапном сокращении применения смертной казни, однако протокол Дума до сих пор так и не ратифицировала. «Наши депутаты страдают склонностью к популизму, – считает экс-зампред Конституционного суда Тамара Морщакова. – Они говорят, что общество не хочет отмены смертной казни. Ну и что? Ни в одной стране мира общество не хотело отмены смертной казни. Даже в Англии, в этой благонравной, старой демократии. Но там общество не спрашивали».
Тамара Морщакова вообще считает, что смертная казнь в России уже отменена. Она напоминает, что по Конституции международное право имеет приоритет над национальным. А согласно Венской конвенции страна, подписавшая международный документ, до ратификации обязана не нарушать его. Это значит, что подписанный Россией протокол номер шесть должен выполняться – пусть даже он и не ратифицирован Думой.
Впрочем, это мнение Морщаковой разделяют далеко не все. Большинство юристов считают, что смертная казнь в России юридически разрешена, просто временно не может применяться. Именно так постановил в 1999 году Конституционный суд – Морщакова тогда была в нем зампредом. Рассматривая иск трех приговоренных, конституционные судьи вспомнили ту самую 20-ю статью Конституции и решили, что ни один гражданин России не должен быть казнен, пока во всех субъектах федерации не будут сформированы суды присяжных.
Сейчас суды присяжных есть везде, кроме Чечни. Там их должны были ввести еще 1 января 2007 года, но отложили на три года. Тем самым с повестки дня была снята проблема смертной казни. Сейчас глава Верховного суда Чечни Зиявди Заурбеков утверждает, что в республике активно готовятся к введению судов присяжных: «Формируются списки потенциальных присяжных заседателей, вскоре будем отправлять судей на учебу, они будут специально учиться работать с присяжными».
Если это произойдет, то в следующем году на всей территории России можно будет казнить. Задержка может быть вызвана только тем, что в России сейчас нет расстрельных команд. Источники Newsweek в пенитенциарной системе рассказывают, что прежние давно расформированы и их состав засекречен. Имена бывших палачей имеются только в архивах ФСБ. Они говорят, что на формирование новых «расстрельных команд» уйдет немало времени.

ПУТИ К ОТСТУПЛЕНИЮ

Собеседники Newsweek сходятся в том, что у руководства России есть несколько возможностей не допустить возвращения смертной казни. Глава думского комитета по законодательству Павел Крашенинников считает, что самое верное – просто ратифицировать шестой протокол. Это успокоит европейцев и положит конец горячему обсуждению этой темы внутри страны. На ратификации, говорит источник, близкий к администрации, настаивают либеральные юристы, работающие в Кремле, – для них это одно из звеньев реформы судебной системы, которую пытаются гармонизировать с европейской. Оппоненты ратификации напоминают, что в прогрессивной Америке смертная казнь не отменена.
Другим выходом из ситуации может стать продление моратория президентским указом или думским законом. Это просто сохранение статус-кво. «В этом случае решение о ратификации протокола могут отложить до более удобного момента. Когда действительно возникнет необходимость понравиться Европе», – говорит Геннадий Гудков.
Самый простой путь, считают в Думе, – вновь отложить введение судов присяжных в Чечне. Скорее всего будет выбран этот вариант, прогнозирует Павел Крашенинников. Но Зиявди Заурбеков не видит к этому никаких предпосылок: «Законом определено, что суд присяжных будет введен с 1 января 2010 года. Мы в данном случае являемся исполнителями этого закона».
Еще одним поводом отложить введение смертной казни, добавляет источник в Кремле, может стать ситуация не в Чечне, а в Ингушетии. Дело в том, что там еще не сформированы муниципальные органы власти, а значит, легитимность судов присяжных можно оспорить в любой момент. В конце августа Дмитрий Медведев на заседании Совбеза в Ставрополе уже раскритиковал суды присяжных в Ингушетии, сказав, что они выносят слишком мягкие приговоры. Но чтобы эта проблема стала препятствием для возвращения смертной казни, в Ингушетии сначала нужно вообще отменить суды присяжных – например, решением Думы или указом президента.
В самой Ингушетии в это не верят. По словам представителя Верховного суда Ингушетии Зураба Чемурзиева, «речь идет не об отмене суда присяжных вообще, а об изменении судебной процедуры». Замначальника судебно-правового департамента администрации президента Ингушетии Микаил Гадаборшев вообще возражает, что границы муниципальных образований в республике четко определены, поэтому претензий к статусу судов присяжных в республике возникнуть не должно.

КАЗНЬ РАДИ ЮКОСА

Помимо желания угодить обществу, которое жаждет казней, у российских властей может быть еще одна, уже чисто политическая причина отменить мораторий. Возвращение смертной казни будет означать полный разрыв с Советом Европы, ради которого 13 лет назад в России были прекращены расстрелы.
Парламентская ассамблея Совета Европы на каждой сессии критикует Россию за невыполнение обещания ратифицировать шестой протокол. Никаких санкций за это против Москвы пока не вводили. Но у России и без этого было немало конфликтов с ПАСЕ – из-за прав человека и войны в Грузии. Отмена моратория на смертную казнь наверняка станет для ПАСЕ последней каплей. Одновременно Россия выйдет из-под юрисдикции Европейского суда по правам человека в Страсбурге, важнейшего института Совета Европы. Тогда граждане России потеряют возможность оспаривать там решения российских судов.
Все последние годы Россия была рекордсменом – как по количеству поданных против нее исков в Страсбурге, так и по общей сумме компенсаций. Только в прошлом году к России были поданы 27 246 исков – это 28% от всех исков, которые рассматривал Страсбургский суд.
Российские власти давно недовольны Страсбургом. По словам главы думского комитета по международным делам Константина Косачева, многие чиновники и политики считают Страсбургский суд антироссийской организацией, так как Россия там регулярно проигрывает. «Они забывают, – говорит Косачев, – что Страсбургский суд действует в интересах российских граждан и зачастую в него жалуются именно на нарушение российского законодательства или на неисполнения решений российских судов».
Самым «антироссийским» делом из тех, что рассматривает Страсбургский суд, российские власти считают дело ЮКОСа. В течение этого года суд принял к рассмотрению несколько исков Михаила Ходорковского, Платона Лебедева, Василия Алексаняна, других бывших сотрудников ЮКОСа, а также самой компании в целом. Некоторые из них уже признаны приемлемыми и рассматриваются по существу. Еще несколько десятков находятся на более ранних стадиях.
По словам источника в Страсбургском суде, вероятность поражения России по большинству из этих дел очень велика, так как суд обычно руководствуется в своих решениях резолюциями ПАСЕ, а политическую резолюцию, осудившую дело ЮКОСа, ассамблея приняла еще в 2005 году.
Источник в МИДе признает, что за страсбургским делом ЮКОСа российские власти следят с огромным опасением. Любое поражение будет воспринято крайне болезненно. «Выход из Совета Европы – это, конечно, крайняя и очень нежелательная мера. Но многие силы в российском руководстве считают, что ради того, чтобы не допустить поражения в деле ЮКОСа, нужно приложить любые усилия», – признается он. Последствия проигрыша России могут быть самыми разнообразными: от выплат компенсаций Ходорковскому, Лебедеву и другим заключенным (около €80–100 млн) до признания нелегитимными всех сделок с бывшей собственностью ЮКОСа после банкротства компании.
Впрочем, по словам адвоката Каринны Москаленко, представляющей в Страсбурге интересы многих российских истцов, России уже поздно выходить из Совета Европы для того, чтобы не проиграть в Страсбурге. Те дела, которые уже приняты к рассмотрению, будут доведены до конца. Пусть Россия не признает эти судебные решения, объясняет Москаленко, но их признают остальные страны Совета Европы, и компенсации тогда будут взыскивать, арестовывая собственность России за рубежом. Не говоря уже о том, что возвращение смертной казни и выход из Совета Европы связаны с огромными издержками для репутации России в мире.
Источник Newsweek в администрации президента возражает: даже вернув смертную казнь, Россия сумеет объяснить европейским лидерам, что это вынужденная мера, и разрыва с Советом Европы не будет. В Страсбурге считают иначе. Один из зампредов ПАСЕ напоминает, что 13 лет назад никто не вынуждал Россию обещать, что она отменит смертную казнь: «Если сейчас она передумает, это будет означать, что той России, которая в 90-е вступала в Совет Европы, больше нет».

В подготовке статьи участвовали Илья Архипов, Орхан Джемаль, Михаил Фишман
ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ В ОРГАНЫ

Приговоренным к смерти китайцам сохранят их почки

Пенитенциарная система Китая проводит сенсационную реформу. Китайские власти решили отказаться от давней практики отправлять смертников на органы. Китай – мировой лидер по количеству смертных приговоров. По подсчетам Amnesty International, в 2008 году там казнили как минимум 1700 человек, причем правозащитники считают, что настоящая цифра в разы больше. До сих пор приговоренных к смерти преступников в КНР использовали в качестве доноров органов. Более 1 млн китайцев нуждаются в пересадке, а доноров-добровольцев нет: пожертвовать свое тело после смерти за последние шесть лет согласились только 130 человек. Отсюда ставка на смертников – по сведениям газеты China Daily, в прошлом году 65% трансплантаций проводились с использованием органов приговоренных к смерти заключенных.
В конце августа китайские власти официально объявили, что намерены покончить с этой практикой. Они запустили государственную программу по привлечению доноров-добровольцев. «Приговоренные к смерти – не лучший источник органов для трансплантации», – заявил замминистра здравоохранения Хуан Цзефу.
Китай не единственная страна, использующая смертников как доноров. По некоторым данным, такая практика есть на Филиппинах, во Вьетнаме и Индонезии. В конце 1990-х этот вопрос поднимался и в США. В 1998 году доктор Чак Грэхем выступил с законопроектом Life for а Life, по которому смертнику, пожертвовавшему, например, печень или почку, могли заменить приговор на пожизненное заключение. Грэхема вдохновил пример приговоренного к смерти заключенного из штата Джорджия. Раскаявшийся Ларри Лончар хотел отдать свою почку следователю, который отправил его за решетку, но получил отказ от властей штата. Предложение Грэхема вызвало бурную дискуссию, но в итоге было отклонено. Люди не хотели, чтобы им пересаживали «сердце убийцы».

В рамках совместного проекта «Русского Newsweek» и Livejournal «ЖЖивое мнение» блоггеры ответили на вопрос, нужно ли восстановить в России смертную казнь. Дискуссия развивалась в сообществе opinion.ru.  

    

   

   

   

tri_pertsa
Я такой вопрос как-то задал вору в законе. Отсидевший в тюрьме два десятка лет человек сказал: «Нет, пусть они [преступники] мучаются». Присоединяюсь. Не только по этой причине, но и еще по причине возможной судебной ошибки.

На мой взгляд, смертная казнь – вполне приемлемая мера наказания. И я лично (хотя, конечно, кто я такая?) ничего против не имею, а только за. Вот пишут, что пожизненное заключение тяжелее смерти за одну минуту. Не соглашусь с этим. Приговор «смертная казнь» окажет совершенно другое влияние на преступника. Ведь в сфере пожизненных заключений существует такое понятие как амнистия. Кроме того, если говорить о несовершенстве нашего правосудия, то и место для «откупа» всегда есть. То есть, на подсознании у совершившего преступление сохраняется маленькая толика надежды выйти. Мне кажется, что такая мера наказания, как смертная казнь, призвана, в первую очередь, усилить выполнение одной из задач Уголовного права РФ – предупреждение совершения преступлений. И потом. Обратите внимание на составы преступлений, за которые в нашей стране вообще возможна «высшая мера». Это «Геноцид», «Убийство с отягчающими», «Посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля», «Посягательство на жизнь лица, осуществляющего правосудие или предварительное расследование» и «Посягательство на жизнь сотрудника правоохранительного органа». То есть фактически применяется принцип «око за око» – убил или попытался убить, значит и тебя убьют. А по поводу порицания международного сообщества. Да, смертная казнь повсеместно отменена. Но кто знает, быть может в след за РФ пойдут и другие государства? Или даже если и не пойдут – действие Уголовного Закона РФ распространяется на граждан РФ, а преступления, попадающие под вышеприведенный перечень с участием подданных иностранных государств, должны быть рассмотрены МУС’ом. А в том случае, если «Матушка Европа» начнет выдавать что-то в том духе, что мы себя по-варварски ведем, мы и им сможем припомнить много чего. Например, в Лондоне до сих пор действует запрет на избиение жен после 21.00, «ибо крики избиваемой могут мешать горожанам». А в Дании никто не отменял закона, в соответствии с которым перед автомобилем должен идти человек, предупреждающий конные экипажи об опасности. И еще много пример есть, так что не надо про «варварство».

Лично я за смертную казнь. Не стоит говорить, что это однозначно плохо, ибо до моратория ее применимость строго регламентировалась. Просто стоит добавить формулировку «терроризм». Помимо моральной стороны «законного убийства своих граждан», есть и моральное удовлетворение от казни преступников захватывающих школы и убивающих детей. По поводу международных организаций. Реально, из каких могут исключить РФ? США откуда исключили за применение смертной казни?

Комментарии выше «за смертную казнь» говорят о воздействии ее применения на предотвращение преступлений, но эти гипотезы не выдерживают проверки практикой. Дело не в международных организациях, дело в том, что это бессмысленно и опасно – новые преступления это не предотвращает, стопроцентно верного и объективного правосудия невозможно достичь (я не говорю о злонамеренности, а о субъективном восприятии любой информации и искажении информации при передачи от одного источника к другому, которые есть всегда).
Вот цитата, исследования легко найти в сети:

Аргумент об устрашающем воздействии смертной казни.
В ходе неоднократно проводившихся научных исследований не удалось найти убедительных доказательств того, что смертная казнь является более эффективным методом предотвращения преступности, нежели другие виды наказаний.

В последнем таком исследовании, проведённом по заказу ООН в 1988 году и дополненном в 2002 году, изучалась связь между смертной казнью и количеством убийств. Исследователи пришли к выводу, что «…было бы неверным принять гипотезу о том, что смертная казнь влияет на снижение числа убийств в существенно большей мере, чем угроза и применение менее сурового, на первый взгляд, наказания – пожизненного заключения». (См. Roger Hood, The Death Penalty: A World-wide Perspective, Oxford, Clarendon Press, third edition, 2002, p. 230)

Как влияет отмена смертной казни на уровень преступности:

В выводах исследования, проведённого по заказу ООН в 1988 году и дополненного в 2002 году, в рамках которого изучалось влияние изменений в применении смертной казни на уровень преступности, говорится: «Тот факт, что статистические тенденции… остаются неизменными, является убедительным доказательством того, что государствам не следует опасаться неожиданных и сильных скачков кривой преступности, если на смертную казнь станут полагаться в меньшей степени».
Свежие статистические данные из стран-аболиционистов не содержат признаков того, что отмена смертной казни имела негативные последствия. Например, в Канаде число убийств на 100 тысяч человек населения, максимальное в 1975 году (за год до отмены смертной казни) и составлявшее тогда 3,09, в 1980 году снизилось до 2,41 и с тех пор продолжало снижаться. В 2003 году, через 27 лет после отмены смертной казни, число убийств составило 1,73 на 100 тысяч человек населения, то есть на 44% меньше, чем в 1975 году. Это самый низкий показатель за последние три десятилетия. (См. Roger Hood, The Death Penalty: A World-wide Perspective, Oxford, Clarendon Press, third edition, 2002, p. 214)

Чисто теоретически, эта вещь нужная. Но в условиях российской судебной системы будет опасна. Сначала пусть все законы в порядок приведут и систему контроля за исполнением, а потом уж пусть о СК думают…

Смертная казнь должна быть отменена. При таком раскладе у невиновного есть шанс на освобождение, а для преступника – нет ничего хуже, чем быть во всём ограниченным до конца своих дней.

Думаю, нужна по ряду преступлений. Такие как педофилия, терроризм и т.д. Правда, исполнение должно проводиться не сразу, а через определенно время, во избежание судебных ошибок. И не говорите, что убийство грех – ибо «око за око» и общество должно защищать сея и своих граждан.

Я считаю, что такая радикальная и необратимая мера, как смертная казнь, не должна практиковаться в столь глубоко и всесторонне коррумпированной стране, как Россия. Для того, чтобы выносить и приводить в исполнение такие приговоры, необходимо гарантировать справедливость их применения к каждому конкретному подсудимому, необходима возможность персонифицировать несущих ответственность за процесс и результат принятия подобных решений. Мне кажется, обсуждать возможность возвращения к исключительной мере наказания можно будет лишь после того, как поговорка «от тюрьмы и от сумы..» утратит актуальность. Наша история показывает, что к стенке у нас ставят легко и за совершенно разные проступки, при этом большинство, конечно, помалкивает в тряпочку, а понятие «хорошо» и «плохо» всегда зависит от режима и от того, кто принимает решения, а объективность и непредвзятость- исключение, а не правило. Менталитет такой, наверное, рабский и трусливый.

Желать мучений другого – это гнусно, негуманно. Поэтому я за умерщвление преступников. Но без мучений, гуманно, методом внутривенного введения наркотика. Важно понимать, что общество должно не мстить, не казнить, а просто освобождаться от зла. Ничего личного. Мы должны не казнить преступника (человека, личность), а устранить прочно гнездящееся в нем большое зло. Если одно яблоко сгнило, его надо убрать из корзины и в помойку. Но мы ведь не яблоко наказываем, а гниль убираем, чтоб она не заразила другие яблоки. А аргумент на счет качества правосудия – это фигня. Надо просто принять норму, что судья, вынесший ошибочный приговор, должен или подвергнуться элиминации или хотя бы уйти из профессии. На самом деле, господа, все очень просто.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
webnewsite.ru / автор статьи
Загрузка ...

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: