Восток – дело быстрое

«Формула-1» идет на Восток. Следующим участником гонок должна стать Россия

Исполнительный директор Российской автомобильной федерации (РАФ) Сергей Иванов даже и не вспомнит, когда последний раз в стране был такой автомобильный бум. Сначала Владимир Путин проехал на желтой «Ладе», потом за руль сел Дмитрий Медведев, а в конце сентября Путин уже шутил на автомобильные темы с участниками ралли «Шелковый путь» на биваке близ Майкопа. А губернатор Краснодарского края Александр Ткачев и вице-премьер Дмитрий Козак на последнем Гран-при «Формулы-1» в Сингапуре долго беседовали с коммерческим директором «Формулы-1» Берни Экклстоуном насчет возможного проведения этапа в России. «Это еще ни о чем не говорит. С ним уже столько разных руководителей встречалось, а толку ноль», — предупреждает Сергей Иванов. 

География «Формулы-1» сильно расширилась за последние несколько лет — чемпионат мира уверенно движется на Восток. С огромным успехом проходят новые гонки в Сингапуре и Абу-Даби, традиционными стали Гран-при Малайзии, Китая и Бахрейна, где построили многомиллионные автодромы. Единственный прокол может случиться на Гран-при Кореи — до старта гонки осталось меньше двух недель, а трассу еще не приняла комиссия Международной автомобильной федерации (FIA). Но корейцев во весь голос поддерживает босс «Формулы-1» Берни Экклстоун, и штрафные санкции им вряд ли грозят. 

Изменение курса «Королевских гонок» легко объяснимо: Экклстоуну важно, чтобы местные организаторы платили как можно больше денег, а позволить это себе сейчас могут богатые восточные страны. Любимые гонщиками и болельщиками европейские трассы скоро вообще могут исчезнуть. Огромные убытки несут промоутеры в Бельгии и Германии. А во Франции, давшей миру само понятие «Гран-при», гонки не проходят уже два года. Вытеснять из календаря их будут как раз страны с Востока. В следующем году появится Индия. А через пару лет — и Россия. 

ОТ МОСКВЫ ДО СОЧИ ЗА €28 МЛН

Ситуация с российским Гран-при, похоже, в очередной раз сдвинулась с мертвой точки. Российские официальные лица замелькали в паддоке и на пит-лейн, и многие увидели в этом знак. С одной стороны, Россия уже созрела: под Москвой вовсю идет строительство трассы Moscow Raceway, которая сможет принять гонки «Формулы-1», а российский гонщик Виталий Петров выступает за команду «Рено». 

С другой стороны, все упирается в деньги. По самым скромным подсчетам, помимо собственно строительства и затрат на внутреннюю организацию, национальный промоутер должен заплатить около €25–35 млн компаниям, которые контролирует Берни Экклстоун, в частности, Formula One Management (FOM). При этом отдача будет минимальная. По правилам FOM всю прибыль от спонсоров, рекламы и торговли компания оставляет себе, а промоутеру достаются только сборы от билетов — это в лучшем случае €3 млн. 

Работать на таких условиях в России долгое время отказывались. Позицию Москвы до последнего отстаивал бывший мэр Юрий Лужков. Еще в 2002 на встрече с Берни Экклстоуном в итальянской Монце он четко дал понять: если Экклстоун хочет приехать в Москву, нужно делиться доходами. «А то он предлагает оставить лишь шум от автомобилей», — негодовал Лужков. 

Экклстоун от такого предложения отказался и, по словам собеседников WNS, поставил крест на переговорах со столичным мэром. После Москвы звание гоночной столицы России пытались примерить Санкт-Петербург, Владивосток и Сочи. Дальше разговоров дело, впрочем, не шло. «У него столько ходоков от нас было, что он уже, наверное, считает нас сумасшедшими», — смеется исполнительный директор РАФ Сергей Иванов. 

Но на этот раз заинтересованность в «Формуле-1» действительно серьезная, говорит источник WNS в правительстве, государство не будет диктовать FOM свои условия и найдет промоутера среди крупных игроков на российском рынке. Осталось решить, где именно проводить гонки. Сейчас есть два более-менее реальных варианта — Москва и Сочи. Сам Экклстоун уже заявил, что ему все равно где. 

Москва может предложить провести городскую трассу по центру города или трековый проект Moscow Raceway, который строится на 77-м километре. У проекта трассы в городе масса недостатков. Придется перекрывать центр на выходные, понадобятся огромные деньги на реставрацию дорог. К тому же в последнее время городские трассы стали скучными и предсказуемыми: машины едут медленнее, чем по треку, и выигрывает тот, кто победил в квалификации. Удачной находкой стал лишь Сингапур, где гонка проходит ночью при искусственным освещении, хотя это не новаторская задумка, а жесткое условие FOM — чтобы было удобное время для европейской телеаудитории. 

Проект Moscow Raceway обещают сдать в конце 2011 года. Конкурентное преимущество Москвы в том, что проектирует трассу известный немецкий архитектор Герман Тильке, за последние двенадцать лет поработавший на девяти стройках для «Формулы-1». Его печать на московском проекте победы не гарантирует, но является знаком качества, говорят собеседники WNS. Минус Москвы состоит в том, что пока это исключительно частная инициатива: по этой стройке нет никаких договоренностей или государственных гарантий. 

«Чтобы идти к государству и просить поддержки, нужно что-то сделать со своей стороны. Мы хотим показать современный трек, который может принять “Формулу-1”», — объясняет WNS управляющий строительством трека гендиректор компании «Большой город» Дмитрий Клушин. По слова руководителя проекта Екатерины Бельцевич, провести этап без господдержки в любом случае не получится: «Это ведь не только затратное, но и очень тяжелое в организации мероприятие с учетом въезда в страну иностранцев, ввоза машин и оборудования». Но интереса пока не видно. В Министерстве спорта руководителей Moscow Raceway поддерживают лишь на словах. «Просят держать их в курсе, а про стройку говорят: “Здорово, молодцы!”» — говорит Бельцевич. 

Государство скорее поддержит родной и близко знакомый город Сочи, нежели частный проект в Москве. Источник в правительстве рассказывает, что Путин уже дважды высказывался за то, чтобы провести Гран-при именно на юге. Но проект пока существует лишь на словах. У Сочи тоже есть недостатки. Во-первых, строительство трассы не укладывается в оптимизацию олимпийской стройки — ее стоимость оценивают в 10 млрд рублей. Во-вторых, трасса неудачно спланирована, а для нового проекта нужны деньги, которых опять-таки нет. Источник уверяет, что если губернатор Краснодарского края Александр Ткачев найдет деньги хотя бы на половину стоимости трассы, то вторую половину возьмут на себя Внешэкономбанк или Сбербанк. 

В любом случае никакой конкуренции между Москвой и Сочи не будет, говорят собеседники WNS, если деньги появятся, решение будет принято быстро. Претенденты между собой даже не соревнуются. В Департаменте по физической культуре и спорту Краснодарского края WNS сказали, что стройка гоночной трассы под «Формулу-1» вообще не обсуждается. 

В Moscow Raceway WNS заверили, что приветствуют проведение любых гонок на любых трассах. Популяризация гонок будет всем на руку, отмечает Катерина Бельцевич. Moscow Raceway будет зарабатывать и помимо гонок. Здесь откроется школа повышения мастерства, любой желающий сможет сделать круг и почувствовать себя гонщиком, добавляет Дмитрий Клушин. 

УТРОМ ДЕНЬГИ — ВЕЧЕРОМ ГОНКИ

Судьба российского этапа «Формулы-1» теперь полностью зависит от российских властей. По словам Экклстоуна, следующий шаг должен быть за Россией — соответственно, свой ориентировочный ценник он уже назвал. «Мы хотим, чтобы в чемпионат мира были вовлечены наиболее экономически развитые страны», — объясняет свой подход Экклстоун в интервью газете The Korea Herald. Он часто говорит, что с имиджевой точки зрения «Формула-1» — чуть ли не самое статусное соревнование в мире. Большинство стран с этим согласны и всеми средствами стараются не вылететь из международного календаря. 

Экклстоун готов идти на уступки. Например, когда стало понятно, что Южная Корея не успевает подготовить трассу для инспекции FIA, как это положено по правилам, за 90 дней до старта, он позволил перенести проверку. Критики Экклстоуна тут же указали ему на то, что он просто боится потерять деньги. Отрицательный ответ комиссии FIA означал бы отмену этапа и дисквалификацию из чемпионата следующего года. А корейцы уже вложили в проект более $330 млн. В итоге инспекцию перенесли еще раз — и теперь Южная Корея должна все-таки успеть. 

Несмотря на лояльность Экклстоуна к участникам своего пула, проколы все-таки случаются. Он не устает повторять, что дает продукт, а как им распоряжаться, должен решить организатор. В 2005 году в «Формулу-1» попала Турция, построившая автодром «Истанбул парк» за $200 млн. Но из-за низкого интереса к гонкам в Турции и высокой цены на билеты аншлаг был лишь в год открытия. Если в 2005 году на Гран-при пришли 185 000 человек, то в 2009-м их осталось всего 65 000. Пустые трибуны и спортивные скандалы сослужили Турции плохую службу — в 2009 году Экклстоун даже не поехал на гонку, сославшись на проблемы со здоровьем. 

Главное правило Экклстоуна в том, что платить надо всегда и обязательно вперед. Он работает только с долгосрочными контрактами на пять–семь лет и требует полной оплаты. О том, что бывает с теми, кто не платит, красноречиво свидетельствует недавняя история с Гран-при Канады. В 2008 году Экклстоун выдвинул организаторам новые требования: за пять сезонов канадская сторона должна будет выплатить ему $175 млн, причем сопроводить их государственной или банковской гарантией. Промоутер гонки компания GPC предлагала максимум $110 млн, причем безо всяких гарантий. Договориться не удалось, и гонку отменили: впервые за 40 с лишним лет.

Сам Экклстоун, впрочем, объяснил это тем, что задолжали ему еще за прошлые старты. «Прежний промоутер должен нам порядка $20 млн. Если бы долг был выплачен, возможно, гонку бы не отменили», — цитирует Экклстоуна журналист Терри Ловелл в своей книге «Bernie Ecclestone: King of Sport». Помириться с Экклстоуном Канаде удалось через несколько месяцев. Нашелся новый промоутер, который заручился поддержкой властей и пообещал перечислять Экклстоуну около 15 млн канадских долларов, — и в 2010 году Гран-при триумфально вернулось в календарь. 

Отношения с Россией Экклстоун будет строить в таком же ключе. Собеседники WNS говорят, что бесконечные обещания, которыми его кормила российская сторона, нанесли ее имиджу трудно поправимый ущерб — теперь владелец «Формулы-1» им не верит и ждет реальных предложений. Но если Россия все-таки решит вкладывать в гонки, то Экклстоун может включить ее уже в календарь на 2012 год. 

В подготовке статьи участвовал Константин Гаазе

Рейтинг
( Пока оценок нет )
webnewsite.ru / автор статьи
Загрузка ...

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: