Время разоблачений

В России перестают покупать одежду. Магазины закрываются, покупатели экономят деньги
27-летняя Анна Кравченко, менеджер одного из столичных банков, месяц назад изменила свой маршрут от работы до дома. Она больше не ездит мимо станции метро «Курская» – чтобы не было соблазна зайти в торговый центр «Атриум». Анне не сокращали зарплату, но, как и все, она много потеряла на инфляции и курсе валют. Разобравшись в своем бюджете, девушка решила, что пора экономить на шмотках – на том, что было так дорого сердцу.
Люди перестают покупать одежду. Все последние пять лет торговые центры ломились от покупателей, а в городах по всей стране как грибы росли фирменные магазины. Жители Москвы, Санкт-Петербурга и крупных городов привыкли хорошо одеваться и внешне стали похожи на европейцев. Гардероб стал символом успеха.
В торговых центрах и сегодня полно людей. Но уже в течение нескольких месяцев покупателей среди них – все меньше и меньше.
По данным ВЦИОМа, раньше люди тратили на одежду до 13% своего бюджета. Сейчас почти половина готова вовсе отказаться от новых покупок.
Отрасль уже в кризисе, уверяют эксперты. И он только начинается. В 2007 году оборот на российском рынке одежды вырос до $40 млрд. При ежегодном приросте в 15–25% в 2008 году он должен был перевалить за отметку в $45 млрд, но – по понятным причинам – остановился. По расчетам маркетингового агентства Discovery Research Group, во второй половине 2008 года продажи одежды упали на те же 15–25%, и рынок вернулся к уровню 2007 года. По словам Александра Болтавина, директора по исследованиям Discovery Research Group, покупатель вернется в магазины, как только почувствует, что экономика пошла на поправку. В ближайшее время этого ожидать не приходится. По оптимистичным прогнозам Discovery, в 2009 году рынок удержит позиции; по пессимистичным – упадет на 20%.
«У меня шесть пар штанов, 11 свитеров, четыре пальто и шесть пар сапог, – Анна Кравченко перечисляет, что у нее приготовлено на весну. – Конечно, мне бы хотелось купить что-то новое, но на самом деле я головой понимаю: этого вполне хватит». Раньше Анна ездила в магазин за одеждой пару раз в месяц – «просто прошвырнуться, посмотреть, что есть новенького». Почти всегда покупала две-три вещи, оставляя в кассе около 5000 рублей. Зарплата в 70 000 рублей вполне это позволяла.
В январе менеджер Кравченко заметила, что ей приходится чаще обычного снимать деньги с карточки. Вдруг увидела, как подорожали продукты и бытовая химия, обратила внимание, что все вокруг экономят. «Одежда – это первое, что пришло в голову, – говорит она. – Ее и так достаточно, а еда в холодильнике все время кончается».
Анна пришла к такому выводу не одна. По словам Ксении Рясовой, президента марки Finn Flare, посетителей становится меньше во всех магазинах без исключения. «Даже если торговый центр уверяет, что у него не упал трафик, это вовсе не значит, что все пришли за покупками», – объясняет она. Огромные моллы, с магазинами, кафе, кинотеатрами и развлекательными центрами, уже стали привычным местом для свиданий или семейного отдыха. В столичном «Европейском» до сих пор не протолкнуться – но это всего лишь привычка. Даже там – а это один из крупнейших моллов Москвы – уже закрылось несколько магазинов.
Сами ретейлеры неохотно делятся своими проблемами, предпочитая говорить «о небольшой коррекции в планах развития», и требуют снизить цену аренды. На самом деле в регионах продажи почти у всех упали вдвое, говорит Рясова. А в исследовании Discovery Research Group сказано, что в некоторых городах – Новосибирске, Екатеринбурге – закрылась уже четверть магазинов и еще столько же закроется в ближайшее время.
Маркетолог Ирина Юрьева, консультант нескольких крупных одежных ретейлеров, говорит, что кризис коснулся всех сегментов рынка и пока еще рано говорить, что будет. Многие, как Анна Кравченко, донашивают то, что было куплено до кризиса. Кто-то значительно сократил число покупок, кто-то пока еще на плаву и не менял привычек. Но очевидно, что в ближайшие месяцы «шопинг станет более осмысленным», люди перестанут не глядя сметать одежду с прилавков. В первую очередь уменьшится количество так называемых импульсных покупок, поддерживает маркетолога Юрьеву Рясова из Finn Flare. «Мы становимся типичными европейцами, – говорит она. – Прежде чем что-то купить, десять раз подумаем».
Кроме того, началась миграция покупателей. «Сейчас происходит медленное перетекание клиентов, – объясняет Ирина Юрьева. – Все спускаются на одну ступеньку вниз». Это значит, что те, кто одевался, например, в бутиках ГУМа, теперь поедут за покупками в «Охотный ряд».
Премиум-класс пострадал сильнее остальных, говорят эксперты. По словам Александра Болтавина из Discovery Research Group, продажи в luxury уже упали в четыре раза, а закупки коллекций на 2009 год сократятся на 30–40%. Один из собеседников Newsweek, попросивший не называть его имени, рассказал, что этой зимой крупнейший игрок рынка luxury – компания Mercury устраивала закрытые распродажи для своих постоянных клиентов. Со скидками до 70%. Это значит, что дела совсем плохи – в этом сегменте вообще не бывает скидок, говорит эксперт. «Это рушит перспективы рынка, – сокрушается он. – А сделать ничего нельзя, приходится».
Выживать надо и торговым центрам с магазинами средней ценовой категории, вроде Mango, Zara или Promod. Их клиентам спускаться по лестнице, как предлагает маркетолог Юрьева, нельзя – внизу только одежные рынки, о которых уже похожим на европейцев жителям больших городов совсем не хочется вспоминать.
Елена Хорова уже семь лет не была на вещевом рынке. До января она работала дизайнером, потом ее уволили, она осталась без денег, а в середине апреля у лучшей подруги свадьба. За платьем к празднику Елена отправилась в «Мегу» и через три часа уехала ни с чем. «Не могу я теперь отдать за вещь 4000 рублей», – расстраивается она. На следующий день она пошла на рынок около метро «Савеловская». Купила «вполне приличный наряд» за 2500 рублей. «Но я бы многое отдала за возможность снова ходить в магазины, – говорит она. – Хотя бы ради удобной примерочной с нормальным зеркалом».
Хорова отдает себе отчет, что в «Мегу» она может вернуться не скоро. Понимают это и федеральные власти: в конце февраля было отложено вступление в силу закона о переносе в помещения всех открытых рынков. Эта инициатива Думы, видимо, помешает мэру Москвы Юрию Лужкову добиться исполнения его указа годичной давности о ликвидации всех вещевых рынков.
Кроме того, недавно стало известно, что департамент потребительского рынка и услуг столицы планирует открыть в каждом районе города комиссионный магазин, как в советские годы. Руководитель департамента Владимир Малышков также заявил, что в Москве уже растет спрос на ремонт обуви.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
webnewsite.ru / автор статьи
Загрузка ...

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: