Верная нота

Майкл Шаффарцик родился в Америке и мог прожить там жизнь среднестатистического счастливого американца, если бы мама-путешественница не показала ему Питер.

Северная столица очаровала Майкла настолько, что он сначала приехал учиться в Санкт-Петербургскую консерваторию, атеперь готов получить российский паспорт и открыть тут свой бизнес – нотный магазин.

О наболевшем

По-русски Майклговорит без акцента – дома не забывали родной язык, хотя в США семья эмигрировала еще во время революции. «Мне очень хотелось жить в Санкт-Петербурге, я люблю этот город. Поэтому поступать я приехал сюда, – рассказывает Майкл Шаффарцик. – ВСанкт-Петербургской консерватории преподавал Римский-Корсаков, учился Чайковский… Хотя, конечно, для музыканта диплом не важен. При найме на работу не в диплом смотрят, а игру слушают» Учеба вконсерватории по классу скрипки шла прекрасно, и талантливый музыкант попал воркестр легендарного Мариинскоготеатра.

Идея собственного бизнеса, какэто часто бывает вРоссии, родилась из бесед на кухне – музыканты говорили о наболевшем. «В России очень сложно купить ноты, – сетует Майкл Шаффарцик. – Напечатать то, что не имеет авторских прав, не представляет никакой сложности. Произведения композитора становятся всеобщим достоянием через 50лет после его смерти. Ноесли не проводить работу с оригиналами, которые хранятся за рубежом, то издание не получит метку «Уртекст» (издание с оригинальным текстом). Наши издатели вовсю печатают зарубежных композиторов. Невсех, но многих. Просто текст не вызывает доверия. Например, если какое-то издательство захочет выпустить сборник Баха, то придется ехать в Лейпциг иработать с оригинальными партитурами. Российские издательства толи не хотят этим заниматься, то ли не могут. В результате выбор нот в стране крайне скудный».

Музыканты возят ноты из-за рубежа, закупая их в европейских магазинах в огромных количествах: что-то для личного пользования, что-то иногда попадает на прилавки нотных магазинов. Кто не ездит за границу, заказывает ноты через Интернет, но выходит дорого. Скачать ноты в Интернете, кстати, тоже вряд ли получится. «Современных или востребованных классических произведений там почти нет – ведь какони могут попасть в Сеть? Кто-то купил ноты, отсканировал и выложил, – открывает околомузыкальные секреты Майкл. – Но это нарушение авторских прав. Классическая музыка не так популярна, как, например, кино. На кинорынке пиратов масса, потому что есть огромный спрос. Ноноты спрос в разы меньше, апираты ловятся в разы проще».

От разговоров музыканты– Майкл Шаффарцик, Виталий Мальков и Георгий Радзевич – решили перейти к делу. Так в Питере осенью этого года появился магазин «RSM Дом нот».

Первые ноты

Магазин открывали на собственные средства, инвестиции в стартап Майкл Шаффарцик не раскрывает, они могли составить около 2 млн руб.

Подобные магазины в России есть: «Северная лира» в Санкт-Петербурге, «Ноты» в Москве – места, хорошо известные музыкантам. «Нотные магазины, как правило, всегда располагаются на центральных улицах города, – отмечает Майкл. – Но конкуренции с признанными лидерами мы не боимся. Мы делаем ставку на ассортимент».

Идею нотного магазина предприниматели предусмотрительно протестировали – опросили знакомых вмузыкальной среде и даже провели опрос в популярном профильном сообществе. Результаты анкетирования подтвердили, что спрос на ноты есть и у профессиональных музыкантов, и у тех, кто только учится.

Эксперты подтвердили «Ко» наличие спроса. «За рубежом действительно очень много разных и интересных нот. У нас с этим не так хорошо! – комментирует исполнительница классической музыки, работница театра «Ерундук» Арина Фролова. – Не хватает интересных переложений для разных составов, современных произведений, разных редакций».

«Зарегистрировать свою компанию оказалось несложно, – рассказывает Майкл Шаффарцик.– Основные трудности возникли стаможней. Мы решили заключить договоры напоставку нот с зарубежными издательствами. Казалось бы, идея лежит на поверхности, странно, что никто не спешил ей воспользоваться. Сначала я попробовал разобраться в Таможенном кодексе самостоятельно: несколько раз прочитал первую страницу и ничего не понял. На пальцах никто ничего объяснить не может. Брокеры просят за свои услуги космические суммы. Проблем добавил и языковой барьер: таможня не говорит по-английски, а зарубежные издательства говорят только по-английски. При попыткахдоговориться получается эффект сломанного телефона. Кроме того, таможня требует от издательств таких документов, которых в Европе просто не бывает. Для таможни ноты– очень непонятный товар».

На организацию первой поставки ушло 1,5 месяца. Музыканты-бизнесмены заказали брокеру заполнение декларации и на ее основе приступили к работе. Сейчас у «RSM Дом нот» договоры с 15 зарубежными издательствами.

Ноты в России стоят от 400 руб. и до нескольких тысяч. Вверхнем ценовом сегменте находятся подарочные издания. Издания соригинальным текстом стоят от 600руб. К концу первого года работы МайклШаффарцик планирует выйти на месячный оборот в 500 000 руб. только на продаже нот. «Как только мы наладим работу офлайн-магазина, запустим интернет-магазин», – обещает он. Ноне нотами едиными.

Разнообразить ассортимент

«Кроме нот, мы продаем в магазине «расходники» – струны и другие необходимые музыкантам вещи– рассказывает Майкл. – Все это присутствует на российском рынке, нониша не до конца заполнена. Спрос есть. В планах – продажа музыкальных инструментов из Европы».

Только далеких от мира музыки людей способно обмануть видимое изобилие музыкальных инструментов. Почти все они производятся в Китае, иискушенные музыканты предпочитают стакими инструментами несвязываться. Качественные инструменты привозятся из-за границы и продаются изрук в руки. По данным таможенной статистики, за 2015г. вРоссию ввезли музыкальных инструментов и принадлежностей на $52,36млн.

В Москве примерно 170 магазинов, торгующих музыкальными инструментами, вСанкт-Петербурге– около 70. И,по словам продавцов, профессиональные исполнители классической музыки не проявляют интереса ни котечественным производителям, ни ккитайским.

Привлечь инвесторов в проект будет сложно. «Рынок бумаги постепенно умирает, – констатируетбизнес-хирург Вячеслав Семенчук.– Все ноты давно есть вИнтернете, к чему многие музыканты давно привыкли.Поэтому идея вызывает сомнение. Единственная аудитория, которая видится реалистичной,– этоисполнители классической музыки, которым комфортнее использовать ноты, распечатанные на качественной бумаге, плюс они имеют единый стандарт, что исключает ошибки пригрупповом исполнении.Ядумаю, что в2016г. проекту крайне сложно будет привлечь венчурное финансирование».

Рейтинг
( Пока оценок нет )
webnewsite.ru / автор статьи
Загрузка ...

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: