Рейтинг спекулянтов

Международное рейтинговое агентство Standard & Poor’s первым из «большой тройки» на прошлой неделе снизило суверенный кредитный рейтинг России до так называемого мусорного уровня.

Российская экономика «разорвана в клочья», констатировал президент США Барак Обама. В чем-то он прав: рубль обвалился до новых минимумов, а стоимость всех отечественных акций упала ниже капитализации Apple, составляющей чуть более $600млрд.

«Агентство предупреждало о намерении снизить рейтинг, так что рынок уже фактически отыграл эти события еще на ожиданиях, включая продажи российских активов консервативными инвесторами, которые не дожидаются обычно самого факта снижения оценок», – говорит заместитель директора аналитического департамента «Альпари» Дарья Желаннова.

«Снижение рейтинга России со стороны агентства S&P участники рынка ожидали еще в начале января. Таким образом, данное событие было отыграно рынком уже в 2014 г. По некоторым оценкам, доходности российских еврооблигаций на данный момент соответствуют кредитному рейтингу уровня «спекулятивный» и предлагают премию – 200–300пунктов к бондам Бразилии и Турции»,– подтверждает старший вице-президент финансовой группы «БКС» Евгений Селянский.

Готовясь заранее к понижению кредитного рейтинга, западные инвесторы устроили мощнейшую распродажу российских активов в конце прошлого года, значительно сократив их долю в своих портфелях. При этом ограниченные технические распродажи могут последовать и сейчас, учитывая требования к качеству активов некоторых фондов, инвестирующих в РФ. Хотя их объем будет незначительным. К тому же в ситуации, когда два из трех крупнейших рейтинговых агентств (Moody’s и Fitch) сохраняют инвестиционный рейтинг, большая часть фондов сможет продолжить покупать активы в России.

«Уфондов, инвестирующих в РФ, в инвестиционных декларациях обычно прописано влияние на состав портфеля изменения как минимум двух рейтингов от оценщиков. Также стоит отметить, что сейчас в России очень мало «горячих» денег, молниеносно реагировавших бы на такие изменения, а те западные инвесторы, которые покупают отечественные активы, видимо, имеют высокую терпимость к риску», – добавляет аналитик инвестиционного холдинга «Финам» Антон Сороко.

При этом не стоит забывать, что на рынке очень много инвесторов, готовых рискнуть ради хорошей прибыли, а учитывая, что индекс РТС обвалился за последние три года почти в три раза, заработать на грядущем росте можно очень хорошо. «Индекс РТС в 2009 г. взлетел почти на 200% от своих минимумов, а курс рубля в течение года укрепился к доллару от минимумов почти на 20%», – напоминает аналитик ФК «ИнстаФорекс» Антон Фомин.

Любой кризис – период возможностей. Очевидно, что какое-то время на рынке будет сохраняться волатильность. Однако перспектива восстановления цен на нефть и возможная отмена экономических санкций являются причинами, по которым стоит рассмотреть вопрос инвестиций в Россию. Для экспортной экономики девальвация национальной валюты не только создает дополнительный фактор неопределенности, но и предоставляет прекрасную возможность компаниям с рублевыми затратами и валютной выручкой. Кроме того, экономические трудности довольно часто выступали триггером проведения структурных реформ, необходимость начала которых назрела не сегодня.

«На мой взгляд, в ближайшие три года средний (за год. – Прим. «Ко») рост индекса ММВБ превысит 30%. Если мы рассматриваем рублевые евробонды крупнейших российских госбанков (ВТБ, РСХБ, ВЭБ и др.) со сроком погашения до 2018 г., то они предлагают доходность в 18–20% годовых. Евробонды этих же компаний с таким же сроком погашения, номинированные в иностранной валюте,– 12–16% годовых», – отмечает Евгений Селянский.

Иными словами, уже сейчас без особых рисков можно заработать до 16% годовых в валюте. И для этого не нужно вкладываться в недвижимость, которая завтра может рухнуть в цене, и открывать депозиты в банках, доходность которых в валюте не превышает 6% годовых.

Высокие аппетиты к риску

Наиболее яркий пример инвестирования в «мусорные» активы – покупка облигаций правительства Кубы до прихода к власти Фиделя Кастро. Да, они до сих пор торгуются, но с огромным дисконтом, доходящим до 97% от номинала. Но если представить себе, что экономические санкции с Кубы будут сняты и страна признает долговые обязательства предыдущих правительств, то на вложенные в «мусорные» бумаги деньги можно будет получить прибыль в 30-кратном размере!

«В США и Европе существует такая категория фондов, как AUM distressed bond funds, предполагающая как раз вложения в junk bonds. Кроме того, существуют хедж-фонды, инвестиционная декларация которых позволяет любые виды вложений. Но на западных рынках все же более популярны традиционные фонды. Если общий объем AUM distressed bond funds можно оценить в $20–30млрд, то для AUM investment grade bonds эта цифра как минимум на порядок больше», – говорит старший аналитик ИГ «Норд-Капитал» Роман Ткачук.

«Таких фондов немало; крупнейшие: NG Russian Fund, T.Rowe Price Emerging Europe Fund, Fidelity Emerging Europe Middle East & Africa Fund, Goldman Sachs BRIC Fund и Templeton BRIC Fund», – перечисляет Дарья Желаннова. Но еще в прошлом году Комиссия по ценным бумагам и биржам США (SEC) решила проверить деятельность крупных западных спекулянтов, инвестирующих в РФ.

Официально регулятор хочет удостовериться, что инвесткомпании не скрывают от клиентов возможные последствия инвестиций в российские бумаги, а неофициально эксперты говорят, что это еще один рычаг давления на инвесторов, вкладывающих деньги в нашу страну. Контактировать с компаниями, инвестирующими средства в российские бумаги, SEC начала еще раньше, чем представитель Белого дома Джей Карни публично посоветовал избегать наших акций. Но если европейские и американские фонды еще можно «прижать к ногтю», то инвесторов с Ближнего Востока или из того же Китая заставить не инвестировать в Россию крайне сложно.«Суверенные фонды Ближнего Востока и инвесторы из АТР вполне могут быть заинтересованы в том, чтобы наращивать инвестиции в российские активы сейчас»,– подчеркивает Дарья Желаннова.

«Конечно, такие фонды есть, и они активизируют свою работу в России. Однако вместе с любовью к риску у этих финансовых организаций есть и любовь к повышенной доходности. Причем уровень этой потенциальной доходности должен быть серьезно выше, чем в случае с агентами, имеющими инвестиционный рейтинг,– добавляет замгендиректора ЗАО «ОТЭКО» Алексей Кучинский.– Думаю, российские компании пока не обеспечат такой уровень доходности. Активы должны еще серьезно подешеветь, прежде чем они станут интересны для рисковых фондов. Пока фондовый рынок отыгрывает только падение курса рубля, и то частично. А ухудшение возможностей финансирования и конъюнктуры рынка включены в уровни акций не полностью».

Возможно, то самое «дно», когда инвесторы с высоким аппетитом к риску начнут массово заходить на российский рынок, будет найдено уже в начале февраля: в это время США и ЕС определятся с очередным пакетом санкций против Москвы. «Например, Аргентина в прошлом году показала максимальный рост по стоимости облигаций, а еще два года назад все говорили, что вложения в них самые рискованные»,– напоминает заместитель председателя правления – казначей КБ «Банк расчетов и сбережений» Игорь Дмитриев.

Тогда возникает вопрос: в какие бумаги инвесторы начнут вкладывать деньги в первую очередь? «Активы российских компаний торгуются с существенным дисконтом к активам других развивающихся стран (Турция, Бразилия, Индия и др.). Если анализировать стоимость акций российских компаний, то дисконт к мировым развивающимся рынкам составляет более 100%. К примеру, средний P/E российских компаний на данный момент равняется 4,9, этот же показатель для акций компаний остальных развивающихся рынков– 12,1», – поясняет Евгений Селянский.

«Российские компании уже давно заметно дешевле своих западных аналогов. По сравнительным мультипликаторам (P/E, P/S – капитализация к прибыли и продажам) российские бумаги оценены в три раза дешевле западных компаний, а также в два-три раза дешевле своих «коллег» из стран BRICS (Бразилии, Индии и Китая)», – подтверждает Роман Ткачук. Наиболее драматичная ситуация в финансовом секторе. У российских банков показатель P/BV (капитализация по отношению к балансу) составляет 0,3–0,5. В то же время у американских и европейских банков он в три-пять раз выше.

Однако кричать «Покупай – все дешево!» пока все-таки преждевременно. Российские активы справедливо оценены рынком с учетом всех рисков. Учитывая продолжающееся ослабление рубля, в наиболее выгодном положении сейчас находятсяроссийские экспортеры– компании нефтегазового, нефтехимического (производители удобрений) и металлургического секторов. Затраты онинесут в рублях, а заметную долю прибыли получают в валюте. Исходя из этого, именно акции экспортеров сейчас наиболее привлекательны для инвестиций. Икак уже было сказано, евробонды крупнейших отечественных компаний, номинированные в валюте.

Фондовый интерес

Из общего списка пикирующего рынка выбиваются акции ВТБ, с начала ноября подорожавшие практически вдвое. «Рост ВТБ для всех загадка. Теоретическиможно выкупать собственные акции с рынка, пока цены на них находятся на минимальных уровнях. Однако маловероятно, что ВТБ это будет делать в условиях, когда ему нужна докапитализация», – рассуждает главный инвестиционный стратег ФГ «БКС» Максим Шеин.

Начальник аналитического управления банка «БКФ» Максим Осадчий полагает, что причина кроется в колоссальной помощи, которую государство намерено выделить всей группе «ВТБ» в рамках докапитализации. Но это не объясняет, почему акции начали расти задолго до объявления о намерении выделить помощь банковскому сектору. Тот же Банк Москвы, который в рамках группы «ВТБ» также получит госпомощь, с осени 2014г. практически не увеличил капитализацию, а Сбербанк, которого нет в списке на докапитализацию, но его государство явно в беде не оставит, и вовсе потерял около 20% за последние два месяца.

Пока крупные институциональные инвесторы заняли выжидательную позицию, серьезную поддержку российским бумагам может оказатьгосударство, как это уже было в 2008–2009гг. «Государство за счет средств ФНБ может выкупить сейчас подешевевшие акции ведущих российских компаний и в дальнейшем с прибылью перепродать их. Такая практика была реализована ВЭБом в 2008–2009гг. Однако на текущий момент вряд ли эта стратегия будет реализована из-за недостатка денег», – говорит Дарья Желаннова.

«Исключать повторения ситуации 2008–2009гг. полностью нельзя. Однако нужно понимать, что, во-первых, акции пока сильно не просели (в рублевом выражении.– Прим. «Ко»), а во-вторых, отношение финансовых и политических властей к кризису тогда и теперь иное. Все признают, что кризис будет гораздо более продолжительным и более глубоким, чем предыдущий. Всвязи с этим по логике денежные средства стабфонда должны сохраняться для решения социальных проблем и проблем финансирования экономики. Поэтому, скорее всего, поддержки фондовому рынку с этой стороны ждать не стоит», – заключает Алексей Кучинский.

На самом деле сейчас российский фондовый рынок находится на довольно высоком уровне. Индекс ММВБ торгуется в районе 1700пунктов – это трехлетний максимум. Главный удар принял на себя рубль, иосновные действия правительства направлены на поддержку национальной валюты. Исходя из этого, вряд ли средства стабилизационного фонда будут использованы для покупок на фондовом рынке. Более вероятна адресная поддержка для социально важных государственных компаний. Прежде всего помощь может потребоваться банкам, и как раз сейчас обсуждается список кредитных организаций на докапитализацию.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
webnewsite.ru / автор статьи
Загрузка ...

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: