Выживут только любовники

Мобильными приложениями онлайн-знакомств, по данным GlobalWebIndex, пользуются свыше91млн человек в мире. ВРоссии емкость дейтингового рынка, по оценке J'son & Partners Consulting, достигает $50 млн– 15% из этой выручки приходится на мобильныесервисы.

Ниша онлайн-знакомств давно перестала считаться узким сегментом. За последние годы баланс сил изменился в пользуотечественных игроков– вдесятку лидеров помимо старейших сервисов «Мамба» и LovePlanet входят Wamba, «Топфейс», Teamo,Pure, заграничные Tinder и Badoo. «Ко» выяснил, смогут ли дейтинг-стартапысоставить им конкуренцию.

Знакомые лица

Этой весной в сообществе «Двач» разоблачали аккаунты российских порноактрис. Они вбивали стоп-кадры из порнороликов в дейтинговый сервис распознавания фотографий FindFace. Если снимки совпадали с профилями девушек «Вконтакте», их родственников и друзей засыпали скабрезными комментариями и ссылками на видео. Некоторым порноактрисам, можно сказать, повезло – идентификация на сервисе была не стопроцентной. Через несколько месяцев отечественный стартап снова привлек внимание. Вэтот раз пользователей «Вконтакте» начали массово сравнивать с ликами святых. Но страсти вокруг FindFace только прибавили ему популярности: если через полторы недели после запуска число активных пользователей сервиса не превышало 100 000человек, то сейчас их свыше 600 000, не считая 1,2 млн пользователей приложения для iOS и Android.

Сооснователь FindFace Максим Перлин – представитель нового поколения стартаперов, которым хорошо знакомы термины digital и «юзабилити». Его отец – известный фотограф Леонид Перлин, а мать Элла, до того как 15 лет назад заняться собственным бизнесом, работала преподавателем русского языка и литературы. Дела в семье шли успешно, поэтому Максим рос в привилегированных условиях. В 2005 г. после окончания литературного лицея он поступил на журфак МГУ. «Журналистика не была моей мечтой, – признается Максим Перлин. – Но по складу характера я больше гуманитарий». Первый стартап Перлин запустил на втором курсе. Стартовый капитал в размере 300000–400 000 руб. на открытие книжного издательства Facultet одолжил отец. Проект прославился быстро, и не только книгами – в 2010 г. под его брендом вышел нашумевший эротический календарь в подарок Владимиру Путину от студенток МГУ. «Его, конечно, сразу раскупили», – вспоминает Максим.

После такого успеха Facultet стал позиционировать себя как креативное агентство. В 2013-м издательство объединило силы с компанией Creara для создания нового игрока на рынке вирусного и digital-маркетинга– агентства Blacklight Creative Communications. Два года назад его управляющий партнер Максим Перлин искал подрядчика для реализации одного из своих проектов, связанных с распознаванием лиц. Так он вышел на создателя компании N-Tech.Lab Артема Кухаренко. Его алгоритм привлек внимание на мировом уровне после победы в конкурсе Вашингтонского университета по технологическому распознаванию лиц MegaFace. Тогда российская технология обошла разработку команды Google не только по показателям высокой точности определения – 70%, – а также по требованиям к мощностям. Например, для обучения алгоритма в N-Tech.Lab использовали всего три компьютера на базе графических процессоров GeForce GTX классов 980 и Titan Black.

Осознавая перспективы нового направления, Максим Перлин ухватился за идею создания сервиса знакомств по фотографиям FindFace. Кухаренко взял паузу, чтобы обдумать оферту, но в итоге решил сосредоточиться на научных разработках. «Тогда я предложил выкупить права на технологию», – говорит Перлин. Для создания FindFace он привлек партнеров по прошлым проектам. Общая сумма первоначальных инвестиций составила несколько сотен тысяч долларов. Работать автономно сервис знакомств по фото не мог – только в привязке к социальным сетям, поэтому Максим Перлин задействовал свои связи «Вконтакте». На подготовку к запуску проекта у него ушло менее полугода– он уговорил разработчиков N-Tech.Lab исправлять недочеты и ошибки по мере их возникновения. «Если веришь, что продукт классный, можно обойтись без перфекционизма. Важно заявить о себе, по ходу исправляя недочеты, – считает Перлин. – Я до сих пор считаю, что наш сервис не идеальный. Сейчас алгоритм N-Tech.Lab позволяет распознать лицо на фото вбазе в 300 млн фотографий с точностью более 70%. Это лучший процент в мире, но не 95%». У технологии, по его словам, есть еще несколько неоспоримых преимуществ: алгоритму не мешает плохое освещение и неудачный ракурс фотографии – например, снятое вполоборота лицо, сильное приближение или стоп-кадр из видео.

Несмотря на то, что FindFace положил конец интернет-анонимности, его создатели выбрали самый простой способ монетизации – через платную подписку: расширенный доступ снеограниченным количеством запросов стоит 149–459 руб. в месяц. Вбудущем за дополнительную плату пользователи смогут отслеживать фейковые аккаунты, созданные мошенниками, и скрывать профиль при выдаче результатов поиска. Секрет успеха FindFace– в удовлетворении эго любого, кто хочет найти человека, похожего на себя или, к примеру, на свою первую любовь. Разработанный в N-Tech.Lab алгоритм также привнес во флирт игровой элемент– если раньше в соцсетях пытались разыскать встреченных в метро или на улице незнакомцев («Прекрасная незнакомка в голубом пальто, отзовись!»), сейчас стало проще охотиться– достаточно загрузить снимок потенциального партнера. Через 10–15секунд алгоритм выдает фотоленту профилей «Вконтакте».

За пять месяцев работы FindFace вышел за пределы сайта знакомств. Первым тренд на арт-проекты задал петербургский разработчик Андрей Мима, который с его помощью нашел сфотографированных шесть лет назад на Невском проспекте девушек. Следом снимки случайно снятых людей в метро с их фото в «Вконтакте» сравнил фотограф Егор Цветков. С помощью FindFace даже удалось найти нескольких человек, о которых ранее упоминали в телепередаче «Жди меня». «Социальная подоплека проекта шире знакомств в Сети. Но на старте позиционирование ресурса в нише дейтинга выглядело понятнее и масштабнее, – поясняет Перлин. – Когда получим доступ к большему объему данных, например, по всему миру, сделаем сервис поиска людей по фото и не будем ограничиваться одной целью». Для этого FindFace необходимо интегрироваться в платформы мировых соцсетей и таких дейтинговых сервисов, как Badoo или Tinder. «Переговоры с соцсетями проходят не очень успешно – не все готовы дать доступ к своей базе данных», – добавляет он.

Два месяца назад FindFace вышел на самоокупаемость, но сколько проект приносит своим владельцам, Перлин не раскрывает. «Есть куда расти во всех смыслах», – говорит он. Обвинения в нарушении тайны частной жизни, по идее, должны были негативно повлиять на репутацию проекта, но ему удается их успешно отражать. «На первом этапе любая новая технология вызывает отторжение в обществе. Со временем люди быстрее перейдут от формата «я выкладываю в Сеть что угодно» к некой ответственности за контент и начнут по-другому воспринимать личное пространство. В советские годы фотография, на которой Брежнев в трусах разговаривает по телефону, тоже вызвала негативный резонанс. Сегодня фотографией Владимира Путина вбассейне или в море никого не удивить», – считает Максим Перлин.

Живые знакомства

Blabroom – не такой популярный дейтинговый сервис, как раскрученные Badoo или Privet. Здесь воплощается вреальность бизнес-план Александра Кротова и Александра Яковлева. В попытке отойти от стандартной модели онлайн-знакомств они продвигают живое общение в один клик. На Blabroom не нужно инициировать знакомство. Сервис по своему усмотрению подбирает подходящего собеседника и помогает начать игровой диалог, предлагая ответить на заранее подготовленные вопросы. За три года существования в Blabroom зарегистрировались свыше полумиллиона человек. Сегодня в условиях рыночной конкуренции проект переживает второе рождение. На что рассчитывают создатели Blabroom?

Александр Кротов вырос вказахстанском городе Костанае. Он получил два высших образования: первое– журналистское, второе – по специальности «Менеджмент». Некоторое время Кротов жил вСанкт-Петербурге, а меньше года назад переехал в Ванкувер. Уроженец Пскова Александр Яковлев после окончания вуза (специальность– кибернетика) осел в Северной столице. Партнеры познакомились в2008г. в Сети – Яковлев подрабатывал администратором одной из групп «Вконтакте», в которой Кротов хотел купить рекламное место, а встретились они только после получения посевных инвестиций на совместный проект. Идея сделать приложение для взаимных признаний «Признание» возникла спонтанно. Вложив в стартап $200, приятели не рассчитывали на быстрый успех. Однако результат превзошел ожидания – 500000 скачиваний за первый месяц после запуска.

Желание сделать проект по всем канонам Кремниевой долины возникло у Александра Кротова после просмотра фильма «Социальная сеть». Подготовка проекта заняла больше года – в то время оба Александра учились в вузах. «Времени и денег особо не было», – поясняет Кротов. На старте партнеры вложили в разработку прототипа Blabroom около $5000–7000. Часть расходов покрыла продажа машины, на которую Кротов легко согласился. Дизайн и структура сервиса часто менялись, поэтому сроки его запуска тоже откладывались. «Большинство стартаперов, к сожалению, часто варятся в собственном соку, и даже обилие инкубаторов, менторов и консультантов не дает никаких гарантий на успех. Зачастую признание ошибки– это уже и есть ее исправление. Но накопить нужный опыт без допущенных недочетов просто невозможно»,– считает Кротов.

В 2011 г. создатели Blabroom попытались выйти на Kickstarter, но безуспешно – из заявленных $7000 насобирали всего $4. «Даже если утебя есть крутой проект, о нем должны написать американские СМИ и блогеры, без пиара вряд ли удастся насобирать на Kickstarter больше чем $4», – анализирует прошлый опыт Кротов. Через два года после неудачного краудфандинга вBlabroom поверил венчурный фонд Imperious Group. За долю в 20% Яковлев и Кротов получили инвестиции вразмере 6 млн руб. Эти деньги ушли на продвижение проекта и разработку прототипов приложений под iOS и Android с готовым дизайном, которые недавно были протестированы на группе в 1000 человек. Всего за три года через сервис прошли более полумиллиона пользователей. Для сайта знакомств, успешность которого измеряется числом пользователей, это средний показатель. «Изначально задачей, которую мы поставили себе, было сделать качественный продукт. В какой-то момент мы поняли, что качество – понятие относительное иможно вечно что-то улучшать. Тогда мы сфокусировались на росте пользовательской базы, но продвижение требует в разы больше денег, чем мы могли предполагать», – объясняет пассивное состояние проекта Александр Кротов.

В ближайший год партнеры надеются найти способымонетизировать свой сайт знакомств – сейчас базовый функционал Blabroom бесплатный. Из последних идей Кротов называет рекламу брендов, которую можно показывать среди вопросов для составления беседы двух пользователей. Когда перед предпринимателями встал вопрос, как зарабатывать здесь исейчас, довольно неожиданно Яковлев предложил сделать интеллектуальную проверку английского правописания – Textgears.com, – и этот проект уже действует. Но что в таком случае будет с Blabroom? «Рынок, на который он рассчитан, очень конкурентный. Балом здесь правят крупные игроки,– поясняет Александр. – Чтобы отхватить кусок такого пирога, требуется либо довольно существенный бюджет, что само по себе не гарантирует успех, либо команда суперпрофессионалов». Для возврата вложенных инвестиций Кротову и Яковлеву предстоит сделать многое – нарастить пользовательскую базу, найти партнеров и укрепить команду профессионалами. Впрочем, это стандартная ситуация для любого стартапа.

Свидания вслепую

Летом 2015 г. в App Store 40 стран появилось новое приложение знакомств для мусульман– MyDiaspora.mobi. Его успели скачать десятки тысяч человек, когда в штаб-квартиру компании Apple поступило требование немедленно убрать из приложения кнопку «Готова рассматривать предложения стать второй женой». Утром создателя MyDiaspora Арсена Казибекова разбудил неожиданный звонок из-за границы. В телефонном разговоре на доводы Apple он предоставил контраргумент – в App Store уже пять лет, как доступны приложения для геев, хотя закон об однополых браках приняли в начале 2015 г. «Почему геям можно, а мусульманам нельзя?»– задал он вполне резонный вопрос. Но в Купертино пошли на арбитраж. Чтобы не тормозить процесс разработки, Казибеков согласился на условия Apple. Google Play оказался более толерантным к праву мусульман на многоженство. «А 80% нашей аудитории используют Android-телефоны»,– говорит Казибеков.

Арсен Казибеков перевелся из Дагестанского государственного университета в РЭА им. Г.В. Плеханова на специальность «Финансы икредит» в1998 г. После окончания вуза он пошел учиться в аспирантуру Института экономики РАН, но бросил ее, когда устроился в рейтинговое агентство «Эксперт РА» при журнале «Эксперт». Здесь Арсен занимался разработкой методики рейтинга лизинговых компаний. После «Эксперта» он работал вкомпании «Премьер-лизинг» иснуля создавал вРоссии розничный бизнес для Societe Generale Equipment Finance. Присмотревшись к тому, как другие делают деньги в лизинговой сфере, Казибеков начал искать клиентов для собственной компании «Неолизинг». В 2014 г. он вышел из проекта, чтобы создать новый – компанию «Горлизинг», ориентированную на лизинг транспорта и оборудования для больших городов.

Идею создания мобильного приложения знакомств для мусульман Арсен вынашивал с 2003 г. Тогда он в качестве хобби создал этнокультурный портал для представителей дагестанских народов и, как админ сайта, получал письма с просьбой познакомить с соотечественниками. От задумки к реализации проекта MyDiaspora его подтолкнуло знакомство с Сергеем Сигитовым, стоявшим у истоков старейшего сайта знакомств в России – «Мамба», и с Ильей Наринским, бывшим арт-директором Lamoda, который тоже раньше работал в команде «Мамбы». Сигитов и Наринский стали кофаундерами MyDiaspora. Привлекая инвестиции, Казибеков оперировал простой арифметикой – емкость западного рынка онлайн-знакомств оценивается в $4 млрд. На нем действуют десять основных игроков. «При этом в восточном мире живет больше народу, чем в западном, но там нет сервисов знакомств. В некоторых странах они запрещены, поскольку не соответствуют букве исламского закона», – подчеркивает Казибеков.

Чтобы получить одобрение в среде духовных и общественных лидеров мусульманского мира, он придумал новый алгоритм знакомств. При регистрации на MyDiaspora требуется пройти подробное анкетирование, в котором пользователя спросят о национальности, религии и возможности ее смены, а также попросят выбрать по 10-балльной шкале желаемую степень религиозности потенциального партнера. Фотографии на сервисе скрыты, но есть исходные данные – рост и вес. Для полного соответствия традициям девушки могут добавить в чат своего брата или отца. «Скоро мы должны получить сертификат «Халяль», и тогда мы станем единственным игроком на рынке снаселением 350 млн человек»,– добавляет Казибеков.

В MyDiaspora было вложено $125000, из них $50 000 – личные накопления Казибекова, а $75 000дали частные инвесторы из Татарстана, хотя обещали $100 000. «Мы не получили последний транш инвестиций, и в итоге у нас не осталось другого выхода, как выйти на рынок с совсем сырым продуктом и методом «партизанского маркетинга», – говорит Казибеков. Если спросить, из каких сделанных на старте ошибок он извлек бы пользу, Арсен назовет три. Для начала стоило укомплектовать команду программистами – «аутсорсинг технических задач в стартапе работает плохо». Более внимательно выбирать партнеров – сейчас в проекте поменялись ключевые игроки, инужно готовить перезапуск. Нельзя выходить на рынок с сырым продуктом, если используешь «партизанский маркетинг» – можно не выдержать сокрушительной славы. «Старт должен быть холодным», – констатирует Казибеков.

Начало его бизнеса – действительно эффектная история. В СМИ никто не хотел писать о MyDiaspora– даже мусульманские сайты. Арсен отправил двум журналистам SMS– «ВРоссии вышло приложение для поиска второй жены». Оба перезвонили через 15 минут и попросили эксклюзив. «На тот момент кнопки не было, пришлось ее срочно «пилить», – смеется он. По статистике, женщины нажимают на нее в четыре раза чаще, чем мужчины. Такой эффект, предполагает Казибеков, может быть связан с пиар-кампанией. Летом новость оприложении, помогающем найти вторую жену, подхватили 300 мировых СМИ. В итоге 100 млн человек из-за границы, которые пришли на сайт, в App Store и Google Play, обнаружили сервис на русском языке. Ничего не поняв, они просто закрыли приложение. При таком размахе итог кампании был «неутешительным» – за две недели после запуска на MyDiaspora зарегистрировались 10 000 человек. Зимой ситуация выровнялась – число пользователей достигло 50 000.

В октябре прошлого года в жизни стартапа произошло два важных события – почти закончились деньги и была получена награда в конкурсе российских IT-стартапов WebReady в «Сколково», а также специальный приз от Google в номинации «Лучший глобальный стартап». После победы Арсен Казибеков побывал вкампусе Google в Тель-Авиве. Из поездки он привез много ценных советов и четкое понимание, что арабский мир не поддержит проект финансово. «Сейчас арабские инвесторы скептически относятся к проектам в России,– объясняет Казибеков. – Российские инвесторы скептически относятся к мусульманским проектам, потому что не понимают, как это работает. Западные инвесторы также скептически относятся к дейтингу, поскольку их рынок уже насыщен. Поэтому мы идем через bootstrapping (самоподъем)».

До поездки в Тель-Авив Арсен Казибеков собирался, помимо платной подписки за расширенный функционал – $10 в месяц (сейчас – $7), – ввести в проект новые способы монетизации. Брать, например, комиссию сденежных переводов, которые можно осуществлять с помощью приложения, или внедрить платные подарки по аналогии с практикой «Одноклассников» и «Вконтакте». При таком раскладе вложенные инвестиции могли окупиться за пять месяцев, но вместо этого пришлось заморозить стартап на полгода. «Мы хотели понять, нужен этот проект людям или нет. В итоге опрос свыше 1000 потенциальных пользователей показал, что сервис живет самостоятельной жизнью даже без нашего участия», – поясняет Казибеков.

Что же представляет собой MyDiaspora сейчас? За год приложение знакомств для мусульман скачали 150 000 раз. Среди активных пользователей, около 5000 человек, 51% женщин и 49% мужчин. Ежемесячно приложение устанавливают до 5000 пользователей. Если двигаться втаком темпе – без рекламы и продвижения, по подсчетам Казибекова, можно за год довести аудиторию до 500000 человек. В случае привлечения инвестиций счет пойдет на миллионы пользователей. Больше всего MyDiaspora скачивают в России, Великобритании, США, Казахстане иКанаде. Казибеков верит, что проект можно перезапустить без денег: программисты, которые ранее работали на аутсорсинге, уже переделывают продукт за опцион. Скоро вприложении появятся опции «общие знакомые» и «искать рядом». Когда пользовательская база достигнет критического максимума, можно монетизировать проект. В таком случае будет легче выйти в плюс. «Приложения для знакомств входят в Топ-3 по монетизации в App Store и являются генераторами прибыли для владельцев. Самое важное в этом бизнесе – угадать смоделью маркетинга и нишей»,– подводит итог Арсен Казибеков.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
webnewsite.ru / автор статьи
Загрузка ...

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: