В начале сентября российскому цирку исполняется 90 лет. Одно из главных развлечений советского времени сейчас почти забыто: циркам люди предпочитают кинотеатры и торговые центры. Цирковая индустрия устроена просто: большинство цирков в России государственные и подчиняются Росгосцирку – у них мало денег и мало зрителей. Большой частный цирк в России только один – на Цветном бульваре в Москве. Там аншлаги и вообще дела обстоят получше. Остальные частные цирки – это в основном шапито. В разговоре с корреспондентом Newsweek Еленой Мухаметшиной гендиректор Цирка Никулина на Цветном бульваре Максим Никулин обрушился с критикой на Росгосцирк и государственные цирки, живущие на дотации.

Вы утверждаете, что Росгосцирк плохо распоряжается государственными деньгами. Почему?
Государство дает порядка $10 млн в год. При умении с такими деньгами можно сделать достаточно много. Но в Росгосцирке пытаются все делать так, как делали при советской власти, а сейчас другое время, другие экономические и деловые отношения. Эти две системы нельзя смонтировать. Умерла так умерла. А в этой организации абсолютная централизация. Директор один, будь он хоть Билл Гейтс, без команды ничего не сделает. Управленцев у них толковых нет: развиваются по принципу завода – сначала рабочий, потом мастер, потом начальник участка, главный инженер, директор. А профессии-то совсем разные. Для того чтобы управлять цирком, не нужно всю жизнь стоять на голове. Поэтому эти $10 млн почти и не работают.

А куда нужно вкладывать деньги в первую очередь?
В воспроизводство артистов. Цирковое училище сегодня – это фикция. Они выпускают максимум 10 номеров в год. При «совке» там ставили по 50–60 номеров в месяц. Есть еще всероссийская дирекция по подготовке номеров и аттракционов, но она не работает. Также надо вкладывать в художников, в режиссеров цирка. Надо чинить здания, которые разваливаются, потому что они были построены в 1950-е годы.
Есть непонятные вещи. Например, сейчас реконструируют цирк в Курске. Зачем?! В этом городе цирк не нужен, народ там в него не ходит, город не цирковой. В Твери когда-то построили цирк, а он там тоже никому не нужен. Там отец начинал работать в свое время. Там всегда стоял шапито и три месяца в году собирал аншлаги. Все ждали всю зиму, что цирк приедет летом. Построили – народ перестал ходить.

Почему в советское время не было проблем с кадрами и номерами?
К цирку было внимание. Главное-то не деньги. Но тогда чиновники на всех уровнях знали, что цирк – это важно для страны. Во-первых, это был один из трех экспортных хитов: во всем мире знали советский спорт, Большой театр и советский цирк. Во-вторых, цирк отчислениями от гастролей содержал весь Госконцерт. Откуда сегодня все помнят Запашного, Волжанского, Кио, Никулина, Попова? Им имена делали! Пиарили, как сейчас говорят. Была структура, которая называлась Бюро пропаганды циркового искусства. Там, грубо говоря, работали пиарщики, снимались фильмы про артистов цирка – «Полосатый рейс», «Укротительница тигров». Выходил журнал «Советский цирк», на телевидении была передача. А сейчас этого ничего нет. Цирк ведь не эстрада, тут деньги другие.

А как же «Цирк со звездами» на Первом канале? Ведь это хороший пиар-проект.
Естественно. Но это одно событие, и оно раскрутку серьезную не сделает. Проект привлек внимание людей, которые подзабыли, что цирк вообще существует. Вокруг же много разных соблазнов, и надо время от времени напоминать людям, что есть цирк. Ведь ни один интернет цирка не заменит: люди сюда приходят, потому что жутко устали от халтуры, монтажа, стереоэффектов. А мы показываем то, что не умеет делать больше никто. Ну и животные, конечно, тоже. Я просто завидую спортсменам. Только раз Путин цыкнул, и все – убрали рынки, стали строить стадионы, футбольные площадки во дворах. Вот так бы кто-нибудь про цирк бы сказал.

Получается, что цирк сейчас не нужен?
Такое ощущение, что не нужен. Не знаю, отчего это. Может, просто руки не доходят, мозги не додумывают.

Как кризис затронул Цирк Никулина?
Да никак, в общем-то. В начале кризиса был спад по посещаемости, но это не потому, что у людей закончились деньги, а потому что непонятно было, что происходит. А сейчас уже все как-то привыкли. Что значит кризис? Мне кто-нибудь ответит? Почему у нас все дорожает, а в Париже все дешевеет – там вроде тоже кризис? Но рестораны битком, в магазинах на распродажах давка. Когда мы составляли бюджет, цены, конечно, выросли, но не в разы. Кардинальных изменений нет.

Как финансируется ваш цирк?
Государственного финансирования нет. Наоборот, стараются все отнять. Стоимость аренды все время растет, а я ведь не могу все время цены на билеты поднимать – никто ходить не будет. Это же не Большой театр, это для всех. У нас здание было, которое мы сдавали в аренду – сейчас его отобрали. Спонсоров у нас нет. Основной доход – от билетов, хотя это неправильно. Потому что в больших структурах, подобно нашей, где-то 35–40% – это доход с кассы, а остальное – продажа сувениров и прочее. А я не могу показывать в статье своих доходов больше 15% от торговли – это будет называться уже доход от неосновной деятельности, его уже облагают другим налогом. Мы живем в перевернутом государстве. Есть доходы от гастрольной деятельности, есть помещения в цирке, которые мы сдаем в аренду.

А почему спонсоров нет?
Ну, все же работают за откат. А я принципиально этим не занимаюсь. Причем если раньше просили 15–20%, то сейчас до 60%. Народ оборзел.

Все государственные цирки полностью финансируются государством?
Да, и это мне несколько непонятно. Государство дает деньги. Из этих денег платится зарплата, покупаются животные и так далее. В то же время цирк получает деньги за билеты. Получается, что государство финансирует чужой бизнес. Отдайте тогда заработанные на билетах деньги государству, вы же на чужих деньгах работаете. Ребята хорошо устроились, я понимаю, но это же неправильно.

Получается, что такая структура, как Росгосцирк, не нужна?
В том виде, как сейчас, – нет. Цирк коммерческое предприятие, где продаются билеты, фотографии с сусликами – за это все получают деньги. На них и живите.

Но в провинции в цирк никто не пойдет за билет в 1500 рублей.
У меня такие цены, потому что я плачу за аренду миллион евро в год. Был я в прошлом году в одном цирке, единственная отремонтированная вещь – дверь в кабинете директора. А так – как бомба взорвалась. Я говорю: «Ты что! Возьми краску, покрась стены». Он говорит, что ему денег не дают. Да купи ты на свои деньги ведро краски, зарплату же тебе дают – некрасиво ведь. Не должны цирки принадлежать системе, они должны иметь хозяина.

А цирку вообще нужно государственное финансирование?
Нужно. На создание номеров, покупку животных. Я с удовольствием купил бы пару слонов, но на них нет денег. Если потрачу деньги на них, то не останется на что-то другое. Во всем мире государство поддерживает цирк. Во Франции льготы на налогообложение, помогают с животными, дают дотации на корма.

А в чем разница между современным цирком и советским?
Цирк стал ближе к искусству. Раньше артисты сами покупали костюмы, сами придумывали номера. А сейчас у нас на одного артиста работает огромное количество людей: режиссер, художник по свету, костюмам, балетмейстер и так далее. И это дает результат. Это дорого, сложно. Но только так, потому что иначе никто не пойдет. Люди стали опытные. Теперь в цирке должны быть артисты, а не просто номер выучил, костюмчик пошил. Не пойдет.
Я всегда говорю, что у меня в цирке нет жонглеров, эквилибристов, а есть артисты, которые языком своего жанра рассказывают свою историю. У меня недавно спросили, правда ли, что мы продавали номера. Я говорю: «Мы позиционируем цирк как искусство. Аналогичное балету. Представьте себе: “Жизель”, оркестр на середине замолкает, выходит человек в черном костюме и говорит, что наша прима сейчас исполнит рекордное количество фуэте».

Почему сейчас нет звездных клоунов?
Дело не во времени. В 50–60-е годы появилось непонятно почему огромное количество хороших клоунов. Это ведь единственная цирковая специальность, которой нельзя научить. Сейчас есть неплохие клоуны – очень молодые ребята. Костя Устьянцев, дуэт «Внуки лейтенанта Шмидта», группа «Микос». Все очень смешные. Но про них никто не знает, потому что нет информации. Проект «Цирк со звездами» был полезен хотя бы потому, что люди узнали фамилии цирковых артистов.

А этот проект будет продолжаться?
Я говорил с Костей Эрнстом, он ответил: «А с кем продолжать-то?»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *