«Проблемы российской анимации – в головах»

Российская анимация осталась на финансировании Министерства культуры наряду с артхаусом и дебютным кино. Мультипликационные студии жалуются, что у них нет денег заплатить за коммунальные услуги. Государство продолжает получать деньги с персонажей, нарисованных советскими мультипликаторами, которые работают в этих студиях. Продажей авторских прав занимается ФГУП «Фильмофонд киностудии “Союзмультфильм”». С июля у него новое название—«Объединенная государственная киноколлекция». У нее права на анимацию «Союзмультфильма», картины Киностудии им. Горького, «Ленфильма», Свердловской киностудии. Ее генеральный директор Василий Шильников рассказал Елене Мухаметшиной, что авторы мультперсонажей очень неплохо жили при советской власти, пока вся страна пахала.

Кому, по-вашему, принадлежат права на рисованного Чебурашку?

Персонаж—это часть произведения. По закону права на фильм и его части принадлежат киностудии. В работе над мультфильмом «Крокодил Гена и его друзья» принимали участие примерно 10–20 художников. Все они были штатными сотрудниками киностудии и получали зарплату, в том числе и художник-постановщик Леонид Шварцман. Вклад Шварцмана в целом огромен. Но имущественных прав у него при этом не возникало. Юридически никакого спора нет. Но слава по праву должна принадлежать Шварцману.

А деньги должны принадлежать «Объединенной государственной киноколлекции»?

А что, бывшие сотрудники «Союзмультфильма» какие-то особенные? Они лучше, чем те, кто работал на «Мосфильме», на студии Горького и создавал игровое кино? Почему никому в голову не приходило эксплуатировать образ Штирлица, например? Потому что все понимают, что эти фильмы—национальное достояние. Если вам интересно, то на самом деле Чебурашка долгое время не получался. Шварцман сначала придумал уши.У Успенского в «Крокодиле Гене и его друзьях» 1966 года Чебурашка—существо с заячьей головой, желтыми глазами, как у филина. В работе над фильмом его таким поначалу и рисовали. Получался не очень симпатичный зверь. Шварцман и режиссер фильма Качанов стали его лепить из пластилина, но получался какой-то уродец. Кончилось тем, что Качанов выругался и шмякнул пластилинового Чебурашку о стол. Ножки сплющились и получились такими, какими мы их и видим теперь. Так что, почему Шварцман придумал Чебурашку?

Потому, что есть свидетели, в том числе Юрий Норштейн, которые говорят, что Чебурашку нарисовал Шварцман.

Правильно говорят. И я вам рассказал, как было на самом деле. Но творческие работники состояли в штате киностудии. Только автор сценария и композитор не были штатными сотрудниками. Они передавали права на свои произведения «Союзмультфильму» за вознаграждение. Между прочим, когда композитор, например, к своему юбилею собирается выпустить диск с мелодиями, где хочет воспроизвести фонограмму из фильма, то он не считает зазорным обратиться на киностудию за разрешением. И мы разрешаем, если это не коммерческое использование.

Хоть какие-нибудь отчисления есть для мультипликаторов?

Закона, который бы обязывал киностудию это делать, не существует. Есть постановление от 1998 года о минимальном вознаграждении авторов, принимавших участие в создании фильмов, вышедших до 1992 года. От 0,5 до 7% с продажи прав. Поскольку это постановление вступило в противоречие с законодательством, то оно, по сути, носит рекомендательный характер. Киностудии по-разному для себя этот вопрос решали. Киностудия им. Горького никогда не выплачивала эти отчисления. «Союзмультфильм» делал и делает это в добровольном порядке.

После того как к нам присоединили еще несколько киноколлекций, мы будем отчислять деньги авторам, трудившимся на других киностудиях. Выплаты зависят от популярности картин. У некоторых аниматоров отчисления доходили и до 100 000 рублей за полгода. Копейки это или не копейки? Особенно учитывая то, что коллекция старая и денег много не приносит. В прессе мне как-то попалась оценка Юрия Норштейна, который считает, что коллекция «Союзмультфильма» приносит в год $300 000. Он немного занижает цифры. Но на эти деньги ни одного нормального мультфильма не выпустишь!

Вы как-то помогаете творческому объединению «Союзмультфильм» создавать новые мультфильмы?

Да, мы взяли финансирование трех-четырех последних мелких проектов на себя, хотя не обязаны этого делать.

То есть такая благотворительность?

Да.

И в каких объемах?

В тех объемах, которые мы можем себе позволить. Покупка Первым каналом прав на показ американского блокбастера стоит в разы дороже, чем права на год на всю коллекцию «Союзмультфильма» на том же канале. Мы хотели бы найти деньги на продолжение проекта «Гофманиада», который делают по рисункам Михаила Шемякина. Сейчас доход «Объединенной государственной киноколлекции»—15–20 млн рублей в год. В будущем будет больше за счет продажи прав на те фильмы, которые принадлежат Киностудии им. Горького, «Ленфильму»,—до $4–5 млн в год.

На ваш взгляд, какие проблемы сейчас существуют в российской анимации?

Основные проблемы российской анимации—в головах. Самый простой способ—пенять на то, что нет финансирования. Его всем не хватает, в том числе и студиям, которые делают игровое кино. В анимационном кино кризис оказался более глубоким, но он будет преодолеваться. Повторение легенды 1960–1970-х годов, когда на «Союзмультфильме» были сосредоточены лучшие творческие кадры, невозможно.

На творческом объединении «Союзмультфильм» есть какие-то новые проекты?

Небольшие проекты реализуются, есть продолжение «Попугая Кеши». Но каналы не берутся их показывать, потому что это вчерашний день по качеству и исполнению. Представляете, если сегодня снять фильм, один в один повторяющий «Девчат» или «Весну на Заречной улице». Это вызвало бы интерес? Это великие фильмы, но их величие в 1960-х.

В кино самым кассовым российским фильмом остается «Ирония судьбы. Продолжение».

Это другое. Сиквелы и ремейки—это перспективная тема, но мультипликационных ремейков никто не делал. У нас была идея сделать «New Погоди», но пока нет средств.

Чем-то, кроме продажи прав на киноколлекцию, вы занимаетесь?

Мы стараемся не только сохранить коллекцию, но и улучшить ее, чтобы донести до будущих поколений. Осуществляем покадровую реставрацию фильмов и перевод их на цифровые носители. Более 100 мультфильмов уже переведены в цифровое качество. В будущем, если доходы возрастут, планируем продюсировать производство новых фильмов, возможно, даже игровых.

Раскрашивать фильмы будете?

Совместно с инвесторами—да, такие планы есть. Самостоятельно мы не потянем это. Среди наиболее вероятных проектов—«Офицеры» и «Три тополя на Плющихе». Я вам больше скажу—есть технология перевода в 3D. Уже проводили эксперименты с некоторыми мультфильмами—есть отрывки «Ну, погоди!», «Простоквашино». Там есть еще над чем работать, потому что технология пока несовершенна. Мы это делаем для будущего поколения, которое вырастет на 3D и скажет, что не хочет смотреть плоскую советскую анимацию.

У вас есть нормальные отношения хоть с какими-то аниматорами?

Конечно. К сожалению, это в основном пожилые люди, тот же Хитрук и Шварцман, поэтому мы редко общаемся, обычно раз в полгода, когда они приходят за отчислениями. В будущем отчислений будет больше, поскольку мы все активнее занимаемся мерчандайзингом. У нас вообще есть идея создать фонд для поддержки старых работников киностудий.

Простите, пока ваша идея реализуется…

Зря вы иронизируете. Мы хотим это поскорее сделать. Это реально и осуществимо.

Им не повезло, что тогда они работали штатными сотрудниками.

Что значит—не повезло? А какие зарплаты и премии они получали? В 10 раз больше, чем инженеры. Ездили за границу на кинофестивали. Были обласканы властью. Вся страна пахала: кто-то снимал кино, а кто-то строил самолеты. Сейчас же многие остались у разбитого корыта. А как же те бабушки, у которых пенсия сгорела на книжках?

Вы собираетесь судиться с теми авторами, которые сейчас продают права. И следите ли вы за ними?

Следим, их все меньше и меньше. У нас нет планов наказывать кого-то. Время расставит все по своим местам. Успенский подал иск, суд вынес решение в нашу пользу. Сейчас производители товаров, которые раньше заблуждались и покупали лицензии у ненадлежащих правообладателей, например, у сценаристов и художников, приходят перезаключать договоры к нам.

И все-таки в истории с правами на мультперсонажей симпатии большинства на стороне обиженных.

А на что обижаться? Не обижаются же инженеры, которые создавали космические корабли. Или геологи, которые открывали нефтяные месторождения. И Калашникову ведь не приходит в голову прийти на рынок, разложить свои автоматы и продавать их там.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
webnewsite.ru / автор статьи
Загрузка ...

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: