Впереди только Кремль

Владимира Путина

и его администрации. Теперь ее получаем на месте”. Источник “Ко”, близкий к “Роснефти”, вспоминает, что все по-настоящему первый раз прочувствовали, у кого формально больше власти, весной, когда президент Дмитрий Медведев неожиданно выступил с инициативой убрать из советов директоров госчиновников. “Никто ничего тогда не понял. У нас же основа бизнеса – госкомпании, что ненормального в том, что в совете директоров у них есть члены правительства?” – удивляется он. Больше всех от президентского решения пострадал вице-премьер Игорь Сечин – ему пришлось сначала сложить с себя полномочия председателя совета директоров “Роснефти”, а потом и вовсе выйти из него. “Его уход создает определенные риски для компании. Сечин играл огромную роль в развитии, пользовался у всех весомым авторитетом. Вспомните, что после его ухода котировки “Роснефти” упали”, – говорил в июне преемник вице-премьера на посту главы совета директоров, вице-президент РАН Александр Некипелов. “Трудно работать, толком не понимая, что впереди. Иногда создается ощущение, что Кремль не за нас”, – сетует менеджер другой госкомпании, вспоминая планы по приватизации к 2015 году коммерческих структур с госучастием. А в “Роснефти” на этот счет даже шутят: недавно рядом с ее офисом повесили знак, запрещающий выезд на набережную, к которому привыкли все сотрудники. При Путине такого не было.

Конфликты без арбитража

У частного бизнеса свои проблемы. “Мы сейчас крайне неактивны в M&A. Пока есть негласное решение: до 2012 года с миллиардными инвестициями подождать”, – отмечает топ-менеджер одной из крупных компаний нефтегазового сектора.
Значительнейшая сделка в сегменте M&A в 2011 г. – слияние “Уралкалия” и “Сильвинита”, крупнейшим акционером холдинга стал бизнесмен Сулейман Керимов. “То, что такая сделка обязательно произойдет, стало понятно еще в середине прошлого года, – поясняет источник “Ко” в правительстве. – Хотя против нее всегда выступала Федеральная антимонопольная служба”. Но в прошлом году одобрение на всех уровнях – как из Кремля, так и из Белого дома – было получено. Заодно совет директоров укрепили бывшим руководителем администрации президента Александром Волошиным. “Он входит в небольшой резерв людей, которым доверяют и в Кремле, и Белом доме, – подчеркивает правительственный чиновник. – Государство, безусловно, не может оставить такой актив без контроля”.

Больше крупных сделок на рынке слияний и поглощений не было, хотя предпосылок для них достаточно. Уже не первый год длится акционерная война за “Норильский никель” между “Русалом” Олега Дерипаски и “Интерросом” Владимира Потанина. “А выхода из конфликта нет, потому что нет арбитража в чью-то пользу”, – считает собеседник “Ко” в компании. С начала 2011-го продолжается противостояние совладельцев ТНК-BP – британской BP и консорциума AAR (Alfa Group Михаила Фридмана, Access Леонида Блаватника и Renova Виктора Вексельберга). В обеих коммерческих структурах уверены, что единственный вариант урегулирования ситуации – полный выход одного из акционеров – возможен лишь после выборов. “Сделка была одобрена правительством, но никто из совладельцев дальнейшей поддержки ни из Кремля, ни из Белого дома не чувствовал, – рассказывает собеседник “Ко”, близкий к компании. – Сейчас переговоров о выходе уже нет, все ждут, в том числе и того, кто станет президентом. Путин – это одна история, а Медведев – уже другая”. Сотрудник ТНК-BP вспоминает, что во время первого конфликта в 2008 году, когда президентом уже стал Дмитрий Медведев, правоохранительные органы развернули целую кампанию против BP, в результате которой британские акционеры были вынуждены согласиться на выдвинутые AAR условия. “Мягко говоря, не последнюю роль в той истории играл Игорь Сечин. Но на сегодняшний момент у него таких ресурсов нет – из-за AAR у “Роснефти” сорвалась крупнейшая сделка, но предпринять с российскими акционерами он ничего не может”, – поясняет собеседник “Ко”.

Консолидация государством ряда существенных активов в нефтегазовой отрасли пришлась тоже на годы президентства Владимира Путина. Благодаря ЮКОСу “Роснефть” превратилась в крупнейшую компанию страны. Почти сразу же после этого у нее появился и основной трейдер – швейцарская Gunvor, контролируемая бизнесменом Геннадием Тимченко. “Газпром” в те же годы обрел крупнейшего подрядчика – “Стройгазмонтаж” Аркадия и Бориса Ротенбергов, друзей Тимченко и хороших знакомых самого Владимира Путина. Именно эти люди и стали главными участниками рынка слияний и поглощений в предвыборный год.

Скользкий путь

Про гражданина Финляндии Геннадия Тимченко, почти постоянно проживающего в Швейцарии, известно немного. Интервью он практически не дает, и даже в Интернете имеется всего несколько его фотографий. Едва замеченным остался и тот факт, что бизнесмен наконец получил официальную должность – в апреле 2011-го он был назначен председателем совета директоров питерского ХК “СКА”, подвинув с этого места зампреда правления “Газпрома” Александра Медведева. Этот хоккейный клуб имеет такую же репутацию, как и его сосед по “прописке” – футбольный “Зенит”. Команда, за которую болеют топ-менеджеры “Газпрома” и другие высокопоставленные питерцы, трудоустроенные в Москве, практически не ограничена в бюджете. Правда, одно существенное отличие от “Зенита” у нее все-таки имеется – чемпионом она пока не стала. “Для меня огромная честь возглавить наш хоккейный клуб “СКА”. Санкт-Петербург – мой родной город, и я с детства являюсь страстным хоккейным болельщиком. Я уверен, что у клуба есть большой потенциал, который мы обязаны реализовать, став лучшим клубом в КХЛ”, – передала тогда пресс-служба ХК “СКА” слова гражданина Финляндии Геннадия Тимченко.

Знакомых бизнесмена очень удивила эта новость. Тимченко всегда отказывался от каких-либо публичных должностей, для него это было принципиально. А теперь у предпринимателя такая позиция, которая просто обязывает быть на виду. Пока, впрочем, Геннадий Тимченко активно спортивным менеджментом не занимается, отмечает источник “Ко”, близкий к хоккейному клубу. Скорее всего, у Тимченко есть задачи по расширению бизнеса, поэтому публичность неизбежна.

Прежде всего в этом году Геннадий Тимченко продолжил укреплять свой газовый бизнес. НОВАТЭК, где бизнесмен является крупнейшим акционером, привлек стратегического партнера – французскую Total, которая приобрела 12% компании. Акции продали структуры самого Тимченко, являющегося владельцем 23%, и основателя НОВАТЭКа Леонида Михельсона. Но в итоге Тимченко удалось сохранить свою долю в газовой компании. В конце прошлого года “Газпром” неожиданно решил продать принадлежащие ему 9,4% акций “Газпромбанку”. Эта сделка потом была названа экспертами нерыночной: свой пакет “Газпром” оценил на 25% дешевле его реальной стоимости. А потом уже по рыночной цене акции приобрела структура, на паритетных основах контролируемая Тимченко и Михельсоном. По словам источников “Ко”, близких к сделке, Тимченко стал владельцем большей части пакета. Впрочем, у бизнесмена есть разрешение на владение только 23,49% НОВАТЭКа. Однако по словам собеседников “Ко”, структурам бизнесмена удалось довести свою долю до блокирующей.

При этом Леонид Михельсон в конце прошлого года стал владельцем 50% акций нефтехимического холдинга СИБУР, получив также опцион на увеличение пакета до 100%. Источники “Ко”, близкие к Геннадию Тимченко, не исключают, что бизнесмен со временем станет вторым совладельцем СИБУРа. “Это может быть частью договоренностей в сделке по НОВАТЭКу”, – считает один из них”.
Но крупнейшей сделкой господина Тимченко совсем скоро может стать покупка у ОАО “РЖД” 75% Первой грузовой компании (ПГК). Изначально монополия собиралась проводить IPO, но параметры приватизации были пересмотрены в пользу продажи доли. Как утверждают источники на железнодорожном рынке, пересмотрены во имя интересов Геннадия Тимченко, структуры которого владеют 66% “Трансойла”, крупнейшего нефтеналивного перевозчика. Интерес к пакету в ПГК проявляют также Независимая транспортная компания Владимира Лисина, структуры Globaltrans, ЗАО “Нефтетранссервис” и ООО “Промышленно-транспортное предприятие “Сковородино” (подконтрольны братьям Аминовым). Впрочем, один из потенциальных участников аукциона убежден, что актив достанется Тимченко – его интересы лоббируются на самом высоком уровне. “Фактически конкурс переносился уже несколько раз. Тимченко хочет быть уверенным в том, что актив достанется ему”, – говорит собеседник “Ко”. Оценка пакета еще не закончена. Изначально называлась сумма в $4,5 млрд, но, по всей видимости, окончательная стоимость будет на уровне $6-$7 млрд.
Еще одним крупным потенциальным приобретением Геннадия Тимченко в ближайшее время могут стать 60% акций угольной компании “Колмар”, владеющей лицензиями на добычу угля в Якутии. Формально покупателем стал совладелец “Колмара” Анатолий Митрошин (контролирует 49%, а 51% были у “Интергео” Михаила Прохорова). Сумма сделки составила, по разным данным, от $300 до $500 млн, но финансировали ее структуры Тимченко. После реорганизации компании, которая должна состояться до конца года, структуры бизнесмена Gunvor и Volga Resources получат в ней 60% акций.

За этот год господин Тимченко нашел себя и в строительстве. “Стройтрансгаз”, в котором бизнесмен стал главным акционером в 2009 году, в начале августа объявил о покупке 21% генподрядной компании “АРКС”. Она была основана еще в 1926-м, в советское время входила в “Главмосинжстрой” и называлась “Управление механизации №4”. В 1993-м компания была акционирована. Основным владельцем считается председатель совета директоров АРКС Александр Лавленцев, бывший главный инженер предприятия, ставший руководить компанией сразу после акционирования. В АРКС трудятся около 7000 человек, а выручка в 2010 г. составила порядка 35 млрд руб. За долю в АРКС “Стройтрансгаз” заплатил около $200 млн. При этом у компании есть трехлетний опцион на доведение своей доли до контрольной. И это притом что только в I квартале этого года АРКС перестала быть убыточной. В “Стройтрансгазе” говорят, что доля в генподрядной компании поможет им диверсифицировать бизнес.

Сейчас положение АРКС не слишком стабильное: она во многом была завязана на экс-мэра Москвы Юрия Лужкова, а с его уходом количество заказов заметно снизилось. В “Стройтрансгазе” это понимают, но убеждены, что у Геннадия Тимченко хватит ресурсов, чтобы наладить дело. С этим согласен и аналитик БКС Андрей Полищук. “Новый бизнес – реальная возможность поправить положение дел в “Стройтрансгазе”. Компания, в которой акционер Геннадий Тимченко без подрядов явно не останется”, – констатирует эксперт. Получив нового совладельца, компания намерена принять участие в реконструкциях Дмитровского, Варшавского и Хорошевского шоссе. Кроме того, АРКС собирается заняться инжиниринговыми работами на строящейся трассе Москва-Санкт-Петербург, проходящей через Химкинский лес. Кстати, в строительстве одного из ее участков (с 15-го по 64-й км) участвуют и структуры Аркадия Ротенберга, который также в этом году проявляет повышенную активность на рынке M&A.

Удобряй и властвуй

Свой интерес к прокладке трассы Москва-Санкт-Петербург Аркадий Ротенберг не подтверждал ровно до того момента, пока официально не была объявлена позиция властей. Дело в том, что дорога пройдет через Химкинский лес. Против ее строительства выступает целое движение, регулярно устраивающее акции протеста. Но в конце прошлого года президент страны Дмитрий Медведев в прямом эфире федеральных телеканалов сказал, что одобряет строительство трассы. Сразу после этого представители Аркадия Ротенберга заявили, что последний намерен стать инвестором первого в стране крупномасштабного концессионного проекта. 50% в ООО “Северо-Западная концессионная компания” принадлежит французской группе Vinci, а оставшуюся половину поделили между собой группа “Н-Транс” и структуры Ротенберга. Инвестиции в проект оцениваются в 66 млрд руб.

Бизнесмен продолжает укреплять свои позиции и в “Стройгазмонтаже”, являющемся основным подрядчиком “Газпрома”. В марте 2011-го компания приобрела подрядчика, принадлежащего монополии – “Газпром бурение”. “Стройгазмонтаж” тогда стал победителем аукциона, превысив стартовую цену всего на 500 000 руб. и заплатив 4,05 млрд руб. (около $140 млн). Несмотря на то, что “Газпром бурение” является убыточной структурой, в руках Аркадия Ротенберга она может стать весьма прибыльной, считает Виталий Крюков из ИФД “Капитал”. “Он покупал актив с расчетом на заказы “Газпрома”, спрос на услуги компании явно гарантирован, как и других подразделений “Стройгазмонтажа”, – подчеркивает эксперт.

Этим летом Аркадий Ротенберг решил еще больше разнообразить структуру своего бизнеса. Предприниматель приобрел почти 80% россошанских “Минудобрений”. Конечным бенефициаром там считается сенатор Николай Ольшанский, но на официальном уровне эту информацию никто не подтверждает. Долей в “Минудобрениях” также владеет и норвежская Yara. Официально сумма сделки объявлена не была, но, по сведениям источников “Ко”, она составила около $1,4 млрд. На актив также претендовали “Еврохим” и украинский предприниматель Дмитрий Фирташ. Покупкой интересовалась и АФК “Система”, тоже собиравшаяся выйти на рынок удобрений. “Но ресурса против Ротенберга не хватило”, – признает источник в корпорации. Впрочем, по некоторой информации, Дмитрий Фирташ все-таки будет участвовать в акционерном капитале “Минудобрений”, но операционный контроль все равно останется за Ротенбергом. Сам российский бизнесмен связывает покупку актива с “диверсификацией инвестиционных вложений”. За актив господин Ротенберг, скорее всего, переплатил, считает Константин Юминов из Raiffeisenbank. Но учитывая, что россошанские “Минудобрения” – практически единственная оставшаяся возможность войти в отрасль, его резоны понять можно. Производство удобрений – сейчас один из самых рентабельных сегментов: он дает 30 – 60% прибыли. Причем Константин Юминов отмечает, что прогнозы по отрасли самые позитивные. “Рынок будет расти”, – убежден эксперт, ведь посевные площади сокращаются с каждым годом, а население увеличивается. Сделать этот актив еще прибыльнее Ротенбергу опять же помогут старые связи с “Газпромом”, полагает Константин Юминов: ведь газ – основное сырье для производства минудобрений. “Скорее всего, такие контракты будут выгодны компании”, – резюмирует специалист.

Медиалаборатория Ковальчука

Другой личный

друг Путина

, Юрий Ковальчук, на рынке слияний и поглощений тоже довольно активен. Господин Ковальчук уже является совладельцем банка “Россия”, а через него – крупнейшим акционером страховой группы “СОГАЗ” и “Национальной Медиа Группой” (НМГ), управляющей РЕН ТВ, Пятым каналом, 25% Первого канала и газетой “Известия”. Исходя из отчетности люксембургской RTL Group, в минувшем июне купившей 7,5% НМГ, стоимость этого актива Юрия Ковальчука составляет более $1,4 млрд. Кроме того, его сын Борис Ковальчук – глава крупнейшей энергокомпании страны “Интер РАО”, все больше напоминающей реформированное РАО “ЕЭС”. Единственной крупной сделкой структур Ковальчука стала покупка в феврале у компании Millhouse, управляющей активами Романа Абрамовича, за $150 млн 25% Первого канала. Долю приобрела НМГ. Причем эксперты сочли такую оценку очень скромной, признав сделку явно нерыночной, хотя свои финансовые результаты Первый канал и не раскрывает. Впрочем, недооценивать важность этой покупки нельзя, говорит источник “Ко”, близкий к одной из структур Ковальчука. “НМГ сейчас стала крупнейшей медиакомпанией. А медийный ресурс для власти и для того, кто хочет реально управлять страной, ничуть не менее важен, чем нефтяной или газовый”, – уверен он.

Финансово зависимый

Логика всех приобретений “команды” Владимира Путина предельно ясна: у кого больше финансовых ресурсов, тот и главный. Сейчас оптимальное время для того, чтобы аккумулировать новые активы: от прошлого кризиса экономика оправиться успела, а новый – еще впереди. Политолог Дмитрий Орешкин указывает: группе Путина необходимо укрепляться и развиваться, чтобы быть спокойной за свой бизнес. Главная идея близких к премьер-министру предпринимателей – контроль над инфраструктурой. Инфраструктура газовая и нефтяная уже давно фактически в их руках, отмечает Дмитрий Орешкин. Теперь Тимченко и Ротенберги решили взяться за строительную. Тем более даже в Москве после снятия Юрия Лужкова сильных противовесов не осталось. А за информационный ресурс, который ценится очень высоко, отвечает Юрий Ковальчук, владеющий одними из самых востребованных аудиторией медийных активов, подчеркивает политолог.

В бизнес-активности Тимченко, Ротенбергов и Ковальчука многие видят их уверенность в том, что Путин все-таки станет “самым главным”. Дмитрий Орешкин полагает, что контроль этих людей над важнейшими отраслями российской экономики, наполняющими бюджет, делает исполнение обязанностей президента любым человеком, кроме Владимира Путина, фактически нереальным. “Если, например, Медведев останется президентом, то все реформы фактически придется согласовывать с этими бизнесменами. Если те им не понравятся, то исполняться они не будут, а это прямая угроза для бюджета”, – указывает Дмитрий Орешкин. Кроме того, по мнению эксперта, важен и прямой финансовый ресурс, которым воспользоваться может только один человек – Владимир Путин.

У Дмитрия Медведева сравнимых по значимости ресурсов нет. Однокурсники в “Газпроме” и ряд чиновников в судебной власти не идут ни в какое сравнение с перечисленными “трофеями” Тимченко, Ротенбергов и Ковальчука. “Без финансовых ресурсов возглавлять страну не получится. Медведев в целом устраивал крупных бизнесменов, но всем спокойнее, когда управляет ситуацией только один человек – Путин”, – рассуждает собеседник “Ко”, топ-менеджер большой инфраструктурной компании. Получается, что делать из политики бизнес сегодня выгоднее со всех сторон, чем просто заниматься политикой. “Многие хотели бы заниматься дзюдо в нужное время. Сейчас бы у меня была неограниченная кредитная линия и от ВТБ, и от ВЭБа”, – мечтает один питерский бизнесмен. Есть ли у Дмитрия Медведева козырь в рукаве, мы узнаем ближе к весне. Но уже сейчас понятно, что своих сил у президента хватает лишь на то, чтобы потрепать будущей неопределенностью нервы бизнесменам и некоторым высокопоставленным чиновникам.


Дружба начинается с дзюдо

 

С Путиным Аркадий Ротенберг познакомился в шестидесятых годах в Ленинграде в секции по дзюдо, которую они вместе посещали. Затем Ротенберг профессионально занялся спортом, был тренером, продолжая оставаться спарринг-партнером Владимира Путина. В 1998 году был основан спортивный клуб “Явара-Нева”, где Ротенберг стал гендиректором, а почетным президентом – Путин. Впрочем, как заявлял в интервью газете “Коммерсантъ” Аркадий Ротенберг, несмотря на то, что он продолжает сохранять дружеские отношения с Путиным, успех бизнеса с этим не связан.
Зато Геннадий Тимченко крайне болезненно относится к утверждениям, что является другом Владимиром Путина: он неоднократно через суды заставлял мировые СМИ опровергать связь его успеха с нынешним премьер-министром. Хотя незнакомым с ним он быть не может. В конце восьмидесятых Тимченко был одним из руководителей “Киришинефтехимэкспорт”, которая в начале девяностых стала одним из продавцов российской нефти на международном рынке. В этот момент Владимир Путин уже работал в администрации Санкт-Петербурга, возглавляя комитет внешнеэкономических связей. Также “Киришинефтехимэкспорт” участвовала совместно с мэрией в проекте строительства нового терминала в порту Санкт-Петербурга, который так и не реализовали. Gunvor был создан в 1997 году. Через год появилась “Явара-Нева”, одним из ее соучредителей и является Геннадий Тимченко.
Крупнейший акционер и председатель совета директоров банка “Россия” Юрий Ковальчук приобрел статус “

друга Путин

а” после того, как в 1996 году вместе с ним, Владимиром Якуниным (глава РЖД) и братьями Фурсенко (Александр Фурсенко сейчас занимает пост министра образования, а Сергей Фурсенко – главы Российского футбольного союза) основал дачный кооператив “Озеро”. Но познакомились они еще раньше: Юрий Ковальчук был одним из руководителей Ассоциации совместных предприятий Ленинграда, которую в мэрии курировал лично Путин.


 

Бизнесмены, которых называют “

 друзьями Путина 

“, в последний год проявили невиданную активность на рынке слияний и поглощений. Для чего они начали скупать целые отрасли?

Борис Титов, глава “Деловой России”:

“Они хотят от ликвидационного бизнеса, когда актив покупается, реструктуризируется и продается, перейти к реальному. Поэтому и начинают инвестировать в компании. Конечно, в сегодняшнем бизнесе очень велика политическая составляющая. Но я не верю в то, что после выборов в стране изменится политическая ситуация. Поэтому Ротенбергу, Тимченко и Ковальчуку ничего не угрожает, и они не чувствуют необходимости изменения своей бизнес-стратегии. Кроме того, в России существует только один центр принятия решений. Никакого тандема нет. Реализовывалась политика одной группы лиц. Каждый собирает свою часть электората, и таким образом они консолидируют максимальную поддержку. Власть не сменится ни на думских, ни на президентских на выборах. Может быть, произойдет некоторое ее ослабление – в Госдуму пройдет большее число оппозиционеров”.

 

Александр Лебедев, совладелец Национального резервного банка:

“В кооперативе “Озеро” собрались очень талантливые люди. Это невозможно утаить”.

 

Павел Салин, ведущий эксперт Центра политической конъюнктуры России:

“Люди из окружения Путина ведут бизнес-экспансию чисто в электоральных интересах. В случае с медиаимперией Ковальчуков акции, скорее всего, были переданы по решению премьера. Эта экспансия осуществляется по инициативе Путина в обмен на то, что медийные ресурсы будут работать на его проекты. Что касается Ротенберга и Тимченко, для них существует такое понятие, как “питерские деловики”, или “тройственный союз”, у них налажены партнерские отношения и существует четкое разделение обязанностей. Между всеми этими бизнесменами есть сложная взаимосвязь, в которой отделить бизнес от политики почти невозможно”.

Глеб Павловский, президент Фонда эффективной политики:

“Далеко не все

друзья премьер-министра

увлечены скупкой активов различных компаний. Это характерно лишь для определенной группы, предпочитающей юридически застрахованные виды собственности и делающей ставку не на договоренности по каким-то финансовым потокам, а на защищенные сделки, которые можно отстаивать в любом суде. Такие люди есть и в окружении Дмитрия Медведева, просто они ведут деятельность другого типа, связанную не с публичными договоренностями, а, скорее, с финансовыми потоками и теневым влиянием на собственность. Все подобные случаи объединяет одно – это определенный кластер бизнесменов, который делает ставку не на политический баланс, а на легальные конструкции в отношении собственности. Они понимают риски, но достаточно азартны даже в предвыборный год, когда политические риски задраны до небес”.

Станислав Белковский, президент Института национальной стратегии:

“Скупают активы разные люди, не обязательно из ближайшего окружения премьера. И как правило, для этого используются государственные деньги. Я считаю, что никакого политического значения это не имеет. Ведь решение Кремля о том, кто пойдет на выборы, никак не зависит от того, чьи знакомые скупили больше активов. Здесь имеют место исключительно бизнес-интересы, совсем не относящиеся к выборам-2012”.

Алексей Голубович, председатель совета директоров “Арбат Капитала”:

“Нельзя точно утверждать, связаны ли подобные приобретения с предвыборным процессом. Если ставить на этом акцент, то получается, что если бизнесмены не боятся покупать в России, значит, их знакомый будет избран. А если они покупают за границей, то наоборот”.


Рейтинг
( Пока оценок нет )
webnewsite.ru / автор статьи
Загрузка ...

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: