Русско-немецкий директор

Немец Михаил фон Шлиппе – очень нетипичный топ-менеджер. Человек руководит московским офисом одного из крупнейших в мире издательств, а машины у него нет – даже служебной. Уже два года он ездит на работу на метро и говорит, что ему это “все еще интересно”. При этом его считают одним из сильнейших менеджеров среди многочисленных экспатов Москвы.

Михаилу фон Шлиппе 37 лет. Вот уже два года этот человек с немецким паспортом живет в Москве на Кропоткинской и каждое утро направляется в район Тишинского рынка, где расположен офис издательства Gruner+Jahr, который издает в России журнал Geo. Здесь он генеральный директор.

Когда Михаил начинал свою работу в России, Geo выходил тиражом 100 тысяч экземпляров. На данный момент тираж журнала – 175 тысяч.

У Михаила есть жена – Беттина, тоже немка. Она работает в PR- агентстве “Михайлов и партнеры”.

Одевается Михаил дорого, но скромно: черный костюм, белая рубашка. Обращает на себя внимание какая-то неевропейская простота в общении. Михаил охотно и обстоятельно отвечает на все вопросы.

“Что я люблю делать? В прошлом году приходил домой в десять вечера. Ужинал, говорил с женой и падал в кровать. Зимой я часто хожу в кино. А летом… У нас в квартире есть маленький балкончик, на котором приятно сидеть и пить вино… Я люблю пить вино. Привез из Гамбурга 250 бутылок – и белого, и красного. И все, кто приезжает к нам в Россию погостить, знают, что если не привезут хотя бы одну бутылку приличного вина, то мы их просто на порог не пустим”.

“Я, конечно, смотрю западное телевидение. Но “тарелка” у нас заржавела и принимает лишь один спутник. Не всегда поэтому удается посмотреть западные новости”.

Не всякий топ-менеджер признается в том, что у него заржавела спутниковая антенна.

“Михаил несколько мягок, деликатен, – говорит Александр Величкин, бывший главный редактор Geo, а ныне гендиректор “Московского пресс-клуба”. – Современные менеджеры все жесткие, цепкие. А в нем этого нет”.

Другой знакомый фон Шлиппе говорит, что тот “соединяет в себе чисто немецкую основательность и скрупулезность с русской душевностью и открытостью”.

Наполовину наш

В действительности Михаил фон Шлиппе наполовину русский.

Отсюда и его прекрасное знание русского языка. Этим, возможно, объясняется и его необычная карьера, совсем не похожая на карьеру современного европейского менеджера.

Предок Михаила химик-изобретатель Карл фон Шлиппе приехал в Россию при Александре II, чтобы построить в Москве химический заво и был пожалован за свои изобретения дворянским званием. Немецкая семья быстро обрусела.

Однако после 1917 года фон Шлиппе оказались вынуждены репатриироваться в Германию.

А в 1946 году дед Михаила, работавший во вторую мировую войну на заводах Юнкерса, был вместе с семьей угнан советскими войсками в СССР и смог вернуться обратно лишь после смерти Сталина – в 1954 году.

Несмотря на нанесенные историей раны, семья фон Шлиппе сохранила тяготение к России. Отец Михаила женился на русской. От этого брака в 1962 году в Мюнхене и родился Михаил фон Шлиппе.

В семье фон Шлиппе всегда блюли русские традиции. Первым языком, на котором заговорил Миша, был русский.

Так что в отличие от многих европейцев, живущих в Москве, фон Шлиппе здесь не чужой: “С русским бытом у меня нет проблем. И пельмени я ел с детства, и водку пил (конечно, не с самого детства). Немцы ее тоже пьют, но теплую и маленькими глотками. Это же варварство!”

Дипломатия и “Свобода”

Достигнув юношеского возраста, Михаил фон Шлиппе
решил, что должен стать дипломатом. Это решение незамедлительно привело его на политологический факультет Мюнхенского университета.

Будучи студентом, он состоял в музыкальной группе под названием Arbat, в составе которой помимо него был один русский и два латиноамериканца. Группа исполняла русские песни в латиноамериканском стиле. “Подмосковные вечера” парни играли как босанову. Успех был настолько велик, что группа Arbat выступала на телевидении, выпустила два диска, ездила с концертами в Италию, Австрию, на Тайвань. Михаил был в группе певцом и играл на всяких, как он это сам называет, “латинских побрякушках”.

Еще в бытность свою студентом Михаил подрабатывал на радио “Свобода”. А на каникулы не раз нанимался гидом и возил немецких туристов в Москву.

Он окончил политологический факультет со специализацией по советско-китайским отношениям. Помимо прочего изучил еще и китайский язык. После университета собирался поступить в дипломатическую школу. “Но завалился на французском языке. Я на нем и сейчас говорю достаточно скверно”.

Окончив университет, молодой политолог стал рассылать резюме, надеясь, что какой-нибудь – скорее всего торговой – фирме понадобится человек со знанием русского или китайского.

На вопрос “Как вы попали в издательский бизнес?” фон Шлиппе и сейчас отвечает: “Совершенно случайно”.

В 1992 году его приняли на работу в фонд Бертельсманна на должность помощника менеджера. Там он отвечал за проекты по повышению квалификации журналистов и других сотрудников электронных и печатных СМИ в Восточной Европе.

В 1993 году в Москве фон Шлиппе организовал совместную конференцию под эгидой фонда Бертельсманна и “Московского пресс-клуба”. Там он познакомился с одним из участников – председателем Gruner+Jahr Гердом Шульте-Хилленом. Тот как раз собирался встретиться с Горбачевым и попросил Михаила выступить в роли переводчика.

Ни один бойкий карьерист ни за что на свете не упустил бы такого шанса. Однако Михаил от этого предложения отказался, так как посчитал, что он не вправе пренебречь своими прямыми обязанностями по организации конференции.

Эта его обязательность так понравилось Шульте-Хиллену, что он прямо на конференции в Москве предложил ему место своего ассистента. На этот раз Михаил согласился.

Так началась его, прямо скажем, стремительная карьера в G+J.

Китайская бюрократия, русская идея, немецкий скептицизм

Через несколько лет фон Шлиппе перевели в международное бюро издательства в Париже, где он участвовал в работе на проектом журнала Car & Bike. Позже Михаилу – как специалисту по Китаю, знающему язык, – доверили вести переговоры о выходе журнала Geo в Китае. Нужно сказать, что этот проект казался беспроигрышной затеей, так как Geo должен был стать одним из первых иностранных журналов, выходящих на китайском. Однако возникли какие-то проволочки со стороны китайских властей. И тогда Михаил решил не ждать китайских лавров, а начать работу по выпуску журнала в России.

Как вспоминает бывший главный редактор Geo в России Александр Величкин, немецкое руководство издательства сначала восприняло эту идею скептически. Но такой большой компании, как G+J, надо все время развиваться. Китайский проект тормозился. Надо было запускать какой-нибудь новый. Так появился русский Geo.

Кстати, еще в Париже первым главным редактором русского Geo был нынешний пресс-секретарь президента России Дмитрий Якушкин.

После Якушкина это место занял Константин Сахаров – тот, что до прошлой недели управлял компанией “Логос-М”. При Сахарове G+J открыл свой офис в Москве и русский Geo переехал в Москву.

Но вскоре Сахаров ушел, и на его место был назначен Михаил фон Шлиппе. Так что все номера русского Geo, кроме первого, вышли уже под его руководством.

После появления Geo на российском рынке печатных СМИ первым делом необходимо было позиционировать издание, определить читательскую аудиторию.

У G+J было свое know how: проверенные методы проведения исследований среди читателей – в частности, своя методика фокус-групп. В самом начале проекта за три месяца было проведено не менее десятка фокус-групп. Позже их стали проводить немного реже – до шести групп в год. Для сбора данных представители издательского дома выезжали в Петербург и Екатеринбург.

Теперь Михаил фон Шлиппе обобщает данные всех проведенных исследований так : “Наши читатели – люди от 20 до 35 лет. На равных – мужчины и женщины. Приблизительно 75 % из них с высшим образованием и с заработком выше среднего. Это те, кто любит путешествовать и может себе позволить потратиться”.

Страна восходящих карьер

Согласно бизнес-плану первые два-три года присутствия Geo в России – время раскрутки, определения положения на новом рынке.

Журнал еще не окупается. Так что руководитель
проекта – генеральный директор издательского дома в Москве – во всем зависит от головного офиса. Его без конца проверяют, требуют отчета за потраченные деньги. И никто не знает, что будет впереди, что из этого начинания получится.

Но Михаил делает свою работу с воодушевлением: “Начинать любой проект с нуля интереснее всего. Я могу создать все в соответствии со своим идеалом, набрать свой коллектив, установить свою атмосферу”.

К тому же работа в России дала Михаилу возможность резкого карьерного роста. Он сам признается: “Если бы я остался в Германии, то, наверное, не стал бы гендиректором так быстро. Там конкурентов намного больше. И по квалификации я не настолько конкурентоспособен”.

Сейчас, по данным исследовательской компании КОМКОН-2, русский Geo с тиражом 175 тысяч экземпляров занимает второе место по размеру аудитории среди глянцевых заграничных журналов (после Cosmopolitan) и первое место среди журналов о путешествиях.

Кризис застал Gruner+Jahr и его Geo, можно сказать, на вдохе.

Как раз летом прошлого года фон Шлиппе уже набрал дополнительный штат сотрудников для открытия нового проекта в Москве. (По нашим данным, речь шла о выпуске русской версии немецкого журнала Focus.) Всех этих людей пришлось уволить.

Чтобы удержать Geo на плаву, фон Шлиппе и его подчиненные задумались об эффективности рекламной политики. “Мы поменяли тактику и стратегию и, вместо того чтобы заниматься “классической” рекламой, переключились в основном на PR”.

Geo выступил спонсором нескольких телепрограмм канала ОРТ: “Что? Где? Когда?”, “Клуб кинопутешественников”, “Непутевые заметки”, “Доброе утро”. На днях начнется рекламная кампания в прогнозах погоды на НТВ.

Случались у московского Gruner+Jahr, управляемого Михаилом фон Шлиппе, и неудачи. Например, некоторое время назад Geo пытался продать российским телеканалам несколько серий так называемого Geo-TV. Обычно во всем мире такое высокотехнологичное видео оплачивается очень высоко. Однако на нашем телерынке другая конъюнктура.

“Мы планировали продать здесь Geo-TV, – говорит фон Шлиппе. – В Америке за одну такую серию дают $30 тыс. Здесь за эфир нам предложили заплатить самим”.

Последним успешным начинанием Михаила фон Шлиппе стал договор между G+J и сотовой компанией МСС. Теперь ежемесячно 65 тыс. экземпляров Geo будут рассылаться клиентам МСС.

Михаил любит также принимать непосредственное участие в работе над журналом. “Он в курсе всего, что делается, – говорит Екатерина Семина, нынешний главный редактор журнала. – Тем более что есть страны, которые он знает лучше всех нас”.

“Большую часть моего времени занимает работа с персоналом, – говорит Михаил фон Шлиппе. – Очень много времени я трачу также на отчеты в головной офис. Но так или иначе, каждая полоса журнала проходит через мои руки”.

А каждую среду он вместе с сотрудниками редакции играет в футбол.

Сам Михаил фон Шлиппе говорит об этом в свойственной ему простой манере: “Раньше мы играли рядом с офисом, а теперь ходим тут на улицу Гашека – на “пятачок”. Зимой, когда холодно, иногда играем в спортзале Пищевого института на Соколе”.

Генеральный директор играет со своими подчиненными в футбол прямо на улице. И как прикажете к этому относиться?

Рейтинг
( Пока оценок нет )
webnewsite.ru / автор статьи
Загрузка ...

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: