Ветеранский мандат

Губернатор Московской области Борис Громов возглавляет ветеранское движение «Боевое братство» и оргкомитет всех праздничных мероприятий, посвященных выводу войск из Афганистана. В этом году заняться организацией 20-летнего юбилея захотел лидер другой ветеранской структуры – глава Российского союза ветеранов Афганистана (РСВА) депутат Франц Клинцевич. Как рассказывает собеседник Newsweek в Госдуме, Клинцевич даже отправил письмо президенту Медведеву. Но в Кремле, видимо, решили, что так дойдет и до серьезного раскола. Кремль остался на стороне Громова, удовлетворенно отметил высокопоставленный член «Боевого братства».
15 февраля 1989 года командующий 40-й армией Борис Громов вывел последнюю колонну бронетехники по мосту через Амударью, разделявшую СССР и Афганистан, и совсем скоро для сотен тысяч ветеранов-афганцев началась новая жизнь. Они стали последними советскими фронтовиками, последними героями той эпохи и последними жертвами режима. В 80-х афганцев хоронили почти втайне, а в 90-х про них забыли. Но они быстро напомнили о себе. А теперь отмечают свой главный юбилей.
В криминальных кругах афганцев ценили за боевой опыт, в бизнесе – за хватку и напор, в политике – за харизму и внушительный имидж. Кто, если не эти военные с крепкими руками и жестким взглядом, способен навести порядок в России? Так было принято думать в начале 90-х. Бывший военный летчик Александр Руцкой едва не устроил в стране переворот. Говорили, что похожие мысли были и у генерала Льва Рохлина. Десантник Александр Лебедь конкурировал на выборах с Борисом Ельциным и Геннадием Зюгановым. Генералы Руслан Аушев и Борис Громов не сходили с экранов.
Но каждый из них был сам по себе, а организации, которые стояли за самыми известными ветеранами афганской войны, быстро превратились в конкурирующие бизнес-структуры. Сводки о борьбе между ними сошли с первых полос газет, но сама борьба не исчезла.
СМЕРТЕЛЬНЫЕ ЛЬГОТЫ
Первый раскол в афганском движении случился в начале 90-х, когда Ельцин подписал указ о льготной ставке при уплате таможенных сборов. От пошлин освободили спортсменов, инвалидов-афганцев, общества слепых и Русскую православную церковь. «Самый ходовой товар тогда был – алкоголь и табак. Это проще продать. Но ввозили еще электронику и автомашины», – говорит экс-министр труда Александр Починок. Он вспоминает, как под видом санитарных машин в Россию перегонялись «Мерседесы»: «Все спецоборудование “санитарной машины” состояло из наклеенных крестов, которые сдирались после пересечения границы».
Своих средств у афганцев поначалу не было. Деньги на покупку товаров за границей давали коммерсанты, многие из них были тесно связаны с криминалом. Фирмачи отвозили афганцам деньги, а после реализации коммерсант получал до 80% прибыли. Остальное доставалось фонду ветеранов, от которого еще требовалось поделиться с чиновниками. «В 1993 году на конференции инвалидов-афганцев я заявил: от льгот надо отказываться, – вспоминает Франц Клинцевич. – Льготы без льготного кредита, без денег – это бесполезно». По оценкам депутата, освобождение от таможенных пошлин принесло афганским фондам $1,39 млрд. «Но дошли ли эти деньги до афганцев? Нет», – утверждает Клинцевич.
Починок уточняет: убытки от «льготных схем» терпел и бюджет. «Мы теряли до трети бюджета в год, – говорит экс-министр. – Льготы – это опасная вещь. Люди гибли под ударами своих же схем». Самым кровавым эпизодом стало противостояние спецназовца Валерия Радчикова и сапера Михаила Лиходея. Радчиков лишился на войне обеих ног, а Лиходей – одной ноги и одного глаза. Они не поделили Российский фонд инвалидов войны в Афганистане.
Лиходея взорвали в ноябре 1994 года в лифте собственного дома. Через год, в октябре 1995 года, чудом уцелел Радчиков – его машину изрешетили из автоматов, а сам он получил шесть огнестрельных ранений. А в 1996 году в день поминок Лиходея на Котляковском кладбище случился взрыв. Погибло 14 человек. Радчикова арестовали, но в 2000 году оправдали. Год спустя он погиб в ДТП. «Они были настоящими мужиками. Это все деньги – деньги их погубили», – говорит председатель правления РСВА Александр Разумов. Из тех, кто имел отношение к фонду, 37 человек было убито и 62 ранено. «Афган – это тавро. Нам сразу вспоминают эшелоны импортного табака и алкоголя, криминальные крыши и Котляковку», – вздыхает один из членов «Боевого братства».
БРАТ НА БРАТА
Собеседники Newsweek в МВД вспоминают, что в 90-е афганцы были почти в каждой криминальной группировке. «Если в банде имелись люди, прошедшие войну, ее больше боялись. В сводках часто писали, что “в перестрелке погиб бывший воин-интернационалист”», – рассказывают в Департаменте уголовного розыска МВД. Впрочем, после взрыва на Котляковском кладбище афганские ветераны успокоились, и перестрелки с их участием стали редкостью. «Сейчас между афганцами мир. Нам нечего делить. Главная задача – выжить и помогать нашим товарищам», – говорит Александр Разумов. Но выживание – это тоже борьба. Просто теперь ее ведут более цивилизованными методами.
Переход от войны к миру потребовал внешнего вмешательства. В 1995-м самую многочисленную ветеранскую структуру, РСВА, возглавил Франц Клинцевич – в то время действующий военный разведчик. На афганский фронт Клинцевича бросили с миссией очистки движения от криминальной составляющей. «Задачу декриминализации ветеранского движения я выполнил практически на 100%», – говорит он.
После юбилейного думского банкета, который состоялся в прошлый четверг, Клинцевич решил пооткровенничать и, скинув увешанный боевыми наградами китель, пустился в воспоминания: «Многих ребят, завязших по уши в ОПГ, уже невозможно было вытащить, но они приезжали на наши встречи, садились в сторонке и слушали, как пацаны поют. Однако у меня был принцип: ты с нами или ты с ними».
И теперь три самых влиятельных организации афганцев – РСВА, «Боевое братство» и Общероссийская общественная организация инвалидов войны в Афганистане – делят не деньги, а сторонников. У РСВА, например, больше 370 000 членов, у «Братства» – всего 20 000, но руководство движения утверждает, что у него «в резерве» около 2 млн сочувствующих по всей России. Борис Громов, возглавив Подмосковье, сформировал из «Боевого братства» политическую силу: 7 депутатов Госдумы, 75 депутатов региональных парламентов, 168 постов в органах местного самоуправления. В Подмосковье почти все мэры городов входят в «Боевое братство», даже женщина – мэр Ивантеевки Елена Суханова.
Организацию инвалидов Афганистана активность «громовцев» настораживает. Там считают, что боевой губернатор создает свою политическую партию. Не без оснований – известно, что Кремль блокировал эти попытки. «Громов расколол афганское движение. Генералы сейчас отмечают в Кремлевском дворце, а остальные на кухне выпивают», – обиженно говорит собеседник Newsweek из организации инвалидов. Он утверждает, что «Братство» переманивает людей у его организации, в которую берут только афганцев-инвалидов. К Громову на каждом крупном мероприятии вступают сотни новых членов – не только афганцы, но и ветераны чеченских войн, простые военнослужащие и их семьи. «Люди идут туда, где реально помогают и где больше выгоды», – парирует один из членов движения, никогда не служивший в армии. Он в «Братстве» уже десять лет.
РСВА тоже старается изо всех сил. «Я обязываю всех руководителей региональных организаций избираться в местные парламенты», – рассказывает Клинцевич. По его словам, сейчас невозможно что-либо сделать для ветеранов, если сторониться политики. «Если какая-то региональная организация не может получить представительства в своем заксобрании, я там меняю руководителя», – объясняет Клинцевич.
Председатель правления РСВА Александр Разумов считает, что в итоге главная цель ветеранских движений – доказать руководству страны необходимость создания госоргана по делам ветеранов. Тут с ним согласны и лидеры «Боевого братства». «В США у Министерства по делам ветеранов второй по величине бюджет после Пентагона», – говорит замруководителя московского отделения движения Дмитрий Барановский. Пока же афганцам приходится рассчитывать по большей части на собственные силы и на благотворительность. «А благотворительность штука ненадежная, – усмехается один из высокопоставленных членов “Боевого братства”. – Некий кинорежиссер, снимавший фильм про Афган, обещал нам $100 000 помощи, если фильм будет успешным. Фильм принес ему $27 млн прибыли, а про пожертвование он сразу забыл».

Рейтинг
( Пока оценок нет )
webnewsite.ru / автор статьи
Загрузка ...

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: