Время паразитов

Жак Ширак сдал своего премьера Доминика де Вильпена, которого считали его  преемником во главе правой коалиции и, таким образом, будущим президентом. До сих пор правые имели серьезное преимущество во французском электорате, которое теперь, очевидно, потеряли. На самом деле Ширак сдал не только преемника, не только правый электорат – он сдал Францию.

            Закон первого найма был попыткой консервативного премьера Вильпена привести во вменяемое состояние французский рынок труда, обезображенный социализмом. (Если кто помнит советскую систему распределения молодых специалистов, которых распихивали по местам работы и откуда их невозможно было уволить.) Но во Франции все-таки рыночная экономика, и работодатели не станут нанимать неопытного работника, никак себя еще не проявившего, не имея возможности его уволить. Все это привело к застойной безработице среди молодежи. Обременение правами мешало занятости. Смысл закона Вильпена – решить вопрос с молодежной занятостью, убрав паразитические привилегии, мешающие трудоустройству вчерашних студентов.

            Реакция на это предложение была фантастична. Даже по сравнению со знаменитым 1968 годом (и сегодняшние акции не уступают тем по массовости) современные демонстрации абсолютно бессмысленны с точки зрения конкретных лозунгов и позиций. Все это выглядит каким-то карнавалом дебилов, требующих от государства содержать их вне зависимости от их способности внести во что-то свой трудовой вклад. Очень много красных флагов, красных маек, портретов Че Гевары, антибуржуазного пафоса. Но ни одного позитивного лозунга, ни одного реального лидера и никакой оформленной и даже левацкой идеи, кроме абсолютной уверенности в праве на паразитизм.

Даже «левые интеллектуалы», и наши и европейские, были ошарашены бессмысленностью и идиотизмом происходящего во Франции. Не ошарашенным оказался другой кандидат от правящей партии – министр внутренних дел господин Николя Саркози, который мудро последовал новым политическим веяниям, осознав, что настало время засранцев и что этому времени надо соответствовать. От стилистики поведения министра внутренних дел зависели возможности того же Вильпена. Если силы правопорядка действуют практически против порядка, то у власти не остается никакой реальной возможности противостоять этим так называемым протестам.

Вот в такой обстановке Ширак и сдал Вильпена. Недавно скончавшийся Владимир Волкофф (потомок наших эмигрантов, ветеран французских спецслужб и знаменитый французский писатель) на вопрос «Что происходит с Францией?» ответил, что Франция мертва, эта страна сама себя убила, казнив короля. И теперь она, как змея с отрубленной головой, совершает бессмысленные движения уже мертвым телом.

Страна великая – агония длинная. Если посмотреть на французскую новую историю – это похоже на правду. Многие страны прошли через революцию, но ни одно цивилизованное государство не отмечает что-то вроде Дня взятия Бастилии как национальный праздник. Франция пропитана революционным паразитизмом и вряд ли способна в критический момент своей истории собраться и пожертвовать чем-то ради собственного спасения.

Мы видели арабскую молодежь, слабо воодушевленную французскими национальными идеями. Мы видели французскую молодежь, далекую от здравого смысла и гражданской ответственности. Союз социал-революционных паразитов с исламистскими паразитами гарантированно обеспечит Франции превращение во Французскую Социалистическую Исламскую Республику. Это вопрос времени и демографии.  

 

Рейтинг
( Пока оценок нет )
webnewsite.ru / автор статьи
Загрузка ...

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: