Все пройдет без плана

Прогноз авторов концепции развития России, Плана-2020, успешно проходит проверку калькулятором: вводим данные Росстата о среднегодовом росте зарплат россиян – и к 2020 г. получаем даже чуть больше обещанных $2700 в месяц. Задача не из разряда невыполнимых: достаточно, чтобы реальные доходы граждан росли где-то на 10–15% в год. Этот позитивный тренд, как показывает официальная статистика, наблюдается уже 8 лет.
Если выбрать главным показателем рост российской экономики за 2000–2008 гг., можно строить сотни позитивных прогнозов. Но на фоне событий последних месяцев вероятность того, что все эти прогнозы сбудутся, резко падает. На прошлой неделе министр финансов Алексей Кудрин, по сути, признал, что в российской экономике начался полноценный кризис. В США – начало рецессии, сказал министр, и она находит отражение в России. В пятницу, когда номер журнала сдавался в печать, американские конгрессмены все еще решали судьбу мультимиллиардного «плана Полсона» по спасению экономики США, а российская фондовая биржа РТС три раза приостанавливала торги: в ожидании решения Конгресса нервничали все мировые рынки.
Кризис как в России, так и в мире перестал быть фондовым, или финансовым; это уже полномасштабная экономическая болезнь. Все ее признаки налицо: крупные компании продаются по дешевке, банки ужесточают условия для выдачи «длинных» кредитов, застройщики замораживают проекты, повсеместно идет сокращение кадров и снижение зарплат. Тот же Кудрин оценивает последствия кризиса в 1% ВВП в 2009 г., а первый зампред ЦБ Алексей Улюкаев считает, что страну будет лихорадить еще 15 месяцев. И уже видно, что достанется всем: от малого бизнеса до реформаторов РАО ЕЭС. Какой уж тут План-2020, усмехались чиновники в прошлую среду за 20 минут до посвященного этому Плану заседания кабинета.

КОГДА НЕТ ДЕНЕГ

«В позапрошлый четверг вечером, когда пошли слухи о проблемах “Ренессанс Капитала”, я ужинал с одним из топ-менеджеров банка, и он не мог ответить, что происходит, – рассказывает близкий к “Ренессансу” источник. – Мы выпили 700 грамм водки, и стало понятно, что он не пытается что-то скрыть, а просто не знает, что будет с “Ренессансом”». От слухов до банкротства – с волшебным спасением – прошло три рабочих дня. Банк купила «Группа ОНЭКСИМ» Михаила Прохорова. Половина «Ренессанса» была продана всего за $500 млн, а зимой, говорят источники, его владельцы отказались продать свой бизнес за $4 млрд.
Опасаясь слухов, банкиры проявляют крайнюю осторожность и копят наличные – это самый востребованный в кризисное время актив. Альфа-банк, например, даже отозвал из отпуска всех инкассаторов, чтобы развозить «нал» по отделениям, рассказывает член совета директоров банка Александр Гафин. Наличные требовались не только вкладчикам: многие юрлица отказывались принимать безналичные платежи, считая банковскую платежку ненадежным документом.
Но самое главное – банки ужесточили требования к заемщикам и сократили кредитные программы. В позапрошлом номере Newsweek прогнозировал, что кризис приведет к коллапсу потребительского кредитования. И действительно, прекратил выдачу кредитов «Хоум кредит» – один из крупнейших кредиторов россиян, – а другие банки последовательно увеличивают ставки. Глава Сбербанка Герман Греф в конце прошлой недели подтвердил, что банк прекратит увеличивать кредитный портфель и ужесточит условия выдачи новых кредитов.
Речь идет не только о физических лицах. Столь же неохотно банки кредитуют и предприятия. В середине октября банкротом стала фактически целая отрасль – торговля сотовыми телефонами. Сразу три крупнейших торговца мобильными аппаратами сменили владельцев из-за трудностей с кредитами. «Евросеть», «Связной» и «Цифроград» были проданы за неделю. «Мы просто не смогли перекредитоваться», – объясняет бывший владелец «Евросети» Евгений Чичваркин.
Следующими на очереди, уверены эксперты, станут застройщики. Здесь также крайне велика зависимость от кредитов, а прекращение банковского финансирования чревато остановкой большинства проектов – уже начатые строители будут вынуждены распродавать по дешевке. «Вероятность такой распродажи, конечно, высока», – считает руководитель аналитического центра IRN.RU Олег Репченко. А эксперты крупного ипотечного брокера «Фосборн Хоум» уверены, что в ближайшие полгода цены на недвижимость упадут в среднем на 5%. А через год вырастут опять, говорит первый вице-президент корпорации «БЕСТ-Недвижимость» Михаил Гороховский. Тогда, считает он, закончится острая стадия рецессии и банки опять начнут выдавать ипотечные кредиты в полном объеме, но спрос будет куда выше предложения – ведь многие стройки сейчас заморожены. «Цены вырастут на 10–15%», – обещает эксперт.

СКОВАННЫЕ ОДНОЙ ЦЕПЬЮ

Не было гвоздя – подкова пропала. «Строительная отрасль – это гвоздь, на котором всё держится. Встанет стройка – будет меньше заказов в сфере производства материалов, машиностроения», – говорит директор центра макроэкономического прогнозирования компании «БДО Юникон» Елена Матросова.
Красноярская «Точная механика» выпускает алюминиевые радиаторы и другие металлоизделия для строительной индустрии. Директор предприятия Александр Миллер признает: дела идут хуже и хуже, спрос на его продукцию резко снизился. «В последнее время мои покупатели отказываются от новых заказов: нет денег», – объясняет Миллер. По сравнению с июнем «Точная механика» сократила производство на 15–25%, пришлось снижать и зарплату. «В Красноярске таких фирм, как у меня, было 14, осталось – 4. Я продержусь еще месяца 2–3», – говорит Миллер.
Не заглядывают в будущий год и лесопромышленники. Виталий, топ-менеджер одного из лесоперерабатывающих холдингов, жалуется, что последние несколько недель ему приходится работать по 16 часов в сутки: компания, принадлежащая западным инвесторам, испытывает острую нехватку средств и ищет нового стратегического партнера. Кризис в экономике США и финансовый шторм в России для их предприятия не пустой звук. «Большую часть продукции мы поставляем на экспорт. А теперь экспорта практически не стало», – устало объясняет Виталий о том, куда делась прибыль (уже много раз он рассказывал об этом и своим западным партнерам). Цепочка их несчастий началась, когда из-за жилищного кризиса в США в мире упал спрос на обрезную доску. Российская компания оказалась просто неконкурентоспособна – в Европе цены ниже. «За 8 месяцев прошлого года мы отгрузили 1 млн кубометров. За 8 месяцев этого года – всего лишь 50 000», – объясняет Виталий масштабы падения.
Падение спроса почувствовал и малый бизнес. «Такое ощущение, что люди стали себя ограничивать», – говорит владелец продуктового магазинчика в Медведкове Роман Жигульский. «Потребительский бум сходит на нет», – подтверждает Матросова из «Юникона». Две недели назад в магазине «Самохвал» в Очакове пустовали более половины полок. «Картошку, тушенку, соль, крупы – всё смели за месяц», – рассказывала новенькая кассирша. Она ошиблась: на самом деле это у «Самохвала» совсем не осталось свободных денег. Кризис к ритейлеру подкрался еще в августе, когда поставщики подали против него 17 судебных исков, требуя расплаты за поставленную продукцию. Руководство сети магазинов уже начало распродажу своей недвижимости.
Привычная цепь «поставщик–магазин» разрушена, объясняет владелец мясоперерабатывающей компании «Дымов» Вадим Дымов. Ритейлеры требуют отсрочки в оплате товаров не на месяц, как в спокойные времена, а примерно на три. «В свою очередь перерабатывающие компании, то есть поставщики магазинов, просят отсрочки у своих партнеров – производителей сырья. Проблемы у всех одинаковые: дефицит денег», – рассказывает Дымов. Все предприятия вынуждены вводить антикризисную программу, утверждает он.

ВОТ И РЕФОРМЕ КОНЕЦ

Не было подковы – лошадь захромала. Растут кредитные ставки – падает спрос – бизнес сокращает производство – компании снижают издержки – падают зарплаты – снова падает спрос. Кризис уже сильно бьет по людям. «Резко упал спрос на топ-менеджеров, поскольку компании притормаживают проекты, так или иначе связанные с развитием и инвестициями», – говорит президент группы компаний HeadHunter Юрий Вировец.
По данным гендиректора компании A.S.Wellas Executive Search and Recruitment Светланы Осадчей, при смене места работы в 2005–2006 гг. кандидаты просили зарплату в 115–130% от текущей, а в 2007–2008-м – до 200%. Теперь о таких прибавках не может быть и речи.
Как считает управляющий партнер хедхантинговой компании Transearch Станислав Алексеев, значительной части квалифицированных менеджеров придется согласиться на то, от чего они раньше отказывались. «Кто-то может пересидеть этот период – в 1998-м многие уехали учиться за границу. Кого-то, безусловно, вытеснят с уровня топ-менеджеров на уровень мидл-менеджмента – проще говоря, понизят. А кто-то, как и в 1998-м, переквалифицируется в антикризисные управляющие. С постоянной работой были проблемы, а вот такие антикризисные “летучие” команды пользовались большим спросом», – говорит Алексеев. Возможно, подобная антикризисная команда потребуется и для проведения одной из самых громких российских реформ – электроэнергетики.
Михаил Слободин, президент «КЭС-Холдинга», одного из крупных производителей электроэнергии, вспоминает, как еще недавно сдавал в музей энергетическое оборудование даже не середины, а начала прошлого века. «В Поволжье вот обнаружили работающее электрооборудование, которому уже 78 лет, представляете? Сразу сдали в музей», – рассказывает Слободин. В ускоренной модернизации, замене устаревшего оборудования и вводе новых мощностей и состоял смысл реформы РАО ЕЭС. РАО было разделено на 20 компаний, большинство из которых проданы частным инвесторам. Они приняли на себя обязательства по инвестпрограмме, за срыв которой полагался гигантский штраф – 25% от ее стоимости. На бумаге всё выглядело идеально.
«Мы завязаны на кредитном финансировании и до конца 2008 года планировали привлечь кредит на 1,6 млрд рублей», – говорит глава Второй оптово-генерирующей компании (ОГК) Станислав Невейницын. Он уверен, что найдет деньги, однако этот кредит обойдется ОГК дороже, чем предыдущие: вместо 9% придется платить 14%, а то и больше. Другой механизм привлечения инвестиций – продажа акций – работает еще хуже. «Когда стоимость акций оказалась ниже стоимости денег на балансе предприятия, инвесторы сильно удивились», – говорит президент «КЭС-Холдинга» Михаил Слободин. Размещать акции на рынке в такой ситуации – всё равно что продавать рубль за 50 копеек.
Нет денег и у поставщиков. «Энергетическое оборудование обычно закупается с 30% предоплаты, остальное нам приходится брать в кредит, – рассказывает Петр Безукладников, генеральный директор одного из крупных производителей турбин – “Группы Е4”, – а привлечь его сейчас – грандиозная проблема». По словам замминистра энергетики Вячеслава Синюгина, теперь государству придется пересмотреть график инвестиционной программы. Приток инвестиций, ради которого, собственно, и затевалась реформа РАО ЕЭС, отложен на неопределенный срок.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
webnewsite.ru / автор статьи
Загрузка ...

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: