Ядерные боеуловки

Новый договор об СНВ так и не был подписан вовремя. Скорее всего, он будет подписан на этой неделе, но подружиться Дмитрию Медведеву и Бараку Обаме уже не удастся

Когда Бараку Обаме присудили Нобелевскую премию мира, его помощникам добавилось головной боли. Президент США, утверждают источники в дипломатических кругах, решил, что будет лучше, если к моменту вручения премии он успеет подписать с Россией обновленный договор о стратегических наступательных вооружениях (СНВ). И продемонстрирует таким образом, что действительно борется за мир и даже уже чего-то добился. И американские переговорщики намекнули российским, что хорошо бы подписать соглашение до 10 декабря, когда Обама поедет в Осло за премией. Это была тактическая ошибка, говорит высокопоставленный российский дипломат. В Москве просьбу сочли проявлением слабости: раз Обаме что-то нужно, значит, можно на него надавить и он пойдет на уступки.

В Москве так считали не все. Дмитрий Медведев тоже хотел подписать договор в срок. Во-первых, об этом они с Обамой условились еще в июле. Во-вторых, сам факт подписания договора стал бы важным внешнеполитическим достижением – доказательством, что перезагрузка работает. Но мнения Кремля и правительства разошлись, и премьер убедил президента не торопиться. Пока Медведев и его советник по внешней политике Сергей Приходько выступали за скорейшее подписание СНВ, Владимир Путин и министр обороны Анатолий Сердюков тормозили этот процесс, подтверждает близкий к Кремлю источник.
Путин уже не первый раз встревает в отношения Медведева с иностранными коллегами. Похожий случай был год назад во время войны в Осетии, напоминает источник в МИДе: российский и французский президенты договорились по телефону, что о прекращении боевых действий Медведев объявит после того, как Николя Саркози прилетит в Москву. Саркози уже был в самолете, а Медведев – очевидно, посоветовавшись с Путиным – вдруг взял и объявил о прекращении огня.
Так или иначе, в конце прошлой недели Обама получил в Осло Нобелевскую премию и сразу улетел в Вашингтон. Но на этой неделе ему придется прилететь в Европу снова для подписания СНВ. Вероятнее всего, это случится в период с 18 по 20 декабря и, судя по всему, в Праге, полагает источник в Кремле. Президент Медведев все-таки завершит год соглашением с американцами. Но осадок останется. «Обама никогда не демонстрирует своих обид, его образ – cool guy, – рассуждает эксперт фонда Heritage Ариэль Коэн, – но он наверняка что-то затаил». В Белом доме действительно очень рассчитывали подписать СНВ до вручения Нобеля, подтверждает Коэн, об этом говорит вся риторика американской администрации последних месяцев.

НОВОЕ ВРЕМЯ
Нынешний договор о сокращении стратегического ядерного оружия – наследник старого договора, который обсуждали еще Горбачев и Рейган в конце 1980-х. СНВ был подписан в июле 1991 года, всего за месяц до путча и за полгода до распада Советского Союза. Он предписывал, что и СССР, и США должны иметь не больше 6000 ядерных боеголовок и 1600 носителей. Он истек 5 декабря этого года, но еще год назад Россия и США все-таки согласились разработать вместо него новый договор.
Эксперты считают, что практического смысла в договоре нет. «Что он дает? Какая теперь разница, сколько у кого ядерных боеголовок и носителей?» – говорит президент LEFF group Владимир Фролов, который в прошлом активно занимался проблемой ядерного разоружения. Новый договор – не более чем внешнеполитический пиар, согласен бывший замглавы МИД РФ Георгий Кунадзе. 20 лет назад США и СССР все же считали друг друга противниками, говорит он, но даже тогда было ясно, что для эффективного ядерного сдерживания необязательно обладать равным количеством оружия. Нескольких сотен боеголовок хватит вне зависимости от того, сколько их у противника. «И почему Россия не ведет таких переговоров с Китаем, – недоумевает Кунадзе, – а США – с Великобританией?»
Для текущей внешней политики ядерное оружие, считает бывший замглавы МИДа, вещь совершенно бесполезная. Можно угрожать ядерным оружием, если другое государство готовится напасть на вас. Но в случае локального конфликта, например с Грузией, необходимы другие виды оружия. А в этой сфере между Россией и США никакого паритета нет. «Вот мы сейчас собираемся купить у французов вертолетоносец “Мистраль”». А у США таких кораблей – 34 штуки», – подсчитал Кунадзе.
Однако подписать договор хотят и в Москве, и в Вашингтоне. Москва подтвердила бы таким образом свой статус великой державы. Ядерное вооружение – это единственная сфера, в которой Россия может разговаривать с США на равных, поясняет военный эксперт Александр Гольц. А Вашингтон хочет мягко и без ущерба для себя наладить испортившиеся при Джордже Буше отношения с Москвой.
Кроме того, Обама романтик и действительно верит в полное ядерное разоружение, уверяет Коэн.

ТЕХНИЧЕСКИЕ ТРУДНОСТИ
Официально дипломаты с обеих сторон уверяют, что подписание договора откладывается из-за технических разногласий. Еще во время июльской встречи президентов стало ясно, что одна из проблем – вопрос о минимальном количестве носителей ядерных боеголовок. Российская сторона предлагала сократить их число до 500 единиц, американская – до 1100. В докладе, опубликованном недавно комитетом по международным делам американского сената, говорится, что имеющиеся в России средства доставки ядерного оружия стремительно устаревают и их число сокращается. Сейчас в России есть 814 носителей, а в течение ближайших пяти-десяти лет их число снизится примерно до пятисот. Эксперты с этим документом не спорят.
Месяц назад помощник президента США по национальной безопасности Джеймс Джоунс привез в Москву компромиссное предложение – 800 носителей. Если Москва согласится, то через несколько лет у американцев будет почти двукратное превосходство по числу носителей. Однако и Вашингтону идти на дальнейшие уступки нет никакого смысла.
И такого рода разногласий очень много. Например, учитывать ли неразвернутые боеголовки ракетами – американцы, способные увеличивать количество боеспособных зарядов в течение нескольких часов, в этом не заинтересованы. Другой вопрос – вводить ли контроль за мобильными межконтинентальными баллистическими ракетами вроде «Тополя». Против этого выступает Россия, так как эта мера окажется асимметричной – США таких ракет практически не имеют.
Еще один спорный момент, напоминает источник в МИД РФ, – увязка СНВ с противоракетной обороной. Медведев и Путин не раз говорили, что нельзя вести речь о сокращении наступательного оружия, не упоминая об оборонительном. Американская сторона, в свою очередь, всегда настаивала на своем праве на разработку системы ПРО без предоставления России права вето. «Дело даже не в политическом недоверии, – понимает логику американцев российский дипломат. – Противоракетная оборона предполагает моментальный ответ. А как вы можете мгновенно отреагировать на нападение, если вам перед этим надо посоветоваться со всеми партнерами?»
На этот раз США вряд ли пойдут на еще одну уступку по ПРО. Обама уже предпринял попытку разменять отказ от ПРО в Восточной Европе на совместные действия по Ирану – и ничего не получил взамен, напоминает Ариэль Коэн.

ДВУХПАРТИЙНАЯ СИСТЕМА
Все эти технические трудности можно согласовывать годами, говорит Александр Гольц, так что подписание договора – это вопрос исключительно политической воли. Медведев и Приходько действуют в логике Горбачева и Шеварднадзе, предполагает один из бывших российских дипломатов, – для них политические последствия важнее самого содержания договора.
Пока в Женеве продолжаются переговоры о технических деталях СНВ, в Вашингтоне растет недовольство этим соглашением. Ратифицировать будущий договор предстоит Сенату, а для этого администрации Обамы нужно 67 голосов, тогда как демократам в верхней палате Конгресса принадлежит всего 60 мест.
Еще в сентябре в своем докладе комитет Сената по международным делам сформулировал шесть требований к президенту, угрожая, что проголосует за СНВ только на этих условиях. В первую очередь сенаторы хотят, чтобы Обама объяснил, какую пользу принесет американской армии сокращение стратегических вооружений, предлагают ему заставить Россию уменьшить свой арсенал тактических ракет и, наконец, требуют отказаться от уступок. «Не надо платить за то, что можно получить бесплатно», – говорится в докладе.
Источник в МИДе рассказывает, что американская делегация в ходе переговоров в Женеве активно использует эту карту – настаивает, что, уступив лишнего, сорвет ратификацию в Сенате. Москва предъявляет похожий аргумент. В российской системе власти тоже есть разные партии – пусть и не в Государственной думе, с улыбкой говорит другой высокопоставленный российский дипломат. Если их что-то не устроит, они тоже могут взбунтоваться против ратификации договора об СНВ.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
webnewsite.ru / автор статьи
Загрузка ...

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: