За последние несколько лет количество фильмов, которые содержат сексуальные сцены, резко сократилось. Узнайте, что на это повлияло.

Журналистка Кэтрин Шор с The Guardian выяснила, как движение #MeToo, давление на киностудию и распространение порнографии способствовали “новом пуританству”.

В марте 2019 года в Китае из фильма “Богемская рапсодия” вырезали несколько сцен с переодеванием и упоминанием гомосексуальности Фредди Меркьюри. Некоторые из них были ключевыми, из-за чего возникла путаница и зрители не смогли понять, откуда взялся один из персонажей.
Но кинокартины подвергаются цензуре не только в коммунистическом Китае: из будущего фильма “Рокетмен” про Элтона Джона, вероятно, будет вырезана 40-секундная сцена. В ней британский певец вместе со своим любовником и менеджером Джоном Ридом лежат в постели обнаженные. Студия Paramount считает сцену достаточно противоречивой, чтобы присвоить через нее ленте рейтинг “Просмотр нежелателен детям до 13 лет”.
В картине “Зови меня своим именем” Луки Гуаданьино, которая в 2017-м получила “Оскар” в номинации “Лучший фильм”, камера плавно съезжает в сторону, как только герои оказываются в постели.
С начала 2019 года Британский совет по классификации фильмов присудила только 2 лентам рейтинг “Для лиц от 18 лет”: картине Клер Дени “Высшее общество” и фильме Паоло Соррентино “Лоро”. В 2018-м таких фильмов было 6: два французских, один швейцарский, один румынский, американский “Пятьдесят оттенков свободы” и неизданная документальная лента о стриптиз-клуб Лос-Анджелеса. Годом ранее 7 картин, тоже в основном европейских, получили рейтинг “18+”. Это вдвое меньше, чем в 2016 году, и на 9 меньше, чем в 2013-ом. По словам пресс-секретаря Британского совета по классификации фильмов, за последние годы руководство не вносило существенных изменений – картин со сценами секса действительно стало меньше.

Когда секс у вас под рукой, в массовых развлечениях он не нужен. Я не думаю, что мы менее одержимы сексом, чем раньше. Я думаю, что теперь мы отделяем секс от кинематографа, – говорит обозреватель сексуальной рубрики издания Slate Год Юзвяк.

Людям больше не нужно смотреть кино, чтобы увидеть обнаженные тела. Вероятно, это является одной из причин того, что Кэтрин Шор называет “новым пуританством”.

Возможно, мы просто видим разницу между материалами сексуального характера, и непосредственно кино. В обозримом будущем обычном кинематографа могут вообще не понадобиться сцены – подтверждает журналистка Ники Ходжсон.
После начала движения #MeToo постельные сцены снимают с предельной аккуратностью. До съемок стали привлекать “координаторов интимности”, которые регулируют физический контакт между актерами. Никто из создателей фильмов не хочет, чтобы конечный продукт был признан токсичным, как это случилось с картиной “Последнее танго в Париже” Бернардо Бертолуччи. В интервью 2013 года режиссер рассказал, что не предупреждал актрису Марию Шнайдер о сцену изнасилования, чтобы добиться естественной реакции. По словам Бертолуччи, 19-летняя актриса должна была испытать неподдельные “ярость и унижение”. С 2016, когда интервью попало в Сеть, вокруг Бертолуччи и актера Марлона Брандо разгорелся скандал.
Даже фильмы, не предназначенные для показа на большом экране, не изобилуют откровенными сценами. В “Рома” Альфонсо Куарона и “Балладе Бастера Скраггс” братьев Коэнов от Netflix секс изображен очень быстрым, сдержанным и, как правило, предшествует серьезной трагедии.
Режиссер фильмов “45 лет” и “Уик-энд” Эндрю Хэй говорит, что раньше в кинематографе секс был более распространен и хорошо продавался, поэтому аудитория хотела видеть его на экране. И хотя физические потребности людей остаются неизменными, культурный аппетит к сексу ослабевает. В кино больше не идут за сексом не только потому, что он легко доступен в другом месте, но и потому, что он стал неинтересен. Режиссеры просто следуют этим тенденциям.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *