У домохозяйки из штата Нью-Йорк Бэсси Литтлтон треснуло глиняное блюдо для выпечки. В чем, спрашивается, печь пирог? На помощь пришел муж, благо работал Джесси Литтлтон химиком на заводе Corning Glass Works и знал, что последняя разработка компании не подведет. Так в 1915 году на американском рынке появилась посуда из жаропрочного стекла. Но потребовались десятилетия, чтобы изобретение стало популярным.

Цивилизация развивается по пути создания все более технологически сложных и совершенных материалов. Некоторые артефакты бронзового века, кажется, при должном старании мог бы сделать школьник на уроке труда. Одна из первых в истории метаморфоз материалов – дамасская сталь, клинок из которой можно согнуть в кольцо, – казалась жителям XI в. чудом. Дерево научились превращать в бумагу, а нефть – в ткань. Эволюционировало и стекло: от побочного продукта обжига глины в третьем тысячелетии до н.э. до сверхпрочного Gorilla Glass для смартфонов и огнеупорного стекла для изготовления посуды Pyrex. И то, и другое – продукт одного из лидеров стекольного производства американской компании Corning Inc.

До лампочки

лампочка

Corning Inc. основал в 1851 г. бизнесмен из Массачусетса Эймори Хаутон. Основатель династии Хаутонов начинал учеником плотника, в 20 лет открыл собственный бизнес – принимал заказы на строительство и сам же их выполнял. Хаутон пробовал себя также в сфере недвижимости, торговал углем и древесиной, а потом случайно познакомился с британским стеклодувом по фамилии Тисдейл, и тот вдохновил американца заняться многообещающим стекольным бизнесом. Хаутон, которому тогда было 38 лет, вложил накопления в местный стеклодувный цех Cate & Phillip (позже переименованный в Bay State Glass). Через три года он открыл собственный завод Union Glass Works. В 1857 г. из-за паники на Уолл-Стрит компания чуть не разорилась. Сын Хаутона Фрэнсис, химик по образованию, присоединился к семейному бизнесу и внес в него свою лепту, разработав цветное стекло, которое вызвало большой интерес на рынке.

В 1864 г. отец с сыном продали компанию, чтобы купить новую – Brooklyn Flint Glass Works, – и переехали в Бруклин. На новом месте случилась неприятность – пожар, разрушивший часть помещений фабрики и остановивший ее работу на несколько месяцев (ситуацию спасло наследство жены Хаутона Софронии Оукс). Но Нью-Йорк того времени был переполнен демпингующими конкурентами. И Хаутоны начали присматривать место в провинции, где и материалы, и аренда помещения под производство были дешевле. Вариант нашелся в городке Корнинг на севере Нью-Йорка – местный банкир, имя которого история не сохранила, предложил инвестировать в дело $50 000. За переездом фабрики в 1868 г. последовала смена названия, но дела Corning Glass Works не улучшились и на новом месте. В 1870 г. Эймори Хаутон отошел от дел, оставив фирму в плачевном финансовом состоянии.

Через год ее выкупил бизнесмен из Бостона Натан Кушинг, назначив внука основателя, Эймори Хаутона-младшего, управляющим. Вместе с братом Чарльзом и другими членами семьи Хаутонов тому удалось выкупить компанию на заемные средства, реорганизовать бизнес и главное – добиться процветания. Свидетельством тому было обращение в Corning Glass Works в 1879 г. Томаса Эдисона, заказавшего у Хаутонов «стеклянные футляры» для своего знаменитого изобретения – лампы накаливания. Этот заказ и стал звездным часом компании, ведь первые лампочки Эдисона выдувались именно на этом стекольном заводе и там же позже была разработана технология их массового производства. К 1908 г., когда половина доходов фирмы приходилась на выпуск лампочек, владельцы Corning Glass Works вложились в открытие промышленной научно-исследовательской лаборатории, одной из первых в стране.

Стекло и пламень

Ставшая корпоративной легендой история супругов Литтлтонов, была бы невозможной без Юджина Салливана, главы лаборатории Corning. Именно он в 1912 г. и придумал первое термоустойчивое стекло Nonex. С этим изобретением он стал пионером в масштабах компании, но и только. В 1880-х американцев опередил немецкий ученый Отто Шотт. Он вместе с Карлом Цейсом был создателем знаменитой цейсовской оптики. Но, кроме того, химику из Йены приписывают изобретение химически и термоустойчивого боросиликатного стекла. Фирма Shott & Gen начала выпускать из этого материала пробирки и мензурки. Под брендом Schott Duran компания Duran Group (наследница бизнеса Шотта) сих пор продает профессиональную посуду для химических лабораторий из боросиликатного стекла.

Юджин Салливан познакомился с разработками Отто Шотта во время защиты своей докторской диссертации в Лейпциге. Эти знания пригодились, когда Corning Glass Works работала над решением серьезной проблемы железнодорожных компаний. Роста перевозок на рубеже веков не выдерживал ключевой элемент безопасности железных дорог – сигнальные фонари. Точнее, не выдерживало стекло, из которого они были сделаны, лопавшееся от нагревания при частом использовании. Стекольщикам в стране такой расход был на руку, но железнодорожные компании не желали с этим мириться.

Nonex, стекло разработки Салливана, справлялось с перепадами температур, из него же стали выпускать банки для «жидких» батарей того времени: проводящий раствор из кислоты или сульфата меди помещали в стеклянную емкость. Именно такую банку Джесси Литтлтон принес с работы жене.

посуда

Новое стекло не подвело и на кухне: мало того, что оно выдерживало жар духовки, но еще и сокращало время приготовления пищи, к тому же, прозрачная банка позволяла следить за процессом запекания, а ее содержимое не прилипало к поверхности. Так что кекс, приготовленный Бэсси Литтлтон, оказался хорошо пропеченным и на удивление ровным. Руководство Corning, как раз искавшее новые области применения для своей разработки, было в восторге от результатов импровизированного кухонного эксперимента Литтлтона. Через два года испытаний появился бренд посуды Pyrex – «огненное стекло», как отрекомендовывала его первая реклама. Блюда для пирогов, формы для выпечки буханок, чашки для заварного крема и другие термоустойчивые прозрачные емкости появились на прилавках магазинов, и одним из первых заказчиков был престижный бостонский универмаг Jordan Marsh. Однако новинка поначалу плохо продавалась. Американские кухарки с недоверием относились к идее ставить стекло в духовку, а именно они были поначалу основными потребителями Pyrex – эту посуду тогда могли позволить себе только обеспеченные семьи, держащие прислугу. Цена на жаропрочную стеклянную посуду снизилась лишь в середине 1920-х, когда ее производство полностью автоматизировали.

Что скажет Люси?

Продуктом массового спроса Pyrex стал, во-первых, благодаря рекламе, неустанно разъяснявшей прелести нового материала. На руку была и текущая политическая обстановка: США хоть и вступили в Первую мировую войну позже остальных стран (в 1917 г.), но успели испытать дефицит металла. Так что посуду из стекла производители удачно продвигали как «выбор патриота» (к этой идее вернулись и во время следующей войны).

К 1919 г. усилия маркетологов достигли цели. Corning к тому моменту продала 4 млн единиц товара под брендом Pyrex. Но настоящая популярность у этой посуды была впереди. Ее движущей силой было домоводство, ставшее не только популярным трендом, но и новой научной дисциплиной, которую ввели в свои программы многие колледжи США. Выпускницы с дипломами Family and Consumer Sciences (FCS) находили работу в образовании, госсекторе, на промышленном производстве. Одной из основ домоводства была идея безопасности пищевых продуктов и поддержания санитарии на кухне. Реклама Pyrex била точно в эту цель, используя образ одетой в белое лаборантки, смотрящей сквозь прозрачную стенку формы на пекущийся пирог. Кроме того, стеклянная посуда действительно отличалась от чугунков, оловянных и глиняных емкостей гигиеничностью: ее было легко мыть, к ней не приставали запахи, она, в конце концов, не ржавела. Экономия – энергии, времени, денег – тоже была частью научного подхода к домоводству, а, согласно рекламе Pyrex, готовить в этой посуде можно было быстрее. В 1929 г. Corning даже наняла консультантом профессора домоводства некую Люси Молтби. Под ее руководством на заводе соорудили экспериментальную кухню для испытаний новых моделей посуды, она же анализировала горы писем от потребителей Pyrex. Молтби, например, убедила руководство пересмотреть дизайн форм для торта – сделать их глубже, но меньше диаметром, чтобы форма могла помещаться в духовку любого размера, а также добавить ручки по бокам. Влияние Молтби в компании было настолько сильным, что у руководства Corning Glass Works в ответ на все случаи жизни был дежурный вопрос: «А что скажет Люси?»

С большой или с маленькой?

В последующие десятилетия на популярность посуды Pyrex повлиял дизайн. В 1940-е лаборатория разработала вариант непрозрачного матового стекла для армейских кухонь и на его основе выпустила линейку цветной жаропрочной посуды. Американские домохозяйки, которым нравилась практичность Pyrex, но поднадоел ее вид, были в восторге. Яркие цвета и разнообразные формы были как нельзя кстати: эстетичность посуды и утвари приобретала все большее значение начиная с 1960-х, когда в моду вошли открытые кухни, переходящие в гостиные. Pyrex было не стыдно вынуть из духовки и подать на стол, многие стали коллекционировать это стекло (на аукционах коллекционеры и сейчас выкладывают по несколько сотен долларов за предмет). С конца 1970-х бренд стал еще актуальнее, в связи с появлением в домах американцев микроволновок.

Но как в любой бочке меда в истории Pyrex есть своя ложка дегтя. В 1950-х в Corning обновили технологию, заменив боросиликатное стекло более дешевым известково-натриевым, но тоже жаропрочным. Обойти патентное право удалось хитрым способом, сделав строчной первую букву названия – pyrex. При этом Pyrex с прописной буквы тоже сохранился, несколько других производителей посуды по всему миру, включая французскую Arc International, английскую J.A. Joblings и американскую Anchor Hocking Co., купили лицензию на Pyrex, производимый по боросиликатной формуле. В течение нескольких последних лет стали циркулировать слухи о лопнувших в духовке блюдах и пораненных домохозяйках. Журнал Consumer Reports зафиксировал больше сотни подобных случаев, притом что в Европе (где производители придерживаются оригинальной рецептуры) такого, как утверждается, не происходит. Журнал призывал Комиссию по безопасности потребительских товаров проверить посуду, сравнив боросиликатное стекло с известково-натриевым. Компания World Kitchen, которой с 1998 г. принадлежит бренд Pyrex, утверждала, что закаленное известково-натриевое стекло не менее прочно, чем боросиликатное, а инциденты случились, вероятно, из-за несоблюдения правил пользования.

Впрочем, посуда давно перестала интересовать Corning Glass Works (название сменили в 1989 г. на Corning Incorporated). В 1990-е корпорация избавилась от потребительских брендов, Pyrex в том числе (хоть и сохраняет 8-процентную долю прибыли от них), и полностью сосредоточилась на стекле высоких технологий.

 

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *