Чей Сокол?

Максим Соколов

Год рождения: 1968

Место рождения: Ленинград

Образование:

1991 – окончил экономический факультет Санкт-Петербургского государственного университета

1989-1991 – обучался также на юридическом факультете этого же университета

Опыт работы:

1991-1993 – преподаватель экономического факультета Санкт-Петербургского государственного университета

1992-1999 – генеральный директор ЗАО “Росси”

1999-2004 – генеральный директор ООО “Корпорация С”

2004-2009 – председатель Комитета по инвестициям и стратегическим проектам правительства Санкт-Петербурга

в 2009 г. член правительства Санкт-Петербурга, председатель Комитета экономического развития, промышленной политики и торговли

2009-2012 – директор департамента промышленности и инфраструктуры правительства РФ

2012 – настоящее время – министр транспорта РФ

“Бывший сказал, бывший поручил”, – то и дело мелькает в разговорах руководителей департаментов. До сих пор, прежде чем обсуждать какие-либо проблемы с Соколовым, бизнесмены предпочитают обращаться в президентскую администрацию к Левитину, а уж потом, получив неофициальное “добро”, связываются с Минтрансом. “Все основные вопросы решаются в президентской администрации”, – констатирует источник, знакомый с ситуацией. Минтрансу остаются рутинные задачи. Учитывая расклад сил во властных структурах, теперешнее положение нового министра Максима Соколова не удивляет: бывший девелопер, работавший в команде губернатора Валентины Матвиенко, хотя и питерский, но креатура Дмитрия Медведева. Игорю Левитину, выходцу из “Северстальтранса”, дабы наработать административный ресурс и заслужить доверие президента, потребовался не один год, и не два.

Полезные связи

Карьера Максима Соколова стартовала в 1984 г. Он, будучи старшеклассником, возглавлял городской пионерский штаб Ленинграда, когда познакомился с руководителем обкома ВЛКСМ Валентиной Матвиенко. До сих пор он бережет их совместную фотографию, сделанную во время пионерского парада на Дворцовой площади.

Учась в средней школе, Максим собирался продолжить семейную династию, стать врачом. Он даже закончил два курса малого медицинского факультета (подготовительные курсы для школьников при Первом мединституте). Но в 1985 г., заканчивая школу, молодой человек поменял решение. “Наверное, период работы председателем городского пионерского штаба стал переломным в моей судьбе и карьере. В итоге я решил поступать не в медицинский институт, а в Ленинградский университет на экономический факультет, на кафедру политической экономии”, – рассказывал Максим Юрьевич в интервью изданию “Недвижимость и строительство”, опубликованном на сайте “Большой сервер недвижимости”.

После возвращения из армии в 1989 г. Соколов решил параллельно учиться и на экономическом, и на юридическом факультетах ЛГУ. В то время там преподавал молодой юрист в области гражданского права Дмитрий Медведев. В этом же вузе трудились еще два человека, серьезно повлиявшие на дальнейшую карьеру Соколова. Это проректор Юрий Молчанов (отчим основателя строительной группы “ЛСР” Андрея Молчанова, будущий вице-губернатор Петербурга) и помощник ректора по международным вопросам Владимир Путин. После окончания ЛГУ Максим Соколов задержался там на преподавательской работе, но не надолго. На заре 1990-х это перестало быть престижным и тем более денежным занятием. В ноябре 1992 г. Соколов вместе с другом, выпускником Балтийского государственного технического университета Николаем Сергеенко, учредили АОЗТ “Росси”, основным активом которого являлась площадка завода “Спецавтоматика”. Предприятие занимало несколько зданий в районе Итальянской улицы и Манежной площади (так называемый золотой треугольник), и Сергеенко, как сообщал портал “Деловой Петербург”, уговорил директора завода Владимира Либмана снести несколько цехов, а на их месте возвести жилые дома. На помощь начинающим девелоперам пришел владелец строительного холдинга “ИТУС” Василий Сопромадзе. К тому времени он уже был известен на строительном рынке города и имел хорошие отношения с заместителем мэра Владимиром Яковлевым. В новой структуре, названной “Корпорацией С”, Сопромадзе получил 50%, а Соколов и Сергеенко по 25%.

Проект пошел, но не так гладко, как хотелось бизнесменам. Жители стали протестовать против застройки исторической части города. Выручили связи Сопромадзе. Правда, общественности удалось добиться сокращения высотности с семи до четырех этажей. С 1999 г. по 2004 г. Соколов работал гендиректором “Корпорации С”, активно застраивавшей исторический центр Питера элитными домами. Кстати, и другие проекты компании (дом на Фонтанке, торговый центр Vanity Opera неподалеку от Исаакиевского собора и др.) тоже оказывались в центре скандалов. Впоследствии часть проектов губернатор Петербурга Валентина Матвиенко назвала “градостроительными ошибками”.
Работала “Корпорация С” и по заказам других девелоперов. Например, жилой дом на Каменноостровском проспекте возводился для группы “ЛСР”, возглавляемой Андреем Молчановым. Кстати, Максим Соколов занимал должность вице-президента Ассоциации домостроителей и производителей стройматериалов Санкт-Петербурга и Ленинградской области (общественная организация), а Андрей Молчанов был президентом этой ассоциации. “В 2003 г. в ходе подготовки к губернаторским выборам наша организация приняла решение о поддержке кандидата в губернаторы Валентины Матвиенко, – рассказал “Ко” Максим Соколов. – Как представитель ассоциации я принимал активное участие в подготовке ее предвыборной программы в части градостроительной политики, тесно взаимодействовал с ее избирательным штабом”.

Из девелоперов в чиновники

Сев в губернаторское кресло, Валентина Матвиенко начала активно собирать новую команду, отдавая предпочтение людям из бизнеса. Так, вице-губернаторами стали экс-гендиректор совместного советско-финского предприятия “ФИЛКО” Александр Вахмистров, зампредправления ПСБ (Санкт-Петербург) Михаил Осеевский, гендиректор ООО “Сбербанкстрой” Олег Виролайнен и Юрий Молчанов, консультант ООО “Бизнес Линк”.

Шло лето 2004 г. “Юрий Молчанов, который уже был вице-губернатором, предложил мне возглавить Комитет по инвестициям и стратегическим проектам (КИСП), – вспоминает Максим Соколов. – Предложение было для меня неожиданным, я его принял, потому что основные поставленные передо мной задачи – формирование и реализация государственной политики Санкт-Петербурга в сфере инвестиций, координация деятельности исполнительных органов власти в этой области, разработка программы стратегических, приоритетных для города инвестиционных проектов, их подготовка, сопровождение и реализация – были очень интересны”.

Участники рынка утверждают, что Максим Юрьевич в лоббировании интересов “Корпорации С” замечен не был. На 2005-2006 гг. пришелся бум строительства в Северной столице, и вряд ли случайно одним из лидеров рынка стала группа “ЛСР” Андрея Молчанова. Например, на Крестовском острове осуществлялось одновременно по 20 проектов. Причем многие дома к моменту завершения строительства были уже полностью распроданы. Новые разрешения подписывались без задержек. Василий Сопромадзе через несколько лет после ухода Соколова на госслужбу оставил строительный бизнес, передав Николаю Сергеенко проект отеля у Михайловского замка. Сам он перебрался в Лондон, где выкупил известный ресторан Criterion на Пикадилли.

Форум в помощь

В питерской администрации Соколов проработал пять лет и в ходе реорганизации комитета перетянул на себя не только инвестиции, но и всю промышленную политику Северной столицы. Перед ним стояли две задачи: привлечь в город крупных зарубежных инвесторов и реализовать большие инфраструктурные проекты.

С иностранцами особых проблем не возникало, тем более, что решения об открытии новых производств принимались, как правило, в Кремле. В Питер пришли General Motors, Toyota, Nissan. Соколов вел переговоры со шведской девелоперской фирмой “Рюрик Менеджмент” (бизнес-центры “Магнус”, “Густаф” и “Оскар” в исторической части города, два девелоперских проекта: “Мойка/Глинки” (оспаривается сейчас в суде) и “Фонтанка, 57”, а также несколько зданий в Апраксином Дворе) и с Шанхайской индустриально-инвестиционной холдинговой компанией, заявлявшей о желании вложить $1 млрд в создание в Питере нового квартала под названием “Балтийская жемчужина”. Позднее подтянулась компания Foxconn со строительством завода по производству высокотехнологичного компьютерного оборудования и многие другие.

В администрации города задумались над расширением формата Петербургского международного экономического форума (ПМЭФ), проводящегося с 1997 г. Этим как раз занимался комитет Соколова. Уже в 2005 г. в работе ПМЭФ впервые принял участие Владимир Путин. Таким образом, форум получил неформальный статус “президентского”.

Потекли в городскую казну и поступления, связанные с переводом в Северную столицу Конституционного суда, с перерегистрацией крупных компаний (“Трансаэро”, банк “Русский стандарт”, X5 Retail Group N.V.). В Петербург переехали ВТБ, “Совкомфлот”, “Ростелеком”, “Транснефтепродукт”, а также “дочки” “Газпрома” “СИБУР Холдинг” и “Газпром нефть” и “дочка” “Роснефти” “РН-Трейд”. Планировались крупные проекты в транспортной сфере и недвижимости. Но далеко не все удалось осуществить.

Что не сделал Соколов

За время пребывания Максима Соколова на посту главы КИСП из четырех крупных инвестпроектов было реализовано, вернее стартовало, только два. Это реконструкция пассажирского терминала аэропорта Пулково-1 (в 2007 г. подвели итоги международного архитектурного конкурса, в 2009 г. консорциум “Воздушные ворота Северной столицы”, созданный ВТБ и германской Fraport Group, стал победителем открытого конкурса на право реализации; первая очередь проекта должна быть готова к концу 2013 г.) и, пожалуй, самый значимый для Соколова проект, сыгравший важную роль в его карьере, – “Западный скоростной диаметр” (ЗСД), предусматривающий прокладку автодороги протяженностью 48,9 км. Ее строительство продолжается до сих пор.

“КИСП стал прорывной современной структурой для стартапа и сопровождения важнейших для города проектов с точки зрения снятия административных барьеров, применения новых механизмов. Наиболее важная задача, инициированная комитетом, – создание законодательной базы для развития государственно-частного партнерства”, – убежден Максим Соколов. Среди других важных для города инфраструктурных проектов министр транспорта называет “Морской фасад” (проект дополнительного расширения Васильевского острова в сторону Невской губы) и строительство крупнейшего в Европе пассажирского порта. По его словам, за счет развития инфраструктуры бюджет Петербурга увеличился в несколько раз.

Однако прокладка Орловского автомобильного тоннеля под Невой и строительство легкорельсового трамвая “Надземный экспресс”, который должен был соединить аэропорт Пулково с Московским вокзалом, были приостановлены новым губернатором Георгием Полтавченко. “По проекту Орловского тоннеля не удалось достичь консенсуса с концессионером по стоимости проекта. Реализовать проект легкорельсового трамвая помешал кризис 2008 г., однако я уверен, что он имеет хорошие перспективы и в будущем может быть успешно завершен”, – комментирует Максим Соколов. “Тенденция такова, что новый губернатор сворачивает крупные транспортные проекты, – отмечает директор Penny Lane Realty Saint-Petersburg Павел Пикалев. – Официальная причина – их непроработанность”. По его словам, когда Максим Соколов работал в администрации Петербурга, много проектов было начато, но многие так и остались проектами.

Реконструкция Апраксина Двора, “Новая Голландия”, вторая сцена Мариинского театра, строительство нового стадиона для ФК “Зенит”, “Набережная Европы” – эти проекты неоднократно оказывались в центре скандалов. Кстати, проектом “Набережная Европы” руководил сын Валентины Матвиенко Сергей, а заказчиком было ООО “Инвест-Консалт” экс-партнера Максима Соколова Николая Сергеенко. Весной прошлого года власти Питера предложили на месте “Набережной Европы” разбить городской парк.

В 2007 г. в неприятную ситуацию попал и сам Максим Юрьевич: он заявил о возможности строительства подземного торгового комплекса с паркингами под Марсовом полем. “Проект не изменит ландшафта”, – подчеркивал чиновник. Но он не сказал, что для этого необходимо перенести могилы павших и Вечный огонь. Объясняться со взбудораженной общественностью пришлось Валентине Матвиенко. Она сказала, что никакого паркинга под Марсовом полем не будет, и выразила недовольство Соколовым. Тогда Валентина Ивановна лишь сделала Максиму Юрьевичу замечание и попросила его впредь не смущать общественность.

Записка для Путина

И все-таки что послужило импульсом для перевода чиновника из Смольного в Белый дом? “Молодой (он стал министром в 43 года. – Прим. “Ко”), энергичный, продвинутый”, – отзываются о нем знакомые из Петербурга. “Образованный, профессиональный, открытый и очень позитивный человек”, – говорят о нем в Москве.

“Западный скоростной диаметр”, один из крупнейших проектов инвестиционного фонда (он оценивается в 82,7 млрд руб., в том числе 28 млрд руб. бюджетных средств), стал для Соколова отправной точкой. Проработав его в деталях в Северной столице, он продолжил им заниматься в Москве, куда его пригласили в 2009 г. на должность директора департамента промышленности и инфраструктуры правительства РФ. Когда в 2009 г. Александра Мишарина назначили губернатором Свердловской области, эта вакансия долго оставалась открытой. “Вдруг Путин пришел на одно из совещаний с листом бумаги, передал ее Сергею Собянину (тогдашний руководитель аппарата правительства) и сказал, что указанного там человека нужно назначить на эту должность”, – вспоминает федеральный чиновник. Кто дал Путину эту бумажку, до сих пор загадка.

“В аппарате правительства усилия были сконцентрированы главным образом на работе с нормативными документами, снимающими законодательные ограничения, – рассказывает Максим Соколов. – Большинство решений и инициатив Минтранса я уже воспринимал через призму практического опыта. Постепенно пришло понимание того, как отдельные транспортные проекты интегрируются в схему развития транспортной инфраструктуры страны, понимание необходимости выделять приоритеты при бюджетном планировании”.

“Административный ресурс Соколова на новом месте можно сравнить с возможностями Андрея Белоусова, возглавлявшего департамент экономики и финансов правительства, – отмечает вице-президент Центра стратегических коммуникаций Дмитрий Абзалов. – Белоусов отвечал за экономику и государственные инвестиции, а Соколов – за инфраструктуру и промышленность”. Будущий министр транспорта подготовил программу инфраструктурного развития страны, и в министерство был назначен для ее реализации, полагает эксперт.

Слуга двух господ

Министр транспорта считается человеком из команды премьера Дмитрия Медведева. Не случайно против его назначения выступал Игорь Левитин. Он лоббировал своих ставленников – замминистра транспорта Олега Белозерова и главу Росавтодора Анатолия Чабунина. Среди возможных претендентов на это кресло называли еще гендиректора “Аэрофлота” Виталия Савельева. Но Левитин, против которого активно выступали глава РЖД Владимир Якунин и якобы даже Виталий Савельев, проиграл. “Чиновник является представителем ЛГУ, и если во время учебы и преподавания он пересекался больше с Медведевым, то по реализации стратегических проектов – с Путиным”, – полагает Дмитрий Абзалов. По его мнению, назначение в министерство не состоялось бы, если бы оно не было согласовано с премьером и президентом.

Повышению Соколова могли способствовать и Юрий Молчанов с Валентиной Матвиенко. Группа “ЛСР” Андрея Молчанова пыталась активно развиваться в Москве и Подмосковье. Поддержка питерских инфраструктурных проектов на федеральном уровне была бы далеко не лишней для Смольного, например, для того же ЗСД, двигавшегося с большими проблемами в плане финансирования. Тем более что сын Валентины Матвиенко Сергей возглавлял в Петербурге “дочку” ВТБ “ВТБ-Девелопмент”, в активах которой числилось около пяти проектов с бюджетом более 80 млрд руб. (после того как губернатором стал Георгий Полтавченко, проектов осталось два: строительство ЗСД и нового терминала аэропорта Пулково). Кстати, в феврале 2012 г., за три месяца до формирования правительства, Юрий Молчанов также переехал в Москву, получив кресло старшего вице-президента ВТБ, и стал курировать инвестиции в инфраструктурные проекты банка – ЗСД и Пулково.

Кандидатура Максима Соколова стала компромиссной. Собеседники “Ко” рассказывают, что его персону согласовывали также в РЖД и “Аэрофлоте”. “Едва ли не основная причина, по которой было принято решение о его назначении, что он равноудален как от политических течений, так и от олигархических кланов”, – поясняет один из чиновников. Действительно, Юрия или Андрея Молчанова нельзя назвать олигархами, а Валентина Матвиенко – не очень сильная фигура на политическом олимпе.

Цена компромисса

С приходом нового министра Минтранс провалился с точки зрения бюджетного финансирования. Соколов оказался не столь сильным лоббистом, как его предшественник. В прошлом году произошло перераспределение бюджетных ресурсов, в результате чего заявки Минтранса порезали. “У нас разночтения по возможностям бюджета на 400 млрд руб.”, – признавал в прошлом году министр финансов Антон Силуанов.

Нельзя сказать, что у Соколова нет хорошей команды. Еще когда он руководил департаментом промышленности и инфраструктуры правительства РФ, его заместителем стал первый замглавы КИСП Роман Старовойт. В ноябре 2012 г. его подчиненный занял одну из ключевых позиций, возглавив вместо Анатолия Чабунина “Росавтодор”. В декабре 2010 г. руководителя комитета по транспортно-транзитной политике Петербурга Николая Асаула назначили заместителем министра транспорта, а в декабре 2012 г. экс-гендиректор группы “ЛСР” Игорь Левит стал замгендиректора ФГУП “Росморпорт”.

“Аппаратный вес у Соколова пока не очень большой, – отмечает Дмитрий Абзалов, – и его начинают прессовать известные на рынке игроки. Со стороны железнодорожников это Владимир Якунин и Владимир Лисин (владелец Первой грузовой компании), со стороны дорожных строителей – компании Аркадия Ротенберга и Геннадия Тимченко, из авиаторов – “Аэрофлот” и структуры, участвующие в аэропортовом бизнесе”.

Новый министр не смог повлиять на тарифную политику РЖД, еще в мае прошлого года он поддержал Якунина в плане необходимости поднять тарифы на грузоперевозки на 11%, а не на величину инфляции (5-6%), как предполагалось ранее (финальная цифра по индексации грузовых тарифов составила 7%, ровно как и прогноз инфляции). При нем была одобрена продажа блокпакета акций Первой грузовой компании Владимиру Лисину, АФК “Система” Владимира Евтушенкова сняли с этого тендера. Летом прошлого года с подачи авиакомпаний в Минтрансе вновь был поднят вопрос о невозвратных билетах, которые, с одной стороны, позволили бы снизить стоимость перевозок, а с другой – гарантировали бы заполняемость самолетов.

Получается, Соколов, согласованный со всеми чиновник, может синхронизировать интересы участников рынка, но не в состоянии на них надавить. Как отмечают игроки рынка, пока все важные решения идут через Игоря Левитина. “Советник президента принимает участие практически во всех стратегических совещаниях”, – подчеркивает собеседник “Ко”. “Как такового кураторства деятельности Минтранса со стороны советника президента РФ Игоря Левитина, на мой взгляд, не существует, – говорит Максим Соколов. – У нас давно сложились очень теплые рабочие отношения. У него огромный опыт и транспортника, и управленца. Я в любое время могу обратиться к нему за советом. Мы достаточно часто встречаемся и по его, и по моей инициативе – обсуждаем многие текущие вопросы. Но я в достаточной мере свободен в принятии решений”. Игорь Левитин не стал отвечать на вопросы “Ко”, а источник в окружении экс-министра рассказал, что они познакомились еще в период работы Соколова в Петербурге, когда в городе строился ЗСД и шла подготовительная работа по проекту реконструкции аэропорта Пулково. “Очень тесно они общались и в период работы Соколова в аппарате правительства, – добавляет собеседник “Ко”. – В их отношениях нет официоза, они очень уважительно, по-товарищески относятся друг к другу”.

Тем временем на Соколова уже начали вешать проблемы на транспорте. Первая история – это автомобильная пробка на трассе М-10 (Москва – Санкт-Петербург), образовавшаяся в результате сильных снегопадов. В зоне риска ситуация с многомиллионными долгами туроператоров и дальнейшее развитие транспортной сети Сибири и Дальнего Востока, в первую очередь это касается трассы Чита-Хабаровск.

Максиму Соколову будет непросто убедить Минфин в необходимости увеличивать финансирование отрасли, а без этого развития ждать не приходится. Не случайно одну из строчек списка неэффективных чиновников правительства Дмитрия Медведева, появившегося в середине января, занял министр транспорта.


Что делать

Первоочередными задачами Министерства транспорта новый руководитель Максим Соколов считает:

– модернизацию и развитие транспортной инфраструктуры на инновационной основе, уменьшение роли государства в работе транспортных компаний и создание новых механизмов финансирования отрасли;

– среди приоритетов Минтранса – повышение уровня доступности транспортных услуг для населения: дальнейшее развитие региональных и местных воздушных перевозок, создание условий для беспрепятственного доступа к транспортным объектам и услугам инвалидов и других маломобильных групп населения;

– министр обещал продолжить работу по повышению безопасности на транспорте и усилить контроль за соблюдением собственниками инфраструктуры и транспортных средств всех существующих в этой области требований;

– своей личной главной задачей Соколов считает обеспечение дальнейшего комплексного и системного развития транспортной инфраструктуры, усиление ее конкурентоспособности на международной арене.


Рейтинг
( Пока оценок нет )
webnewsite.ru / автор статьи
Загрузка ...

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: