В округ с головой

Содержание

Александр Хлопонин стал очень крупным чиновником и будет лично наводить порядок на Кавказе именем Путина и Медведева. Но чтобы сдвинуть ситуацию с места, ему придется совершить чудо

Одна из проблем с назначением нового полпреда в новом Северо-Кавказском федеральном округе Александра Хлопонина: как разместить в крохотном курортном Пятигорске, столице нового округа, все федеральные структуры окружного значения – от ФСБ и МВД до Росприроднадзора. Но деваться некуда. Ставрополье, где находится Пятигорск, включили в состав округа только для того, чтобы было где расположить кабинет полпреда, говорит знакомый с ситуацией источник, потому что десантировать его в одну из кавказских республик просто небезопасно.
Вообще обеспечение безопасности нового полпреда, продолжает эту мысль кремлевский чиновник, сильно осложнит ему жизнь: «Как он сможет ездить и знакомиться с реальной обстановкой, если вокруг него все будут зачищать во время визитов?» Иначе как расстрельной новую работу красноярского губернатора Александра Хлопонина не называют. В ноябре в послании Федеральному собранию Дмитрий Медведев сказал: «Должен быть человек, лично ответственный за положение дел [на Северном Кавказе]. Такой человек появится». Им стал Хлопонин.
В прошлый вторник Хлопонина вызвали в Кремль. Потом события развивались стремительно. Северный Кавказ – вместе со Ставропольем – был выделен в восьмой федеральный округ. Хлопонин сразу был назначен президентским полпредом и вице-премьером правительства. В переводе на русский – спецпредставителем, который будет управлять Кавказом именем Дмитрия Медведева и Владимира Путина одновременно. На следующий день глава президентской администрации Сергей Нарышкин уже представлял его кавказским лидерам на встрече в Ставрополе. А в пятницу Дума уже со свистом меняла законы о правительстве и госслужбе, не позволяющие министрам и вице-премьерам работать на других должностях.

ПРЕДЛОЖЕНИЕ, ОТ КОТОРОГО НЕЛЬЗЯ ОТКАЗАТЬСЯ

Близкий к Кремлю источник объясняет, как было дело. Медведев в послании хотел всем дать понять, что сдвинет с места ситуацию на Кавказе. Но четкого понимания, что там делать, не было и нет. Родилась мысль о спецпредставителе. Она и стала главной новостью послания. Конструкция «президентский полпред в статусе вице-премьера» появилась гораздо позже.
Медведев с Путиным стали думать, кто это может быть. Иначе бы кастинга на замещение вакансии не было, а он был. Ясно, что желающие в очередь не выстраивались. Новую должность предлагали Дмитрию Козаку, говорит кремлевский чиновник, но он отказался. У него были на то основания: все-таки он уже работал спецпредставителем Путина на Кавказе, а в одну реку не входят дважды.
Конечно, искали тяжеловеса. По некоторым данным, звучали фамилии первого замглавы кремлевской администрации Владислава Суркова, руководителя аппарата правительства Сергея Собянина, главы МЧС Сергея Шойгу. Все они нашли убедительные причины, почему эта работа не для них. Хлопонин же давно просился из Красноярска на повышение. «Он рассчитывал на пост вице-премьера, – подтверждает федеральный чиновник. – Но вряд ли ожидал, что ему дадут Кавказ».
Когда в 2002 году Хлопонин, топ-менеджер «Норильского никеля», с трудом выиграл выборы и стал красноярским губернатором, его прочили даже в президенты: впервые молодой представитель крупного бизнеса пробился на высокую выборную должность в крупнейшем регионе. Губернатором Хлопонин зарекомендовал себя исполнительным и приличным, но не более того, говорят источники Newsweek. Соседняя Кемеровская область в экономическом смысле успешнее.
Хлопонина вызвали в Москву в четверг 14 января. Он не знал, зачем. Медведев и Путин разговаривали с ним по очереди. «С ним побеседовали так искусно, что возможности отказаться у него не было», – говорит посвященный в ситуацию собеседник. Оба лидера, продолжает он, сказали Хлопонину, что очень рассчитывают на него, и пообещали поддержку – прямой контакт с обоими. «Тот несколько опешил», – утверждает источник.
Собеседник Newsweek в Кремле не сомневается, что Хлопонину намекнули: в награду за трудную, но достойную службу на самом тяжелом участке через несколько лет он пойдет на повышение. А какая должность выше вице-премьерской? Например, глава администрации президента.

Но до этого еще надо будет дожить. Для Хлопонина новое назначение – конечно, немного авантюра, говорит Николай Петров из Фонда Карнеги. Пока у него одни проблемы – и проблемы огромные. Практически все эксперты, с которыми говорил Newsweek, не сомневаются, что Хлопонин не справится с заданием и не наведет порядок на Кавказе. Просто потому, что никто не справился бы.
Дело не только в личной безопасности. Ему надо будет разобраться в хитросплетениях клановой кавказской политики. Ему надо будет утвердить собственный авторитет среди кавказских лидеров. Про Дмитрия Козака на Кавказе знали, что он близкий соратник Путина, и он этим пользовался, напоминают эксперты. Путин благоволит Хлопонину, но ему придется еще утверждать свой авторитет, несмотря на специально придуманный статус спецпосланника обоих российских правителей.
В аппаратах президента и премьера, рассказывают собеседник из окружении Хлопонина, еще до конца не распределили обязанности: «Они признаются, что еще до конца не поняли, чей он клиент». Медведев под камеры сказал Хлопонину, что как вице-премьер он будет заниматься экономикой региона, а как полпред получит полномочия «по кадрам, по работе с силовыми и правоохранительными структурами». Да, вице-премьеру проще проводить решения по линии правительства, но никаких специальных полномочий, похоже, у Хлопонина не будет. Полпред – это вообще во многом виртуальная должность, в том числе и в кадровых вопросах, рассказывает бывший сотрудник одного из полпредств. Он разве что визирует руководителей окружных ведомств.
У Хлопонина нет связей с силовиками, и это его самое слабое место, говорят эксперты. Почему кавказские лидеры будут его слушать и уважать, если у него нет силовых рычагов власти? Для Рамзана Кадырова и других он сегодня скорее представитель московской золотой молодежи, такой у него имидж, отмечает Николай Петров. Как же он сладит с Кадыровым, недоумевает близкий к Кремлю источник.
Рамзан Кадыров сегодня самый влиятельный кавказский лидер. Про него известно, что он не прислушается ни к кому, кроме Путина, Медведева и Суркова. С посланниками из Москвы он считаться не привык. В его окружении, например, рассказывают, как три года назад в Чечню приезжал с ревизией высокопоставленный федеральный чиновник. Его повезли на могилу Ахмата Кадырова: стоя на могиле, гость сказал, что покойный был великим человеком. Кадыров-старший враждовал с этим чиновником в 90-х. «Он тебя в белых тапочках видел», – якобы ответил ему Кадыров.
Редактор сайта «Кавказский узел» Григорий Шведов возражает: «Я не думаю, что Хлопонину поставлена задача обуздать Рамзана. Это по линии Путина. Правильно, что Хлопонин не силовик». Но в любом случае от того, что он не силовик, легче ему не станет. Лидеры на Кавказе нового полпреда приняли хорошо, рассказывает Энвер Кисриев, завсектором Кавказа в центре цивилизационных и региональных исследований РАН, они будут просить у него о двух вещах: помочь им ослабить оппозиционные кланы и дать им денег.

В ОЖИДАНИИ ДЕНЕГ

Дать денег Хлопонин сможет. Хлопонину как вице-премьеру предстоит решать все экономические вопросы вверенного региона – от гуманитарной помощи до работы с бюджетом, говорит пресс-секретарь премьера Дмитрий Песков. Раз не силовик, пусть занимается экономикой. Хлопонин и сам сразу пообещал, что первым делом разработает программу экономического развития.
Республики, которые вошли в новый федеральный округ, объединяет одно: они очень бедные и живут за счет помощи из центра. В Северо-Кавказском округе самый большой уровень дотационности, подтверждает замминистра финансов Антон Силуанов. В прошлом году из бюджета в эти регионы было перечислено 170 млрд рублей. И это больше, чем в 2008 году. «На кавказских республиках мы не экономили», – говорит Силуанов.
В самом тяжелом положении Ингушетия. За 11 месяцев прошлого года республика сама заработала всего 1 млрд рублей, а из федерального бюджета получила 11 млрд рублей, Чечня заработала 4 млрд рублей, а 57 млрд рублей ей добавили. Примерно такая же картина в других республиках. Да и деньги, которые республики заработали сами, в сущности, те же дотации: бюджеты пополняет подоходный налог с зарплат бюджетников, говорит Феликс Эйгель из Standard & Poor’s.
Зияд Сабсаби, сенатор от Чеченской Республики, мечтает: «Хлопонин принесет большую пользу, если пропишет олигархов: одного – в Чеченской Республике, другого – в КЧР, третьего – в КБР. Чтобы в республики шли отчисления от налогов». Сабсаби помнит, что это именно Хлопонин уговорил миллиардера Михаила Прохорова прописаться в поселке Еруда в Красноярском крае.
Пока миллиардеры на Кавказе не прописались, основные деньги движутся туда из федеральных целевых программ. В прошлом году к программе развития Чечни (111 млрд рублей из федерального бюджета) и программе «Юг России» (52 млрд рублей) добавилась программа развития Ингушетии. Это еще 19 млрд рублей. От них отдачи не видно.
Нужно не вкачивать деньги, а разработать эффективную экономическую модель, использовать точки роста, говорит Григорий Шведов. Он приводит пример: даже сегодня парниковые хозяйства Карачаево-Черкесии с успехом торгуют в Москве овощами. Значит, оптимистично продолжает Шведов, если добиться, чтобы сельскохозяйственные кредиты выдавались предпринимателям не за откаты, если помочь им со сбытом и дать госгарантии инвесторам, то можно обеспечить успех и на других территориях. Развивать собственную доходную базу, соглашается Силуанов.

МИНА ПОД ПОЛПРЕДА

Чудес не бывает, пожимает плечами экономист Эйгель: если на Кавказе не обнаружится крупный ресурс полезных ископаемых, быстрого роста не будет. Пока люди там живут за счет бюджетных денег и личного хозяйства, говорит Наталья Зубаревич из Независимого института социальной политики, да еще кто-то уезжает халтурить в другие регионы. Ну и конечно, за счет серого бизнеса: в Дагестане процветает браконьерская добыча черной икры, осетров и наркотрафик; в Северной Осетии – производство водки: одна смена работает на бюджет, две другие – на карман; в Чечне – нефть, и так далее.
Эти и другие незаконные бизнесы составляют основу экономической мощи кланов, которые постоянно воюют между собой. «На Кавказе очень много очень богатых людей, которые распоряжаются целыми армиями, – объясняет эксперт Кисриев. – Они этого добивались, каждую минуту с оружием в руках отстаивали свое положение и ничего так просто не отдадут». Политолог Станислав Белковский с ним согласен: «Хлопонин отличный экономист, но я не уверен, что местные элиты ему подчинятся. Первая же попытка взять под контроль освоение инвестиционных потоков встретит сопротивление на местах».
Схватка с местными элитами Хлопонину предстоит сразу же – в Дагестане, едва ли не в самом опасном и нестабильном регионе Кавказа на сегодняшний день. Там в феврале истекают полномочия действующего лидера Муху Алиева. Президент Медведев должен был определиться с кандидатурой еще на прошлой неделе, но на момент сдачи номера в печать она так и не была названа. Это значит, что стрелки переведены на Хлопонина, соглашаются все эксперты: решать, кто возглавит Дагестан, будет не он, зато ему, возможно, придется отвечать за это решение.
Главная интрига с назначением дагестанского лидера – вокруг вице-премьера дагестанского правительства Магомеда Абдулаева, который тоже попал в список из пяти кандидатов, из которых будет выбирать президент Медведев. Его называют медведевским ставленником, потому что он учился в аспирантуре юрфака ЛГУ, когда там преподавал студентам Медведев. Потом Абдулаев сам преподавал в Петербурге юриспруденцию, в прошлом году был назначен советником Муху Алиева, а еще через некоторое время был повышен до вице-премьера.
Абдулаева, который сам по себе не политическая фигура, при поддержке Владислава Суркова в лидеры Дагестана продвигают Сулейман Керимов и Рамзан Кадыров. Абдулаев никогда не руководил группой больше чем из пяти человек, объясняет Энвер Кисриев, и если поставят его, это будет сильнейший удар по авторитету центра: весь Кавказ поймет, что в Москве поступают так, как, с точки зрения Москвы, ведут себя на Кавказе. «Абдулаев, – подытоживает Николай Петров, – это самая очевидная мина, заложенная под Хлопонина».

В подготовке статьи участвовал Орхан Джемаль
ОТ ГРОЗОГО ДО ГРОЗНОГО

Россия более 450 лет пытается взять Кавказ под контроль, но довести этот процесс до конца еще никому не удавалось

Начало южной политики Руси

Первые шаги в Предкавказье Российское государство делает при Иване Грозном. Еще в начале XVI века на территории кабардинских князей появляются казачьи поселения, а после завоевания Казанского и Астраханского царств Иван Грозный принимает «черкесских» послов, искавших защиты у Москвы от Крымского ханства и Османской империи. В 1557 году прибыло посольство наиболее влиятельного кабардинского правителя Темрюка, «чтобы их государь пожаловал и велел себе служить». Принятие Кабардой русского подданства было скреплено женитьбой Ивана Грозного на дочери Темрюка. Началась борьба Руси с турками за Кавказ, основаны крепости Терский городок и Сунженский острог. К началу XVII века титул царя расширен до «Государь… Кабардинския земли, Черкасских и Горских князей… государь», что означало установление протектората над землями вплоть до предгорий Чечни и Ингушетии.

Наместничество в Кабарде

Воспользовавшись ослаблением русского государства в период междоусобицы, Османская империя, Крымское ханство и Иран предъявляют свои претензии на Кавказ. Крымскими вассалами признали себя лишь некоторые адыгские правители, но большинство кабардинцев сохранили верность Москве и принимали участие в боях против крымского хана, турок и дагестанских феодалов. В 1661 году царь Алексей Михайлович назначает своим наместником над всей Кабардой с центром в Терском городе князя Касбулата Черкасского. Он получил право управлять землями и судить местных жителей, а взамен принимал участие в русских походах против турок на Украине.

Покорение Дербента и Баку

Предпринятый Петром I после окончания Северной войны Персидский поход был настолько успешен, что под сюзеренитет Российской империи отошли земли западного и южного Прикаспия с городами Дербент и Баку. Однако в 1730-е годы Анна Иоанновна возвращает эти территории Ирану, Россия отходит вновь к Тереку и укрепляет границу строительством крепостей Кизляр (1735), а позже – Моздок (1763).

Присоединение Северного Кавказа

Имя Екатерины II связано с выходом России к Черноморскому побережью и дальнейшим присоединением к России территорий Северного Кавказа. В результате двух победных войн против Турции Россия включает в свой состав Кубань и Тамань, строится линия военных укреплений Тамань–Моздок, присоединена Северная Осетия, основаны города Ставрополь, Екатеринодар (нынешний Краснодар), Владикавказ. В регион переселяется донское казачество. В 1785 году Кавказское наместничество объединило Астраханскую и Кавказскую губернии.

Начало Кавказской войны

В 1801 году Восточная Грузия входит в состав России, а в результате новых войн с Ираном и Турцией Россия присоединяет практически все Закавказье, Восточную Армению и Западный Азербайджан и Восточное побережье Черного моря до Батуми. Но на Северном Кавказе оставалась территория горцев, не вошедшая в империю. Как писал главнокомандующий русскими войсками на Кавказе генерал Алексей Ермолов, «Чечню можно справедливо назвать гнездом всех разбойников…». Ермолов убедил императора в верности силового решения проблемы, его военные походы были удачны, но начали затяжную Большую Кавказскую войну (1817–1864).

Газават и завершение Кавказской войны

Во второй четверти XIX века на Северном Кавказе широко распространился мюридизм – исламское учение, и имам Гази-Мухаммад, пытаясь объединить горские народы в борьбе против России, объявил газават – священную войну. В 1834 году имамом был провозглашен Шамиль, которому удалось поднять горцев Чечни и Дагестана. Шамиль пытался договориться с русскими властями, выступая как горский правитель, и одновременно вел успешные боевые действия. Лишь в 1859 году главкомандующий Барятинский сумел заставить Шамиля сдаться. Через пять лет горское сопротивление было подавлено окончательно.

Малый газават

Во время Русско-турецкой войны 1877–1878 годов на Северном Кавказе был объявлен так называемый малый газават. Восстание охватило 400 аулов, для его подавления были стянуты войска из Баку, Терской области, внутренних областей России. Их действия были крайне жестокими, очаг восстания, аул Согратль, выжжен дотла с запретом восстанавливать. Кавказским наместником в то время был младший брат царя Александра II великий князь Михаил Николаевич.

Кавказский край

Последним императорским наместником на Кавказе был граф Илларион Воронцов-Дашков, назначенный в разгар революционных событий 1905 года. Местное сопротивление он подавил, а после в течение двух лет изучал проблемы управления Кавказом, результатом чего стала «Всеподданнейшая записка» императору. В ней Воронцов-Дашков утверждает: «Необходима именно на месте такая власть, которая, сосредотачивая в себе до известной степени полномочия министров, была бы способна согласовать в своих решениях начала общегосударственной политики с местными потребностями, могла бы удовлетворять последние быстро, по возможности в момент их возникновения».

Первые годы советской власти

После революции на Кавказе возникали и ликвидировались различные государственные образования: независимая Горская республика, исламский чечено-дагестанский эмират, советские Терская и Северо-Кавказская республики. В 1919 году территорию контролировали войска Деникина, в 1920-м ее заняла Красная армия. В 1921 году была провозглашена Горская АССР в составе РСФСР, позже она была разделена на самостоятельные автономные области. Противостояние горцев и советской власти началось сразу же из-за продразверстки и борьбы с религией. Неоднократно ОГПУ проводило карательные операции по разоружению населения, скрывавшегося в горах.

Депортация

Еще до начала Великой Отечественной войны, в январе 1941 года, в Чечне началось новое антисоветское восстание, а в 1942–1943-х Чечня и Ингушетия были частично оккупированы немецкими войсками. В 1944 году «за пособничество фашистским оккупантам» Чечено-Ингушская АССР была ликвидирована, а ее население депортировано в Казахстан и Киргизию. В результате операции, получившей название «Чечевица», были выселены 493 269 человек, по пути умерли более 1200 человек, еще до 800 были убиты. В этом регионе был создан Грозненский округ в составе Ставропольского края, куда переселяли русское и осетинское население. В 1957 году чеченцам и ингушам разрешили вернуться на родину, где их массовое появление привело к этническим конфликтам.

Ичкерия и чеченские войны

«Парад суверенитетов» в РСФСР начала 1990-х не обошел Северный Кавказ. В 1991 году генерал Джохар Дудаев возглавил общенациональный Конгресс чеченского народа, при поддержке вооруженных сторонников разогнал местный Верховный совет за поддержку ГКЧП, добился разделения Чечни и Ингушетии и в октябре был избран первым президентом. Первым же декретом он объявил о независимости Ичкерии. Попытки добиться от Москвы признания независимости не привели к успеху, в 1994 году началась первая чеченская война, в 1996-м Дудаев, провозгласивший «Россию можно победить только силой», был убит. Второй избранный президент Чечни Аслан Масхадов подписал соглашение с премьером России Виктором Черномырдиным, но контролировать вооруженных боевиков на территории республики не мог, что доказало вторжение в Дагестан в 1999 году. Оно начало вторую чеченскую войну, которая официально называлась контртеррористической операцией и была завершена летом 2009 года. Сопротивление боевиков удалось подавить, но их действия распространились на все соседние северокавказские республики.

Читайте также
Александр Хлопонин обозначил главные задачи. ВИДЕО
Александр Хлопонин назначен полпредом президента РФ и вице-премьером страны. ВИДЕО
Александр Хлопонин: «Я не знаю тонкостей Кавказа»

Рейтинг
( Пока оценок нет )
webnewsite.ru / автор статьи
Загрузка ...

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: