Владимир Мау: «Работаем без внутреннего цензора»

Один из главных центров, в котором вырабатывается экономическая политика правительства, – экспертный совет при антикризисной комиссии первого вице-премьера Игоря Шувалова. Руководитель совета Владимир Мау рассказал Владимиру Федорину, почему правительство тратит меньше, чем обещает, и о самой важной реформе, которая стоит на повестке дня.

В апреле Дмитрий Медведев провел неделю гласности – выслушал правозащитников, дал интервью «Новой газете». Изменилась ли после этого атмосфера обсуждения антикризисных мер в правительстве? Может быть, расширились рамки дозволенного?
На комиссию и на экспертное сообщество никто никаких рамок не накладывал. Мы пишем то, что считаем нужным, и работаем без внутреннего цензора. Конечно, отсутствие конкуренции снижает эффективность любой политики. Но наша ключевая проблема – настройка институтов, формальных и неформальных, а это длительный процесс. Даже если все первые лица России внезапно станут либеральными демократами в западном смысле этого термина, из-за этого ничего не изменится.

Если власть долгое время существует вне дискуссии, она рискует получить взрыв. Как в 1917-м.
В 1917 году проблема была не в отсутствии оппозиции, а в нарастании системного кризиса государственной власти. Сейчас нам не грозит великая революция, мы из нее недавно вышли, и часто они не происходят. Другое дело, что политическая стабильность, устанавливающаяся после полномасштабной революции, бывает весьма хрупкой. Хороший пример – Франция XIX века. Политические взрывы в 1830-м, 1848–1851-м и 1870 годах не меняли принципиальных основ системы, но приводили к власти новые социальные группы и новые поколения политиков.

На борьбу с кризисом правительство пообещало потратить гораздо больше, чем реально выделяется. Как объяснить разрыв между словами и делами?
На мой взгляд, причина – это очень сложный процесс поиска баланса между политической стабильностью и экономической целесообразностью. Правительство понимает, что раздувать бюджетные расходы опасно. Владимир Путин всегда исповедовал это как президент и, по-видимому, очень серьезно относится к вопросам макроэкономической стабильности как премьер-министр.

Высказывалась идея дополнить антикризисную программу, в которой написано, что делать, списком заповедей – чего нельзя делать ни в коем случае. Она как-то реализуется?
Мы попытались такой список набросать, но, честно говоря, получался набор банальностей. Я недавно прочитал в очерке о португальском диктаторе Салазаре замечательную вещь. Все 30 с лишним лет, что он руководил Португалией, он основывался на двух принципах: бюджет должен быть сбалансированным, а производительность труда – расти быстрее заработной платы. И в общем его правление было успешным: страна не втянулась во Вторую мировую войну, был неплохой экономический рост. Мир недалеко ушел от этих двух простых принципов. Применительно к современному постиндустриальному миру я бы добавил приоритет государственных инвестиций в отрасли, связанные с социальной инфраструктурой.

Правительство критикуют за то, что в отличие от Китая и Америки Россия скупится на госинвестиции. Когда у нас появится свой план стимулирования?
В России возможности стимулирования за счет государственных средств резко ограничены. Во-первых, у нас налицо стагфляция – одновременный спад экономики и высокая инфляция, а не дефляция, как в других странах. Исторический опыт говорит, что выход из стагфляции пролегает через сверхжесткую денежную политику, а не через наращивание госрасходов.
Второй серьезный ограничитель – высокий уровень монополизации экономики. Увеличение бюджетных вливаний ведет не к росту предложения, а к повышению цен и тарифов.
Это значит, что мы должны активно заняться реформой всей бюджетной системы. Нужно выделить приоритеты расходов. Мои коллеги в правительстве и в экспертном сообществе называют примерно одно и то же: это пенсионная система, здравоохранение, образование, жилье. Необходимо также изменить бюджетный процесс, поскольку очень многое в ходе принятия и реализации бюджета толкает на неэффективность.

То есть бюджет на 2010 год может быть построен уже по новым правилам?
Бюджетная реформа разрабатывается именно в этой логике. Правда, если цены на нефть будут демонстрировать устойчивую тенденцию к росту, то скорее всего реформы не будет.

Как в условиях кризиса «продать» более жесткие правила бюджетных расходов населению?
В этом и состоит искусство политика. Борис Николаевич Ельцин, например, конвертировал свою популярность в непопулярные реформы. Политик должен вести страну, а не следовать за мнением пассивного большинства.

Владимир Федорин – первый заместитель главного редактора Forbes

Рейтинг
( Пока оценок нет )
webnewsite.ru / автор статьи
Загрузка ...

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: