Юрий Драгунцов: «Евсюков всех подкосил»

Департамент собственной безопасности МВД готовит пакет антикоррупционных мер. О том, что происходит в милиции после страшной истории с майором Евсюковым, и в целом о перспективах борьбы с криминалом в МВД Илье Архипову рассказал начальник ДСБ МВД генерал Юрий Драгунцов.
Что изменилось после ЧП с майором Евсюковым?
Не стоит говорить, что после Евсюкова случилось что-то сверхъестественное и министерство резко перестроилось. Евсюков всех подкосил. Это удар по всему министерству. Именно удар. Работа ведется планомерно, и большая работа, и дальше будет вестись. Евсюков, конечно, выбил из колеи все министерство. Это подножка всей проводимой нами работе. Обидно за систему.
После этой истории были заявления, что в столичном ГУВД пройдут кадровые проверки. Что проверили и каковы результаты?
В московской милиции сто с лишним тысяч человек. Проверить всех за такое короткое время нельзя. ДСБ проверил Центральный и Северный округа – по оперативной информации, там больше всего проблем. Департамент кадрового обеспечения проверил еще несколько округов. Так что половина Москвы уже проверена, министру о результатах доложено. Было предложено устранить нарушения и наказать виновных. Они будут привлечены к серьезной дисциплинарной ответственности. По тем УВД, где не уделяется должного внимания проблемам обеспечения законности и собственной безопасности, будут сделаны оргвыводы. Вплоть до отставок руководителей.
Что конкретно вы имеете в виду?
В основном это сокрытие правонарушений, совершаемых во вверенных служебных коллективах. Если сокрытия носят системный характер, должны отвечать начальники. Например, многие связывают отставки в ГУВД с преступлением Евсюкова. На самом деле его начальник господин Агеев был отстранен еще до этого на основании материалов, предоставленных ДСБ. А ведь это целый генерал! Так что мы работали и работаем, и эта работа будет вестись вне зависимости от произошедшей трагедии – постоянно. Да, после Евсюкова деятельность по наведению порядка в милиции активизирована, а количество задержаний сотрудников увеличилось. Но ненамного. Наивно думать, что после Евсюкова все кинулись совершать подвиги и милиция за неделю или за месяц станет другой. Еще раз повторюсь, работа по очищению от сотрудников, позорящих честь мундира, велась и будет вестись исключительно на плановой основе. Никакой компанейщины!
У УСБ по Москве имелись материалы на Евсюкова. Но он был назначен на должность начальника ОВД «Царицыно» без согласования с УСБ. Начальник московского УСБ будет нести ответственность?
Будет. Но пока он находится в отпуске. Год назад УСБ ГУВД Москвы было обновлено на 40%, проведены организационно-штатные мероприятия. Каждый год, конечно, это делать не имеет смысла, однако кадровые выводы в отношении руководства Управления, фактически упустившего данную ситуацию из-под контроля, обязательно последуют.
Были «оборотни», потом все затихло. Теперь опять. Выходит, работаете от аврала к авралу?
Однозначно нет. «Оборотни в погонах», «черные полковники из МУРа» по сравнению с нашими сегодняшними разработками выглядят вполне рядовыми эпизодами выявляемых в ДСБ преступных посягательств. Только в конце прошлого года мы раскрыли крупнейшие хищения на сотни миллионов рублей на базе ФМС в Северо-Кавказском округе. Продукты, которые предназначались для беженцев, в том числе из Южной Осетии, там продавались на сторону. А на самой базе был кустарный цех, где из хвостов и костей делали консервы и закрывали ими недостачу.
Последний случай: главный эксперт-консультант Организационно-инспекторского департамента МВД полковник милиции Александр Жарков задержан за взятку в $850 000. На самом деле это был первый транш взятки в $1,5 млн: сотрудник центрального аппарата взялся решить вопрос о том, чтобы не возбуждать уголовное дело против одной из фирм. Пока ему инкриминируется взятка, но скорее всего дело переквалифицируют в мошенничество: у него просто не было таких полномочий.
Много таких взяток?
Бывают. Но в основном речь идет о суммах в $30 000–50 000.
Москву проверили, а Россия?
За полгода мы провели проверки в девяти регионах. В июне отстранены от должности начальник УВД и его первый зам в Ярославской области. Они не уделяли должного внимания законности в органах внутренних дел. Когда снимают человека такого уровня, значит, критическая масса достигнута: системно нарушаются права граждан, скрываются правонарушения, «кошмарится» бизнес. В Ярославле жалоб на милицию было 500–700 за год, а тут пошел резкий рост. Мы и проверили. И на очереди много других регионов. Но помимо всплеска недовольства населения у нас есть и другие индикаторы, по которым мы оцениваем «самочувствие» того или иного УВД. С последующим реагированием и докладом непосредственно министру внутренних дел.
Много вы выявляете правонарушений?
В 2008 году было выявлено почти 90 000 правонарушений. Это максимум за всю историю профильной статистики. За первые три месяца этого года уже выявлено почти 20 000 правонарушений. На этой неделе будут данные за полугодие. Но вот что получается: чем лучше мы работаем, чем честнее мы показываем цифры, тем больше нам достается от коллег по цеху и от вашего брата – прессы. Нонсенс. Мы выявляем, а дела возбуждают другие ведомства: выходит, они себе статистику улучшают, а мы портим. И никто не говорит о том, что две трети всех правонарушений мы выявляем сами, а по должностным преступлениям доля подразделений собственной безопасности вообще достигает 82%.
Каких преступлений больше всего?
Большинство – злоупотребления должностными полномочиями и взятки. Статьи «пытки» в УК нет, поэтому точной статистики здесь нет, но в любом случае это не больше 3–5%. В прошлом году было примерно 300 обращений. Сейчас мы предлагаем установить в изоляторах временного содержания и камерах предварительного заключения системы видеонаблюдения. Готовим проведение соответствующих проверок совместно с правозащитными организациями. В текущем году в МВД издан приказ, регламентирующий подобное взаимодействие, в интересах защиты прав граждан.
Возможно ли быть внутри системы и одновременно ее чистить?
Кроме того что мы выполняем функцию чистильщиков, мы еще и создаем идеологию собственной безопасности. И претворяем ее в жизнь. Сделать всех сотрудников милиции кристально чистыми у нас вряд ли получится, но повысить уровень законности в ведомстве до социально приемлемого уровня – цель вполне реальная. Наша главная задача – заинтересовать начальников, чтобы они избавлялись от недостойных. Смысл в том, что руководители должны сами заботиться о безопасности возглавляемых ими коллективов. Я всегда говорю: каков поп, таков и приход. Если этого не будет, никакие ДСБ не помогут. И это в равной степени верно и для колхоза «Красный лапоть», и для МВД, и для любой другой структуры.
А как заставить начальников искать правонарушителей у себя в отделах?
После Евсюкова нам одну инициативу утвердили: при проверках ОВД наше мнение теперь – решающее. Есть такое правило: если подразделению ставят «неуд», то руководитель лишается должности. Теперь «двойка», поставленная представителем ДСБ, автоматически повлечет уход начальника. Состояние законности в органе – его персональная ответственность. Планируется, что эта инициатива начнет работать со следующего года.
Другие предложения есть?
Есть целый пакет мер. С 1 января 2010 года милиционеры будут декларировать доходы. Тогда же заработает система личного поручительства: если трое начальников поручились за подчиненного, а он нарушил, ответственность несут все. Как и раньше – проверки на полиграфе и согласования с нами при назначении людей на должности. Детектор, конечно, не панацея, это вещь вероятностная, но результаты по совокупности учитываются. Мы также хотим обязать сотрудников давать письменные объяснения по своей служебной деятельности. Порой они ссылаются на 51-ю статью Конституции – право не свидетельствовать против себя самого, – но, на наш взгляд, работа в милиции, как и доступ к гостайне, автоматически ограничивает в некоторых конституционных правах.
Мы также предлагаем перейти на срочные контракты для начальников – один-два года. Это позволит избавиться от неэффективных руководителей. Сейчас работу милиционера определяют три основных документа: закон «О милиции», Положение о службе и Трудовой кодекс. И многим правонарушителям кодекс чести не писан: они судятся по Трудовому кодексу. Мы их увольняем, а они восстанавливаются по решению судов. Вот мы и предлагаем прописать четкие основания для увольнения: отказался пройти проверку на полиграфе, сообщил о себе заведомо ложную информацию, пришел на службу пьяным, не предоставил декларацию о доходах и т. д. Таких будем увольнять в аттестационном порядке.
Хватает ли людей, чтобы контролировать всю милицию?
Нас 3000 человек на всю милицию. То есть один сотрудник на 1000. В Нью-Йорке, например, численность соответствующего подразделения полиции в три раза больше, чем в УСБ Москвы. Но нам сил хватает. Далеко не все милиционеры совершают правонарушения. По нашей статистике, только 22 сотрудника из 1000 так или иначе преступают черту. Но и здесь преступления – лишь 5%.
И есть общепринятые нормы повышения качества работы любой системы: сокращение структуры и стимулирование оставшихся сотрудников. Другого не дано. Зарплата должна быть увеличена в два-три раза. Старший оперуполномоченный по особо важным делам ДСБ получает 30 000–32 000 рублей. И это на 5–10% больше, чем у сотрудника того же ранга в МВД.

Читайте также
Честь почисти

Рейтинг
( Пока оценок нет )
webnewsite.ru / автор статьи
Загрузка ...

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: