Вклад «Тюремный»

Гуманизировать надо не Уголовный кодекс, а следователей, судей и прокуроров
Вот, говорят, нужна гуманизация уголовного законодательства. У меня в связи с этим вопрос: кому? Ни мне, ни моему мужу, который уже год сидит в тюрьме, она не нужна. И все разговоры о гуманизации ложны и вредны.
Вот уже год я наблюдаю, как, слегка пожурив, выпускают на свободу наркодилеров, убийц, разбойников и насильников. За занятие бизнесом у нас сейчас дают больше, чем за убийство. «Бизнесовые» статьи можно приклеить кому угодно. И дать по полной программе. Потому что любой посаженный бизнесмен – это кормушка. Он и его родственники платят всем: следствию, суду, конвойным, тюремщикам… Он всем интересен, пока не выжат до конца. А убийца или насильник – ну кому он нужен? Что с него взять? Гуманизация коснется той уголовной категории, к которой наши суды и без того относятся чрезвычайно снисходительно.
Вот, например, приговор Преображенского районного суда от 10 июня сего года, вынесен за убийство с особой жестокостью: двое выпивали, поссорились, один убил другого ножом, ударив пять раз. Потом попытался отрезать голову – не вышло, разозлился, засадил нож в глаз, так труп с ножом в глазу и нашли. Дали семь лет. Через три года он выйдет, подав на условно-досрочное освобождение: колония его поддержит, потому что вести он себя будет примерно. То есть к нему не будут приезжать толпы родственников и друзей, обхаживать зону и начальство, водить их в местные кабаки и засовывать им в карманы конверты. Убийца неинтересен начальству.
Или вот в Бутырке сидит гражданин, который тоже по пьяной лавочке искалечил своего пасынка, ударив его ножом. Гражданин присоединится к свободным людям уже со дня на день: ему дали десять месяцев тюрьмы. А бизнесу дают совсем другие сроки: от восьми лет и больше, если борешься, от шести – если не оказываешь сопротивления, плюешь на все и тихо идешь в тюрьму, пытаясь сохранить хоть что-то. Сроки наматываются путем сложения статей. Обычно добавляется ст. 174 УК – легализация.
Как это делается, можно объяснить, условно, на курах. Допустим, есть торгующий курами предприниматель. Где-то он их берет, на птицефабрике или у фермеров, и везет на рынок или в оптовый магазин – не важно, речь идет об абсолютно условной курице: это могут быть пакеты акций, земельные участки, квадратные метры… В какой-то ужасный момент его жизни предпринимателем начинает интересоваться следствие. Если он действительно где-то что-то напортачил, есть шанс откупиться, но если его заказал партнер или конкурент, – шансов мало. А если этот партнер в погонах или его брат-сват в погонах – все, пиши пропало.
И в этот ужасный момент жизни находится курица, давно зажаренная и забытая, чье происхождение объявляется сомнительным. То ли фермерский сосед написал заявление, что фермер, у которого была приобретена курица, украл яйцо, то ли курица не вовремя сдала анализы на грипп – не принципиально. Заводится уголовное дело: хищение курицы в особо крупном размере, мошенничество с курицей, незаконное предпринимательство с курами, неважно, был бы человек, а статья найдется.
Допустим, предпринимателю повезло: дело сырое, не клеится совсем, а адвокаты хорошие, и по всему выходит, что светит нашему коммерсанту условный срок, ну или год-два от силы. И вот тогда следствие и суд вытаскивают ст. 174 УК. И говорят: минуточку. Курица продана? Продана. Деньги за нее получены? Получены. И введены в деловой оборот? Ну да. Так это она и есть, легализация. Получи, дружок, от 10 до 15 лет лишения свободы по особо тяжкой статье.
У моего мужа был пакет акций, который он купил у продавца, справившись в депозитарии о всей цепочке сделок, – все было чисто. И продавать он этот пакет не собирался. Хотел владеть им. В итоге прилепили-таки ст. 174, но через ст. 30. Это теперь называется «покушение на легализацию». Если перевести на кур, получается так: ту самую сомнительную курицу предприниматель не продал, а зажарил и съел лично. Но ведь мог и продать, раз уж он курами торгует. Когда за наличие размышлений о дальнейшей судьбе курицы дают семь лет, само ее происхождение уже никого не волнует. Тем более что с этим вопросом пришлось бы разбираться в арбитраже.
Дело вовсе не в законах. Проблема в полном разложении и свинстве людей, вершащих суд и ведущих следствие. Мы с моим мужем прошли много судов: ни один судья даже вида не сделал, что писал приговор ПОСЛЕ слушаний. Приговоры всегда написаны и готовы ДО них. И никто этого не скрывает. И некому жаловаться – привычки российских судей не меняются в зависимости от их ранга. Как заставить суд и следствие выполнять существующий закон – это большой вопрос. А гуманизации не надо. Не закон нужно гуманизировать, а его слуг.
Автор – редактор slon.ru

Рейтинг
( Пока оценок нет )
webnewsite.ru / автор статьи
Загрузка ...

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: