Сеппо Юхи Ремес: шпион-директор

Имя финского финансиста, члена совета директоров множества отечественных компаний, в том числе «Россетей», «Сибура» и «Роснано», Сеппо Юхи Ремеса стало широко известно в начале апреля, когда Федеральная служба безопасности (ФСБ) неожиданно запретила ему въезд на территорию РФ, предварительно предупредив его о недопустимости собирания информации о руководстве российских энергетических компаний.

Событие это вызвало недоумение и в РФ, и в Финляндии: в России различные бизнес-ассоциации выразили беспокойство по поводу ухудшения инвестиционного климата, финское Министерство иностранных дел обещало разобраться. Важно, что даже ФСБ не обвиняет Сеппо Ремеса в шпионаже, хотя, если финн был шпионом, у него было бы идеальное место: он более двадцати лет находился в центре всех важнейших событий в российской экономике, и особенно в российской энергетике.

Специалист по России

Финляндия издавна извлекала экономические выгоды от близости огромной страны, и Сеппо Юха Ремес еще в университете города Оулу изучал финско-советские экономические связи. Всередине 1970-х его отправили на двухлетннюю стажировку в СССР. Выучив русский, Ремес начал активно использовать советско-скандинавские экономические связи. В итоге он обеспечил себя работой на следующие тридцать лет. Как только в СССР началась перестройка, Ремес получил должность секретаря в муниципалитете города Турку, ответственного за развитие туристических связей с Советским Союзом, а позже стал отвечать в муниципалитете за разработку стратегии торговли с СССР.

По настоящему заняться связями с СССР Ремес сумел в начале 1990-х, когда из муниципалитета перешел работать в финскую государственную нефтяную компанию Neste Oil Oyj, чья штаб-квартира находилась в его родном городе Эспоо (под Хельсинки). Neste делала ставку на приобретение нефтеперерабатывающих заводов и автозаправок на территории бывших социалистических стран, и сегодня ее активы имеются в России, Польше и государствах Балтии. За три года, пройдя путь от консультанта до руководителя аналитического отдела компании, Сеппо Юха получил назначение в Москву на позицию руководителя российского представительства Neste в статусе вице-президента.

К тому времени у корпорации Neste уже имелся многолетний опытсотрудничества с СССР: она с 1950-х участвовала в освоении газовых месторождений Баренцева моря. Впериод перестройки Neste решила выйти на розничный рынок бензина: в1990 г. было создано советско-финское совместное предприятие «Петро сервис», которое начало строить АЗС в Санкт-Петербурге, поставляя в нашу страну бензин, произведенный в Финляндии из российской же нефти. Первая автозаправочная станциякомпании в России была открыта в 1991 г. Под руководством Ремеса компания продолжила развивать бизнес в этом же направлении. Причем в 1997 г. Ремес смог добиться выкупа доли российского партнера – «Леннефтепродукта», так что из СПполучилось дочернее ООО«Несте Санкт-Петербург», существующее до сих пор: в момент основания ООО«Несте Санкт-Петербург» контролировало пятнадцать АЗС, асейчас их уже более семидесяти. Чтокасается заслуг именно Ремеса, то под его руководством в 1999 г. компания в 35километрах от Санкт-Петербурга построила терминал мощностью 40000 куб. м светлых нефтепродуктов.

ООО «Несте Санкт-Петербург» под руководством Ремеса вполне вписалось в бизнес «лихих» 1990-х. Поданным прессы тех лет, компания договорилась об охране АЗС с местными бандитами – лидером великолукской группировки Николаем Гавриленковым (Степанычем) и лидером «тамбовцев» Владимиром Кумариным. Вотличие от многих других бизнесов, ООО «Несте Санкт-Петербург» смогло пройти эту сложную эпоху, не отдав бизнес бандитам, хотя не обошлось без инцидентов: автозаправку «Несте» взрывали, а вице-президент «Несте Санкт-Петербург», бывший сокурсник премьер-министра Виктора Черномырдина Валерий Мандрыкин, был убит выстрелом в голову. Автор книги «Коррумпированный Петербург» Андрей Константинов даже утверждал, что после убийства Мандрыкина концерн Shell в Петербурге отказался заправлять свои АЗС бензином от «Несте». Так или не так, но ООО «Несте Санкт-Петербург» активно развивалось, а сам Сеппо Ремес приобрел бесценный опыт, позволивший ему в будущем стать «проводником» западных инвестиций в Россию.

Приход в энергетику

Выступить в новом для себя амплуа – гид по России для инвесторов – Сеппо Ремес решился сразу, как только Бориса Ельцина в Кремле сменил Владимир Путин. Ремес выступил с заявлением, что инвесторы вместо традиционного «подождать и посмотреть» должны взять на вооружение формулу «ехать, смотреть и делать деньги». В начале нулевых Сеппо Ремес возглавил два шведских инвестиционных фонда– Vostok Energo Investment и Vostok Nafta Investment, созданных для инвестиций в страны бывшего СССР.

Vostok Energo был выделен из Vostok Nafta специально для инвестиций в электроэнергетику, фактически под чубайсовскую реформу РАО «ЕЭС России». Сеппо Ремес как представитель миноритарного акционера РАО «ЕЭС» вошел в совет директоров российского энергетического холдинга. И тут произошла удивительная вещь: личные связи Ремеса с Анатолием Чубайсом и руководством холдинга оказались даже прочнее, чем его позиции в качестве инвестора. Уже в 2003 г. Vostok Energo стал выходить из энергоактивов. «Мы решили, что сегодня вкладывать деньги в энергетику – уже не такое выгодное дело, – объяснял Сеппо Ремес. – Поэтому мы продали активы на рынке, получив на этом хорошую премию – от 50 до 200% по разным компаниям». Важнейшим покупателем тогда выступила группа «МДМ», а Vostok Energo прекратил существование, влившись в Vostok Nafta. Но Сеппо Ремес продолжал избираться в совет директоров РАО«ЕЭС» уже как независимый директор. По-видимому, Анатолий Чубайс решил использовать его активность и компетентность, а самое главное – Ремес представлял интересы частных инвесторов, заинтересованных в скорейшей приватизации энергетики.

Сергей Суверов, начальник аналитического департамента УК «Русский стандарт», в период реформы РАО работавший в Газпромбанке, вспоминает, что одно время вместо планов допэмиссии акций энергокомпании предполагалось продавать бумаги «стратегам», что вызвало горячее противодействие миноритариев. Тогда, чтобы успокоить миноритариев, при совете директоров РАО были созданы комитеты по стратегии и реформе, а также по аудиторской оценке, которые возглавили самые активные миноритарии – глава Halcyon Advisors Дэвид Херн и член совета директоров Vostok Nafta Сеппо Ремес. Через эти комитеты, по словам Сергея Суверова, РАО согласовывало с миноритариями свои действия по реструктуризации активов.

«Я хорошо знаю Сеппо Ремеса, это очень профессиональный, серьезный человек. Он относился к России исключительно позитивно, ведь если вы делаете что-то в другой стране, вы начинаете ее любить», – говорит бывший член правления РАО «ЕЭС России» Леонид Гозман.

В 2004 г. Ремес ушел из Vostok Nafta, возглавив собственную консалтинговую компанию «Киуру», что в переводе с финского значит «жаворонок». Примечательно, что Ремес стал очень популярен в российских корпорациях в качестве члена совета директоров. Тогда в РФ пошла настоящая мода на солидных иностранцев в руководстве компаний. Ремес говорил по-русски, был давно известен в бизнес-кругах и к тому же завоевал авторитет в качестве специалиста по корпоративному аудиту.

Специалист по аудиту

В совете директоров РАО «ЕЭС России» Сеппо Ремес возглавлял не только комитет по аудиту, но и рабочую группу этого комитета, готовившую материалы к его заседаниям.

На аналогичную позицию Ремес был приглашен в совет директоров автомобилестроительной корпорации «Северсталь-авто» (ныне «Соллерс»). Объясняя это приглашение, гендиректор «Соллерса» Вадим Швецов вспоминал: «Нас интересовало прежде всего их (иностранных независимых директоров. – Прим. «Ко») экспертное мнение. Ремес– очень хороший специалист по аудиту, и он сразу начал бурную деятельность в этом направлении».

Сам Сеппо Ремес, комментируя свое согласие войти в совет директоров автоконцерна, сказал, что получить предложение ему помогло личное знакомство с гендиректором «Северсталь-групп» Алексеем Мордашовым, а свою задачу он видел в том, чтобы помочь «Северсталь-авто» наладить работу с портфельными инвесторами.

Также Сеппо Ремес возглавил комитет по аудиту при совете директоров «Объединенных машиностроительных заводов» Кахи Бендукидзе, где деятельность финна проявилась, в частности, в том, что он побудил компанию отказаться от американских стандартов финансовой отчетности (US GAAP) в пользу международных (IFRS). «Мы проанализировали разницу между US GAAP и IFRS и пришли к заключению, что международные стандарты более четко отражают специфику деятельности компании. Ведь по этим правилам сущность в большей степени превалирует над формой»,– объяснял Ремес.

Но главный интерес Сеппо Ремеса по-прежнему был сосредоточен в российской энергетике.

Опять инвестор Когда в 2007 г. РАО «ЕЭС России» прекратило свое существование, Сеппо Ремес решил воспользоваться приобретенным опытом и вернуться к инвестициям в энергетику, для чего создал инвестиционный фонд EOS Russia. Партнерами Ремеса по созданию фонда стали другие иностранцы, работавшие в России, – менеджеры ИК «Тройка Диалог» Лори Силлантака и Свен Торнгрен.

Инвестировать собирались деньги клиентов: первое IPO EOS Russia в 2007 г. привлекло $92 млн. Сам Ремес выступал, скорее, как топ-менеджер, ему лично принадлежало всего 0,04% акций EOS Russia. Зато в число акционеров фонда вошли такие всемирно известные финансовые институты, как Goldman Sachs, Mellon, инвестиционная компания FIM, группа Euroclear, банк Societe Generale, оператор фондовой биржи Швейцарии группа SIX и Credit Suisse Europe.Оструктуре портфеля фонда можно судить по тому, в советах директоров каких компаний заседал Сеппо Ремес: в разное время он был директором «Русгидро», Федеральной сетевой компании, Системного оператора Единой энергетической системы (ОАО«СО ЕЭС»), РАО «Энергетические системы Востока», Оптовой генерирующей компании №6, «МРСК Волги», «МРСК Центра и Приволжья» и др.

К тому же Сеппо Ремес последовал за Анатолием Чубайсом в «Роснано», где вошел в совет директоров в качестве независимого директора и, разумеется, возглавил комитет по аудиту.

К сожалению для инвесторов, реформа энергетики практически ничем не закончилась. Котировки энергетической компании не росли, поскольку государство не спешило выполнять свои обещания по либерализации энерготарифов и к тому же не стремилось приватизировать оставшиеся активы. Только по итогам 2011 г. стоимость активов EOS Russia сократилась на $257 млн, и в результате в начале 2012 г. фонд был вынужден поставить вопрос об обратном выкупе части своих акций. Это был настоящий провал. А тут еще российское правительство продолжило «радовать» инвесторов новыми проектами.

Кому управлять сетями

Электросетевое хозяйство после реформы РАО «ЕЭС» было разделено между двумя компаниями. Крупные федеральные сети попали в управление Федеральной сетевой компании (ФСК), местные распределительные сети управлялись из «Холдинга МРСК». Фонд EOS Russia был акционером МРСК, а Сеппо Ремес – членом его совета директоров. К 2012 г. государство решило передать «Холдинг МРСК» в управление ФСК. Только одно обнародование этих планов обрушило котировки МРСК на 50%. Защищая интересы своих клиентов, Ремес встречался с министром энергетики Александром Новаком и направил «письмо протеста» вице-премьеру Игорю Шувалову. В ответ Шувалов поручил Новаку и главе Минэкономики Андрею Белоусову пересмотреть вопрос и даже лично побеседовать с Ремесом.

В итоге планы слияния ФСК и «Холдинга МРСК» были похоронены: в качестве головной структуры был выбран «Холдинг МРСК», переименованный в «Россети». Комментируя произошедшее, Ремес сказал: «Самое хорошее было бы, чтобы ФСК и МРСК существовали отдельно. Но из других предлагавшихся вариантов этот более логичный – не придется создавать еще одну надстройку; холдинг – уже управляющая компания».

Эту битву Ремес выиграл. Хуже пришлось с другим вопросом – с приватизацией дочерних структур «Россетей», межрегиональных сетевых распределительных компаний (МРСК). Сеппо Ремес постоянно напоминал о необходимости их приватизировать. Позиция российских чиновников при этом была довольно противоречивой: они то обещали приватизировать несколько МРСК, то откладывали процесс, ссылаясь на неподходящую конъюнктуру. В октябре прошлого года соратник Ремеса, член совета директоров EOS Russia Кристофер Гранвиль, даже обратился с этим вопросом к Владимиру Путину, и президент опять пообещал двигать процесс приватизации, но реализация этих обещаний снова увязла. Вприватизации не был заинтересован топ-менеджмент «Россетей» во главе с Олегом Бударгиным. Ремес критиковал руководство «Россетей» за неэффективность и имел с ним разногласия по стратегическим вопросам. Инвесторов можно понять: финансовые отчеты EOS Russia показывают, что фонд оставила удача, и после 2010г. его активы неизменно уменьшаются – с 3,7 млрд шведских крон в 2010 г. до 300 млн крон по итогам прошлого года (менее $30 млн). В последние годы фонд неизменно демонстрировал убытки – российская энергетика не позволяет заработать.

Нужна ли консолидация?

В конце 2014 г. руководство «Россетей» предложило правительству пересмотреть стратегию развития электросетевого комплекса, предполагавшую приватизацию дочерних МРСК. К тому же «Россети» хотели консолидировать компанию и перейти на одну акцию– это означает, что все имеющиеся у инвесторов ценные бумаги «дочек» должны быть обменены на акции самих «Россетей» по установленному коэффициенту. Разумеется, Ремес и другие миноритарии были против, и в правительстве план «Россетей» поддержки пока не нашел. «Идея готовящегося объединения – в возможности получить бумаги «Россетей» дешевле рынка за счет обмена акций ФСК по установленному коэффициенту, – поясняет начальник управления казначейства Банка расчетов и сбережений Иван Фарафонов. – Это может быть интересно спекулянтам для игры с данными бумагами перед обменом с целью получения дохода за счет повышенной волатильности, но не очень выгодно для миноритарных держателей акций «Россетей».

Именно в разгар данного конфликта Сеппо Ремесу и был запрещен въезд в РФ, и одновременно его исключили из кандидатов в советы директоров «Россетей». Поэтому вполне вероятно, что конфликт с руководством «Россетей» стал истинной причиной изгнания инвестора. Сам Ремес надеется использовать свои связи для пересмотра дела и констатирует, что запрет на въезд в Россию – свидетельство изменения атмосферы внутри нашей страны.

Ассоциация профессиональных инвесторов выступила с заявлением, в котором говорится, что «до сегодняшнего дня Ремес имел многолетнюю репутацию профессионального, конструктивного и взвешенного члена советов директоров и как профессионал дорожил своей репутацией. Немотивированным и оттого непонятным инвестиционному сообществу запретом на въезд Сеппо Ремеса в Россию ей нанесен существенный ущерб». В то же время экс-коллега Ремеса по совету директоров РАО «ЕЭС» Дэвид Херн сказал: «Сеппо был довольно безобидным директором, не могу предположить, кому он мог бы помешать».

Рейтинг
( Пока оценок нет )
webnewsite.ru / автор статьи
Загрузка ...

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: