Юнус back

Вернувшись в Ингуштию, Юнус-бек Евкуров обнаружил, что без него местные силовики снова вышли из-под контроля и опять стала цвести коррупция

Смертника, который подорвал себя в Назрани 17 августа и убил 25 человек, звали Александр Тихомиров. Он был одним из идеологов исламского сопротивления на Кавказе и еще был известен как Саид Бурятский. Перед смертью он сделал видеозапись, и в прошлую среду ее выложили в интернете. Еще до этого на закрытом совещании в Магасе Юнус-Бек Евкуров назвал имена тех, кто причастен к этому теракту и кто в июне покушался на него самого. Об этом Newsweek рассказали сразу несколько участников совещания.
Версия Евкурова заключается в том, что в июне его пытался убить боевик Абдул-Малик Алиев. Известно – Newsweek писал об этом, – что весной у Евкурова был разговор с отцом Алиева, и тот сказал, что не властен вывести сына «из леса», а публично осудить его отказался. Через несколько дней старика Алиева и его жену убили – возможно, из кровной мести, потому что их сын был причастен к десяткам терактов, – но Алиев мог связать смерть своих родителей с той встречей отца с Евкуровым.
К взрыву в Назрани, по мнению Евкурова, причастен один из четырех ингушей, которых задержали в ноябре прошлого года сотрудники Малгобекского РОВД. Опять-таки известно, что от них требовали признаться в убийстве милиционера. Как они потом заявили, их пытали и насиловали дубинками. Скандал получил огласку, и молодых людей освободили после того, как Евкуров вмешался лично. Он пообещал наказать виновных, но под суд никто не попал. Напротив, главу Малгобекского РОВД Руслана Арчакова повысили – он стал замминистра внутренних дел республики.
Весной казалось, что Евкуров начал менять ситуацию в Ингушетии. Но стоило ему на время исчезнуть, как все вернулось на круги своя. И без того непопулярным силовикам предъявляют новые претензии. В местной правозащитной организации «Машр» утверждают, что силовики сначала задерживают людей по подозрению в связях с боевиками, а потом предъявляют их тела – уже как убитых террористов. Самый известный случай – с Батыром Албакковым. Его задержали в его собственном доме, на территории Ингушетии, чеченские милиционеры. Через несколько дней они отрапортовали, что Албакова ликвидировали в бою вблизи села Аршты.
На этой неделе Евкуров возвращается в Ингушетию – уже как полноценный руководитель. На прошлой он провел в республике два дня, перед тем как снова улететь долечиваться в Москву. Приземлившись в аэропорту Назрани, Евкуров сразу направился на место теракта. У разрушенного взрывом отделения милиции его уже ждали бывший глава республиканского МВД Руслан Мейриев в штатском (его отстранил Дмитрий Медведев, когда Евкуров еще был в Москве) и временно исполняющий обязанности министра Виктор Жирнов в парадной полковничьей форме. У Евкурова на руках были перчатки телесного цвета, чтобы скрыть следы от ожогов. Некоторые мышцы лица не двигались, и говорить ему еще было трудно.
Как так вышло, что террорист смог прорваться на территорию РОВД, спрашивал Евкуров. Полковник оправдывался, что «неоднократно докладывал, отдавал распоряжения». «Проверять надо, как распоряжения выполняются!» – раздраженно отмахивался Евкуров. Жителям дома, расположенного рядом с РОВД и сильно пострадавшего от взрыва, Евкуров обещал выдать компенсации.
Потом в Магасе его спросили, почему родственникам погибших от теракта выплачивают по 100 000 рублей, а семьям погибших энергетиков на Саяно-Шушенской ГЭС – по миллиону. Там раскошелились «местные олигархи», объяснил Евкуров и пообещал попросить о том же ингушских предпринимателей. Раненым в Назрани дают по 50 000 рублей. Глава республиканского Минздрава Инна Мальсагова пожаловалась, что как только это стало известно, к врачам потянулись люди «буквально с царапинами», и число пострадавших за сутки выросло вдвое. Евкуров ее успокоил: 50 000 будут давать только госпитализированным.
Оттуда Евкуров отправился в республиканскую больницу к раненым милиционерам, а потом – в Магас. Там он провел первую кадровую чистку. Сначала были уволены глава Управления ЖКХ Ингушетии Ахмед Касиев, вице-премьер по социалке Руслан Цечоев и президентский советник по вопросам образования и здравоохранения Айшат Плиева.
Всем было понятно, почему сняли Касиева: ЖКХ – одна из самых коррумпированных областей ингушской экономики, а сам Касиев входил в команду экс-президента Зязикова. А вот отставкам Цечоева и Плиевой удивились – их назначал сам Евкуров. Официальная версия: президент недоволен их работой в связи с проведением ЕГЭ. Источник Newsweek в администрации Евкурова пояснил: взятки. «На словах все как один желали президенту скорейшего выздоровления, – говорит этот источник, – а на самом деле большинство было уверено, что он не скоро вернется в Ингушетию, и начали рубить бабло».
За два месяца, что Евкуров лежал в больнице, в Ингушетии были наспех закрыты громкие дела. Например, бухгалтер управления ЖКХ Сунженского района Салман Арчхоев, которого при Евкурове отдали под суд за хищение 94 млн рублей, отделался условным сроком и штрафом в 50 000 рублей. Был оправдан министр спорта Иса Оздоев, которого обвиняли в нецелевом использовании 17 млн рублей.
Собеседник в администрации в Магасе утверждает: «Сейчас уволены люди второстепенные, но президент в курсе, что к коррупции причастны более высокопоставленные фигуры». По его словам, незадолго до выздоровления Евкурова в Москву ушло письмо с просьбой о помощи в связи с засухой: «На самом деле никакой засухи не было, а было воровство». Евкуров уже поручил Счетной палате проверить его чиновников. При этом он особо подчеркнул, что его не интересуют старые грехи – спрашивать будут только за последние два месяца, пока его самого не было в строю.

Читайте также
Юнус-Бек Евкуров: «Не ясно, зачем нам дублирующие составы милиционеров»

Рейтинг
( Пока оценок нет )
webnewsite.ru / автор статьи
Загрузка ...

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: