Здравствуйте, не садитесь

Подростков теперь водят на экскурсии в суд. Чтобы они увидели, что такое преступление и наказание
В небольшом помещении рядами стоят новенькие парты и длинные ученические скамейки. Большие окна без занавесок, перед скамейками – повернутый к ним огромный стол. «Мальчик какой красивый, – слышится девчачий шепот. – Глаза голубые-голубые!» Девочка восторженно вздыхает. «Дети, тишина в зале», – сурово говорит женщина за столом. Лавка за решеткой в углу комнаты напоминает, что это не школа, а Ленинский районный суд города Владимира.
Во Владимире проходит эксперимент. Там на судебные слушания теперь приглашают старшеклассников, чтобы те своими глазами увидели, как работает правосудие. Это последнее ноу-хау в деле профилактики преступлений среди несовершеннолетних. В прошлом году на скамье подсудимых оказались 160 000 подростков, каждое двадцатое преступление в России совершает ребенок, в детских колониях сейчас около 12 000 человек. В этом году, говорят эксперты, будет всплеск – из-за кризиса многие подростки останутся без карманных денег, к которым они успели привыкнуть.
По всей России разрабатывают различные программы предупреждения детской преступности. Для трудных подростков организовывают специальные спортивные лагеря, сотрудники ГУВД проводят уроки права в школах, работают с проблемными семьями. Некоторые регионы ввели комендантский час для несовершеннолетних.
«Все это, конечно, хорошо, но очень уж скучно», – рассудилапреподаватель истории владимирской школы №8 Надежда Муратова и повела своих учеников на экскурсию в суд. «Особенность восприятия подростков такова, что лучше всего их воспитывать развлекая, – уверена педагог. – Лекции на них не действуют».
Идея организовывать школьные походы на судебные разбирательства пришла в голову помощнику судьи Ленинского суда Ирине Нуритдиновой. «Повторять прописные истины бесполезно, – объясняет она. – Пусть лучше они сами увидят, что такое преступление и наказание».
В зал суда школьники заходят все вместе. Один из них громко кричит: «На свободу с чистой совестью». И потом добавляет – уже гораздо тише: «Чтоб я тут был в первый и последний раз!» Девятиклассник Леонид осматривается дольше остальных. У него румянец во все щеки. Он одет в отглаженную рубашку и жилетку. По собственному признанию, Леня пришел сюда «по сугубо профессиональным причинам»: он хочет быть адвокатом по уголовным делам. Его самого противоправные мысли никогда не посещали. «А вот некоторым из моих одноклассников подобный опыт во время принятия жизненно важных решений не помешает», – говорит мальчик и косится на своего друга Антона. Тот сразу же признается, что его действительно пытались уже «кое во что впутать», но он побоялся.
Леонид чинно сидит, сложив руки на коленях, остальные школьники ведут себя как на перемене: мальчики толкаются, девочки тайком красят губы. Завуч по воспитательной работе Алевтина Иванова пытается приструнить воспитанников. Корреспонденту Newsweek онa признается, что возлагает большие надежды на это мероприятие. «У нас школа в целом благополучная, – делится она. – Но десять человек стоят на учете в детской комнате милиции». Правда, из этих десяти на заседание не пришел ни один. «Мы их настойчиво звали, видимо, они побоялись, – вздыхает преподаватель. – Но, может быть, информация до них дойдет через одноклассников. Дети же обо всем болтают». Учительница заметно грустнеет. Она рассказывает, что не так давно одного из учеников ее школы судили за грабеж. Вся школа переживала.
Как только в зал суда под конвоем заводят подсудимого – того самого красивого мальчика с голубыми глазами, – школьники моментально успокаиваются. 24-летнего Дамира Ерохина от них отделяет решетка, и первые несколько минут дети не могут отвести от него глаз. «Это очень важный воспитательный момент, – комментирует Нуритдинова. – Подростки должны прочувствовать, что значит быть несвободным, а потом выйти на улицу и радоваться, что они могут идти куда хотят».
По статистике МВД, 80% преступлений среди подростков – кражи, грабежи, разбои и угоны. 6% – посягательства на жизнь и здоровье граждан. Около 4% связаны с незаконным оборотом наркотиков. Школьников приглашают как раз на те судебные слушания, где рассматривают наиболее распространенные среди детей нарушения. На первых двух заседаниях, на которых уже раньше побывали школьники, судили торговца наркотиками. На этот раз они попали на классическое подростковое дело – кража и избиение прохожего. Дамир Ерохин напился, ограбил человека, потом продал его мобильный телефон и украшения и гулял три дня на вырученные деньги.
Ерохину дали три года. «Это очень важно, чтобы подсудимого брали под стражу прямо в зале суда, – настаивает Ирина Нуритдинова. – На детей эта сцена очень сильно действует – страшно».
Запугать потенциальных преступников пытается и Федеральная служба исполнения наказаний. Проблемных детей в регионах теперь водят на экскурсии в колонии для несовершеннолетних. Впрочем, по словам сотрудников ФСИН, этот опыт оказался не очень эффективным. «Сейчас многие колонии для несовершеннолетних выглядят как детские лагеря отдыха, – рассказывает сотрудник ведомства, пожелавший остаться неназванным. – Приходят такие трудные подростки, смотрят на чистые комнаты, читают меню в столовой и думают, что за решеткой не так уж плохо».
Вот и в Ленинском суде Владимира подростки не испугались. «Не очень интересно, – откровенничал прямо во время заседания Антон. – Подсудимый признал вину, адвокат ничего не делает, сидит со скучающим видом. Адвокат должен защищать, а этот зевает».
Зато судья Наталья Антонова оправдала все ожидания юных зрителей. Она была одета в традиционную черную мантию и вела себя очень театрально. «Вы получили за проданные вещи 9000 рублей и на три года сядете в тюрьму, – сурово обращалась она к Ерохину. – Это адекватно?» Подсудимый молчал и смотрел в пол. «Делайте выводы!» – громко и с многозначительной паузой произнесла судья, обращаясь не то к осужденному, не то к школьникам.
Антонова признает, что несовершеннолетние зрители во время заседаний – дополнительная нагрузка: они хихикают, шумят, переговариваются, а судье приходится готовиться к таким показательным процессам: придумывать слова, которые бы звучали ненавязчиво, но убедительно.
«Но мне кажется, это дело стоит дополнительных усилий, – говорит она. – Многие подростки даже не знают, что некоторые действия противоречат закону». По ее наблюдениям, подростки в правовом плане абсолютно безграмотны. Многие вообще уверены, что, пока они несовершеннолетние, им по закону ничего не грозит.
Адвокат Денис Мешков, который в этот же день в этом же суде защищал 12-летнего мальчика, совершившего кражу, уверен, что опыт Ленинского суда будут активно перенимать и другие города. «Это креативный подход, – рассуждает он. – У тинейджеров голова забита всяким информационным мусором, до них очень сложно какие-то правильные вещи донести. А в суде все понятно, наглядно: украл-выпил – в тюрьму». По мнению детского психолога Игоря Денисова, у подростков только начинает формироваться абстрактное мышление: «Они не понимают, что такое наказание, что такое последствие. Говорить им “не воруй – попадешь за решетку” бесполезно. Наглядный пример – другое дело».
Пример 24-летнего Ерохина действительно чему-то научил учеников школы №8. Девочка-отличница, попросившая не называть ее имени, после заседания рассуждала так: «Понимаете, Дамир просто глупый. Все можно было сделать тихо и аккуратно. Гулял бы он и с деньгами, и на свободе».

Рейтинг
( Пока оценок нет )
webnewsite.ru / автор статьи
Загрузка ...

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: