Во всем виновата Набиуллина

 

 

Между тем отвечает он несколько пассивно, явно не собираясь тратить на поддержание слабеющей валюты все свои резервы. Эта пассивность эмиссионного банка уже инициировала запрос депутата-единоросса Евгения Федорова, потребовавшего от генерального прокурора Юрия Чайки проверить на соответствие Конституции планов ЦБ перейти к плавающему курсу национальной валюты. Ведь Конституция вменяет Банку России в обязанность «защиту и обеспечение устойчивости рубля»! 

 

Не до роста

 

Впрочем, дело не только в планах, но и в жестокой реальности: рубль с 17 декабря 2013 г. по 27 октября 2014 г. упал на 31%, а по отношению к евро – на 22%. Как сказал Евгений Федоров, «это не просто неправильная политика Центробанка, а сознательное нарушение законодательства. Действия руководства ЦБ привели к большим убыткам. Это уже уголовное нарушение, и теперь пора в дело вмешаться прокуратуре».

 

О действиях прокуратуры пока неизвестно, но ЦБ реально «подставился» в глазах многих представителей российской элиты: в условиях резкого сокращения темпов роста, когда все были вправе ждать, что ЦБ будет стимулировать экономику и спасать банки, имеющие проблемы с капитализацией, регулятор вдруг сразу на 1,5% повысил учетную ставку. У банка, разумеется, имелись свои резоны: он намеревался добиться финансовой стабильности, он как раз пытается поддержать курс рубля, а заодно и сбить инфляцию, которая в годовом исчислении по итогам октября достигла 8,3% по сравнению с 6,5% в прошлом году. «В зону ответственности ЦБ не входит стимулирование экономического роста, это вотчина правительства, – констатирует старший портфельный управляющий GHP Group Федор Бизиков. – ЦБ отвечает за инфляцию и ценовую стабильность в более широком смысле, поэтому в сложившейся ситуации у него не оставалось другого пути, как повышение ставки. Скорее, наблюдается недостаток действий, поскольку валютный шок спровоцирован, помимо проседания нефтяных цен, перекрытием возможности валютного рефинансирования госбанкам. Соответственно хотелось бы видеть от ЦБ более решительных предложений по купированию этого нерыночного фактора на валютном рынке».

 

Патриотизм и деньги

 

В России уже много лет борются два подхода к монетарной политике, и согласно одному из них патриотично не обращать внимания на инфляцию, а поддерживать важные госпроекты и промышленность. Теоретически подход этот может найти могущественных союзников. 

Как известно, в недавние годы финансовые аппетиты различных привилегированных участников рынка, таких, как госкорпорации и господрядчики, удовлетворялись и за счет бюджета, и за счет кредитов госбанков, и из зарубежных источников заимствования. Теперь доступ к иностранным рынкам затруднен из-за санкций, бюджет трещит, банки начинают куда тщательнее измерять риски, а Фонд национального благосостояния уже распределен подчистую. ЦБ в этих условиях становится последним резервом, который мог бы снабдить ликвидностью и бюджет, и госбанки, а через них и прочих бенефициаров госполитики.

 

Когда государство смело печатает деньги, то от инфляции страдают все, кроме получателей растущего госфинансирования. То есть все общество платит инфляционный налог в пользу привилегированных получателей госпомощи, таких, как «Роснефть». Таким образом, «количественное смягчение» становится таким же плохим решением, как и оставление экономики без ликвидности. По словам руководителя Центра экономических исследований Института глобализации и социальных движений (ИГСО) Василия Колташова, повышение ставки рефинансирования приведет к падению экономической активности в стране, что станет провоцировать падение курса рубля. Но и количественное смягчение будет иметь сходные последствия, если чудесным образом ЦБ изберет эту методику. «Единственный способ получения благотворного эффекта для экономики состоит в соединении денежной эмиссии и дешевого кредита, направленного на стимулирование спроса и производства. Причем распределять средства должен один, на 100% контролируемый государством банк, чтобы на первом этапе программы избежать вывода денег на валютный рынок, а затем и из страны», – подчеркивает эксперт. 

 

ЦБ под прицелом

 

Поскольку слишком многие хотели бы, чтобы ЦБ более активно снабжал ликвидностью госбанки и правительство, демарш депутата Федорова вполне можно рассматривать как ход в борьбе за подчинение Центробанка правительству. Разумеется, в общеполитическом плане ЦБ подчинен исполнительной власти, но в дискуссиях о бюджете и валютном курсе он вполне может иметь собственное мнение. Когда Минфин возглавлял влиятельный Алексей Кудрин, а Центробанк – чурающийся публичности и политических интриг Сергей Игнатьев, ЦБ фактически подчинялся Минфину. Но сейчас у министра финансов Антона Силуанова и председателя Банка России Эльвиры Набиуллиной политический ресурс как минимум равный, а значит, тактически ослабевают позиции тех, то рассчитывает на расширение бюджетного дефицита и рефинансирование корпоративного долга.

 

Долг, конечно, будут рефинансировать коммерческие банки, но фондироваться им в нынешних условиях предпочтительнее в ЦБ, а учетная ставка, как назло, растет. Эльвира Набиуллина должна столкнуться с сильным давлением со стороны тех, кто хотел бы, чтобы ЦБ более энергично принимал участие в наполнении бюджета и докапитализации банков. В этом заинтересованы многие, начиная с главы «Роснефти» Игоря Сечина. А курс рубля станет прекрасным поводом давления на администрацию Центробанка – ослабление национальной валюты может быть представлено как прямая вина ЦБ. 

 

Правда, зампред ЦБ Ксения Юдаева уже обещала стабилизацию валютного курса к концу года, и на фоне ее слов рубль даже подрос, но эксперты относятся к подобному прогнозу весьма прохладно, хотя и не исключают его вероятность. Все зависит от того, в какой степени падение курса действительно связано с действиями спекулянтов. Эффект от спекуляций, в отличие от макроэкономических тенденций, длительного действия иметь не может. «Нельзя забывать, что основные покупатели валюты при нестабильном рынке – это спекулянты, жаждущие заработать на изменении курса в короткий промежуток времени, и как только курс будет близок к стабилизации, начнется обратный процесс – продажа валюты спекулянтами и скупка ее ЦБ. Думаю, ЦБ уже давно рассчитал, исходя из валютных резервов притоков и оттоков валюты, какой курс будет при стабилизации, и сейчас дотянет до этой отметки и приступит к активным действиям», – рассуждает директор по развитию Nibur Trade Financing Дмитрий Романов.

 

Верный курс

 

Судьба валютного курса зависит не столько от политики ЦБ, сколько от общего состояния экономики, развития внешнеполитического кризиса, судьбы международных санкций, цен на нефть и других обстоятельств. «Если ЦБ найдет способ восстановить прежний поток валютной выручки экспортеров, то действительно рубль может и укрепиться на 10%», – считает Федор Бизиков. Но поток валютной выручки во многом зависит от цен на сырье, и тут уже ЦБ бессилен. Предпринимать усилия для спасения рубля в условиях слабой общеэкономической конъюнктуры для ЦБ будет самоубийством, и он этого делать не станет.

 

По мнению главного специалиста отдела операций на денежном рынке казначейства банка «Возрождение» Михаила Берулавы, «поддержание курса валюты в условиях санкций и низких котировок нефти, во-первых, грозит резким и быстрым снижением золотовалютных резервов страны, а во-вторых, ударит по экспортерам энергоресурсов и в конечном итоге негативно отразится на бюджете страны из-за меньших налоговых поступлений. В той экономической и политической ситуации, в которой оказались сегодня Россия и ее экономика, возможности ЦБ по изменению конъюнктуры весьма ограничены. Курс рубля в гораздо большей степени сейчас зависит от дальнейшего развития ситуации на политической мировой арене и снятия санкций, чем от действий нашего регулятора».

 

 

 

 

Дмитрий Савченко, главный аналитик «Нордеа банка»: 


«Повышение ставки в текущих условиях, безусловно, негативно скажется на экономическом росте, но эффект будет ограниченным. В условиях непредсказуемой волатильности на валютном рынке и при структурных проблемах в экономике негативный эффект от повышения ставки ограничен. ЦБ продолжает бороться за долгосрочную ценовую стабильность. Если говорить о стимулировании экономики, то в текущих условиях ЦБ может расширить рефинансирование для банков под залог долговых инструментов, за счет которых рефинансируются инфраструктурные проекты, с/х производители и т.д. В чистом виде количественное смягчение невозможно, поскольку это приведет к обвалу рубля и взлету инфляции».

 

Василий Колташов,
руководитель Центра
экономических исследований Института глобализации
и социальных движений: 


«ЦБ и правительство упустили два года, в течение которых можно было на кредитной основе поддержать спрос в российской экономике. В 2012–2013 гг. можно было удешевлять кредит, стимулировать спрос и создавать замещающие импорт мощности. Ничего подобного сделано не было. Это облегчило развитие кризиса, и теперь было бы безумием тратить резервы на валютные интервенции, но еще большим безумием было открытие шлюзов для «второй волны». 

 

Юрий Кравченко, старший аналитик ИК «Велес Капитал»:


«Возможности влияния на валютный курс у ЦБ есть. Например, ЦБ мог бы «свернуть» лимиты по всем инструментам предоставления рублевой ликвидности, повысить ключевую ставку до двузначных отметок, «залить» рынок дешевой валютной ликвидностью и т.п. Однако ситуация на валютном рынке сейчас во многом определяется глобальными факторами в виде цен на нефть и санкциями против российского бизнеса и банков, влиять на которые отечественный регулятор не может. Поэтому все вышеперечисленные действия могли бы оказать лишь временную поддержку рублю и при этом имели бы ряд крайне негативных последствий для денежного рынка, банковского сектора, международных резервов РФ и т.д. На текущий момент ЦБ, вероятно, выбирает меньшее из зол, жертвуя инфляцией, но сохраняя себе потенциал для крайних мер в случае критических сценариев (глубокая коррекция цен на нефть и т.п.)».

 

Михаил Берулава, главный специалист отдела операций на денежном рынке казначейства банка «Возрождение»:


«Решение о повышении ключевой ставки после недавних мер ЦБ в отношении плавающего курса рубля выглядит неоднозначно. Повышение ставки на 1,5% сразу, очевидно, преследовало цель сдержать инфляцию и приостановить падение рубля. Однако последовавшее сразу за принятием этого решения очередное падение рубля против доллара и евро показало, что в текущих условиях традиционные методы регулирования денежного обращения малоэффективны. В условиях и так очень низких котировок рубля ЦБ предпринял попытку максимально либерализировать свои интервенции, таким образом сгладив негативное воздействие на курс рубля в будущем от полного перехода к свободной его конвертируемости.

 

Понятно, что ЦБ должен учитывать экономическую ситуацию в стране при проведении монетарной политики, но повышение ключевой ставки в условиях перехода к свободному плаванию рубля выглядит спорно. Однако нужно отметить, что возможности ЦБ по стимулированию роста экономики ограничены, по сути, ослаблением рубля. Низкие котировки нацвалюты создадут более благоприятные условия для экспортеров, особенно в условиях падающей нефти, но настоящий рост также сильно зависит от налоговых, юридических аспектов, доступности кредита для бизнеса и прочих моментов, большинство из которых лежит вне полномочий ЦБ».

Рейтинг
( Пока оценок нет )
webnewsite.ru / автор статьи
Загрузка ...

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: