В глушь? В Саратов?

В последние месяцы бизнес-центры Северной столицы ведут активную работу – готовятся к переезду на берега Невы крупнейших подрядчиков «Газпрома».

Компания «Стройгазконсалтинг» может окончательно переехать в Санкт-Петербург уже вавгусте – она арендовала 30 000 кв. м в бизнес-центре «Фландрия плаза». Подбирает себе офис в Северной столице и еще один крупный подрядчик газовой монополии – «Стройтрансгаз» Геннадия Тимченко. В качестве вариантов его размещения эксперты называют бизнес-центры Leader Tower и Fort Tower. Такие переезды могут изменить жизнь всего региона. Как, например, изменила жизнь Пермского края смена прописки холдингом «Галополимер» с московской на пермскую, которая произошла в марте 2016 г.

Однако переезды до сих пор единичны, и, несмотря на усилия власти и кризис, который добавил экономических аргументов к смене локации, бизнес-децентрализация не превращается в масштабное явление. Топ-менеджмент крупных компаний не спешит выезжать за МКАД, мало того– присматривает себе новые офисы вцентре столицы. Компания «Русал» готовится к переезду в деловой центр «Парк Победы», «Транснефть» купила целую башню в «Москва-сити», «Яндекс» приобрел семь зданий вделовом квартале «Красная роза». По данным компании «МСК менеджмент», всего крупные российские компании за прошедший год (c III квартала 2015-го по II квартал 2016 г.) приобрели более 170 000 кв. м качественных офисных площадей в Москве. Причем основной объем сделок (более 90%) приходится на объекты классов А и В+. Еще около 77 000 кв. м офисной недвижимости было арендовано.

Охта–Лахта

Самый яркий пример корпоративного переезда продемонстрировал «Газпром». Заговорили об этом в начале 2000-х. Для «национального достояния» задумали построить крупнейший в Европе небоскреб. Впечатленный башней «Бурдж-Халифа» Алексей Миллер решил возвести 400-метровый аналог в Санкт-Петербурге, на берегу Невы, напротив Смольного. Чтобы было видно отовсюду. Но питерцы посчитали, что в их городе и так есть на что посмотреть и нехорошо закрывать вид, защищаемый ЮНЕСКО, а потому несостоявшемуся «Охта-центру» пришлось переехать в Лахту. Офис на берегу Финского залива должны достроить к концу 2018 г. Instagram проекта сообщает: «Выше в нашем городе только телебашня (326 м), но она относится ккатегории инженерных сооружений. Этот рубеж «Лахта-центр» преодолеет уже в следующем году. Общая высота небоскреба – 462 м. В 2018 г. он должен стать самым высоким зданием вЕвропе». Как считают эксперты, рекорд обойдется в $1,5 млрд.

Переезд газовой монополии уже несколько лет фактически формирует офисный рынок Северной столицы. Сначала в Санкт-Петербурге обосновались основные структуры компании, затем подтянулись ее «дочки» и подрядчики. За последние пять лет близкие к «Газпрому» структуры арендовали 250 000 кв. м и купили 150 000 кв. м офисных помещений вСанкт-Петербурге. Фактически треть офисов высокого уровня сейчас занята «Газпромом» и его сателлитами. Принципиально решил остаться в Москве только Аркадий Ротенберг: «Стройгазмонтаж» посчитал, что ему проще вести дела из Москвы.

С большой надеждой на переезд «Газпрома» смотрят и представители рынка жилой недвижимости – жилье поближе кработе стали приобретать топ-менеджеры корпорации. Например, два этажа в элитной новостройке наМытнинской набережной купил Алексей Миллер. Границы сделки – 200–600 млн руб. Говорят, чтопокупку недвижимости в Санкт-Петербурге руководителями газового концерна подстегнуло искреннее недоумение Владимира Путина. «Что, еще не переехали?» – спросил он вскоре после Олимпиады и предложил поискать саботажников. Фундаментальность своих намерений сотрудники «Газпрома» поспешили доказать приобретением жилья.

«Газпром» в городе ждут, и он еще до окончания переезда сильно изменил жизнь в регионе: там строятся офисы, дороги, жилье, вибрирует рынок труда. Известно, что компенсационный пакет за переезд положен только «топам» исамым ценным сотрудникам, другие должны решиться на релокацию без материальных бонусов. В связи с этим кадровые службы готовятся сменить около четверти персонала.

В Перми теплее

Холдинг «Галополимер», созданный Дмитрием Мазепиным в 2008 г. на базе предприятий «Уралхима», имел веские причины для релокации – большая часть его производственных площадок находится в Перми и Кирово-Чепецке, азначит, предпосылками для переезда с Ленинградского шоссе в Москве на Ласьвенскую улицу в Перми были стремление кэффективному руководству и комфортные условия, которые обещали создать крупному холдингу власти региона. В январе 2016 г. глава правительства Пермского края Геннадий Тушнолобов говорил: «В регионе хорошее законодательство для бизнесменов, реализующих инвестиционные проекты. Они, как самые крупные налогоплательщики, получат здесь более комфортные налоговые условия, а также смогут рассчитывать на особое расположение власти и подведомственных ей служб». Решение о смене прописки акционеры «Галополимера» приняли в самом начале 2016 г., а уже в марте изменили учредительные документы.

Но это все же единичные случаи. «Для большинства компаний выгоднее открыть в регионах свои представительства или дочерние предприятия под конкретный проект. Так, крупные игроки российского рынка обычно имеют представительства в Санкт-Петербурге, Новосибирске, Владивостоке, Екатеринбурге, Уфе и других ключевых городах. При этом в Москве с ее высокой бизнес-активностью и близостью всех необходимых в работе государственных органов остается стратегическое управление компанией», – считает Сергей Шиферсон, коммерческий директор компании City&Malls PFM. Словом, пока говорить о серьезном оттоке бизнеса в регионы не приходится. И пусть отдельные кейсы таких переездов существуют, за ними всегда стоит нечто большее, чем желание сэкономить на содержании головного офиса.

Чаще компании перевозят в регионы бэк-офисы, включая колл-центры, так как и аренда, и рабочая сила (качественные специалисты) в регионах дешевле. «Например, колл-центр АО «КБ «Ситибанк» находится в Рязани, бэк-офис P&G – в Новомосковске, так как там находится предприятие по производству продукции компании», – отмечает Виктория Данченко, директор отдела корпоративных услуг компании CBRE.

Это помогает сократить расходы на содержание офиса в Москве, а также на оплату труда. Средняя зарплата в Москве – 69 700 руб., в Санкт-Петербурге– 47 300 руб., а, например, в Тверской области – 26 300 руб., и там высокая безработица. Для набора кадров с невысокой квалификацией это хороший аргумент. «Поиск персонала проходил намного быстрее и эффективнее, чем в Санкт-Петербурге,– рассказывает Дмитрий Андреев, основатель колл-центра Creative Call Project, который перенес офис из Санкт-Петербурга вАстрахань.– Вотличие от обеих столиц, там никто не пользуется ресурсом HeadHunter, чаще– Advita и локальными поисковиками персонала, что намного дешевле. Средняя заработная плата в южном регионе ниже на 20–30%, чем на севере страны. Кроме того, мы сэкономили на компьютерах, купив подержанные у местных жителей. Но главная экономия, конечно же,– на аренде помещения. Средняя стоимость аренды в Астрахани – 400руб. за 1кв.м в месяц. Цены ниже питерских вдва раза – унас квадратный метр стоит не дешевле 800–900 руб. Для нас этот показатель существенный, поскольку мы сняли довольно просторное помещение, способное вместить 70человек. Кроме того, появилась существенная экономия времени на дорогу до работы. До офиса в центре города большинство сотрудников добираются пешком».

«Любой переезд в другую местность– это частичная смена коллектива. Атакже изменение текущих процессов. Оба этих фактора могут существенно влиять на эффективность в переходный период. Кроме того, немало случаев, когда предположения орынке рабочей силы в регионе оказываются неверными и HR-департамент сталкивается с существенными сложностями при найме», – подчеркивает Анастасия Хрисанфова, директор по персоналу компании SPSR Express.

«Если набрать рядовой персонал несложно, то потеря опытных квалифицированных управленцев может существенно ударить по бизнесу. Пожалуй, единственный довод, который заставит специалистов с интересом взглянуть на перспективу переезда в регион – это повышение заработной платы, а также оплата жилья на новом месте. Но тогда появляется другой вопрос: а не будут ли затраты на релокацию выше, чем полученные от нее выгоды?» – рассуждает Сергей Шиферсон.

В обход столицы

Представители небольших компаний и стартапов уверены, что в столице достаточно иметь офис продаж, чтобы быть поближе кклиенту. «Рабочие встречи, совещания с ключевыми партнерами, налаживание новых связей неудобно успешно проводить, находясь далеко за МКАД. Пресейл – можно, но клиентская конверсия длится долго, и личные встречи обязательны», – считает Николай Пацков, гендиректор компании «Конструктор документов FreshDoc.ru». Отдел продаж и дирекция FreshDoc.ru базируются в Москве, а производственный офис (IT-отдел, аналитики, юристы и маркетинг) обосновался в Уфе. Вкомпании утверждают, что сегодня уровень технологий позволяет выстраивать продуктивное взаимодействие между офисами, поэтому технических проблем из-за удаленности офисов не возникает.

Раиль Хисматуллин, президент пермской компании – производителя косметики и продуктов пчеловодства «Тенториум», тоже в свое время решал вопрос о переносе головного офиса вМоскву. Взвесив все за и против,решили открыть в столице филиал, аголовной офис и производство оставить в Перми. Основные причины, говорит Раиль Хисматуллин, две – мода иэкономия. «Москва всегда работала как экспериментальная площадка. Мода здесь внезапна и скоротечна, итолько самые жизнеспособные идеи проникают в регионы в виде новых продуктов итоваров. Благодаря офису, удаленному от потоков быстрой моды, мы успешно совмещаем собственные научные разработки с внедрением трендовых продуктов. Кроме того, ясчитаю нецелесообразным разделять головной офис предприятия и его производственные площади. Уверен, любая компания сцентральным офисом вМоскве и производством врегионах сможет сэкономить весьма значимые суммы, если переведет белых воротничков на свои заводы»,– считает он.

Веские антистоличные аргументы есть иуДмитрия Мраморова, гендиректора СКБ «Контур»– разработчика компьютерных сервисов для бизнеса. Офис компании с момента ее основания в1988 г. находился вЕкатеринбурге (тогда еще Свердловске). Пока «Контур» работал на Уральский регион, вопроса о переносе головного офиса не возникало, но с выходом на федеральный уровень было принято осознанное решение вМоскву не переезжать.

«Во-первых, мы работаем с компаниями самого разного масштаба – от закусочных и ларьков до промышленных гигантов. Крупные предприятия с≈головным офисом в Москве – важная, но, вместе с тем, небольшая часть нашей аудитории. Когда подключаешь к интернет-отчетности столовую вКраснодаре, не так уж важно, где штаб-квартира компании – в Екатеринбурге или Москве, – считает Дмитрий Мраморов. – Во-вторых, СКБ «Контур»– производственная компания, разработчик ПО. Наш основной иглавный актив – люди, офис разработки– находится именно в Екатеринбурге, где сложилось, в том числе благодаря нашим собственным усилиям, очень мощное IT-сообщество. Здесь естьпрофильный вуз – УрФУ, сформировалась среда, появилась тусовка, накопилась критическая масса талантливых инженеров, способная ксамовоспроизведению. Екатеринбург давно стал центром притяжения ресурсов из соседних городов– Тюмени, Перми, Челябинска. Достаточно странно переносить головной офис куда-то еще».

При этом в компании признают инженерный потенциал Москвы иСанкт-Петербурга, а также разницу взарплатах, а поэтому видят более перспективным развитие собственнойСиликоновой долины на Урале и открывают офисы разработки в регионах.

В итальянском треугольнике

«Унас очень любят приводить впример Италию как образец децентрализации с ее промышленным треугольником Милан–Турин–Генуя,– напоминает Александр Абуев, руководитель отдела продаж БЦ «Парк Победы». – Но вы сравните размеры России и Италии. В Милан можно добраться из любой европейской столицы за пару часов на самолете, ато и на поезде. ВРоссии собственник вынужден думать, где располагаются ключевые партнеры, отталкиваться от географии. Если есть тесные связи с Китаем или Японией и они важнее, чем связи сЕвропой, можно перевести компанию во Владивосток. Если вприоритете Европа, то это только Москва и Санкт-Петербург, максимум– Калининград».

По его мнению, конкуренцию Москве в ближайшей перспективе могут составить Санкт-Петербург иКазань, которые традиционно находятся на верхних строчках рейтингов инвестиционной привлекательности регионов. Также не стоит сбрасывать со счетовСочи, который получил новую инфраструктуру благодаря Олимпиаде. В список городов, претендующих на размещение офисов крупных компаний, также попадают Новосибирск иЕкатеринбург. Как отмечает Виктория Данченко, при принятии решения о переезде будут учитываться транспортная доступность до Москвы (не более трех часов на самолете и возможность добраться на поезде или автомобиле), прямой перелет из основных европейских городов, инфраструктура и имидж региона.

Релокация головного офиса неизбежно влечет за собой нарушение уже налаженных связей и логистики. Приходится пересматривать прежние схемы работы с деловыми партнерами, а в отдельных случаях выстраивать их заново. Вместе с переездом в регион компания обрекает себя на обособленность. Не стоит списывать со счетов и репутационные риски: содной стороны, переезжающая компания будет выглядеть пионером, который делает что-то новое, а с другой стороны, если она уходит из Москвы, значит, что-то не так с бизнесом.

Но если эффективность бизнеса важнее имиджа, то выход за пределы МКАД может быть оправдан. «Если с логистической и финансовой точек зрения лучше перенести офис из столицы в регионы, то лучше это сделать,– считает основатель коммуникационного агентства PR Inc. Ольга Дашевская. – В моей практике есть пример переезда группы компаний «Русагро». Сначала офис был на улице Кржижановского, далеко от центра Москвы, и я помню свое недоумение: «Как может крупная известная компания располагаться так далеко?» Однако потом я оценила то время, которое экономила, избегая пробок в центре. Позднее компания переехала за МКАД, но ни один человек не подал заявление об уходе, хотя на первый взгляд казалось, что логистика существенно усложнилась. Однако если живешь в городе, а на работу ездишь за город, то почти не попадаешь в пробки: и транспортный поток, и поток в общественном транспорте обычно направлены утром из окраин в центр, а вечером – наоборот. Поэтому иметь офис на окраине удобно».

Удобно, но меньшинству. Большинство по-прежнему стремится в столицу, и в кризис даже сильнее: в трудное время крупные компании хотят держать руку на пульсе, быть поближе к власти и инструментам лоббирования. Например, в марте стало известно, что крупнейшая сеть продажи одежды «Глория джинс» переехала из Ростова-на-Дону в Москву, хотя еще совсем недавно ее основатель Владимир Мельников грозился все перевезти в Гонконг. Притяжение Москвы не ослабевает. Как написала в прогнозе «Регионы игорода России: сценарии-2020» специалист по регионам, доктор географических наук Наталья Зубаревич, при инерционной модели развития гипертрофированная роль Москвы и концентрация в ней финансовых ичеловеческих ресурсов сохранятся. Пессимистический сценарий усилит тенденции социально-экономической деградации периферии и резко сократит количество перспективных зон роста из-за ухудшения институциональных условий и снижения инвестиций. «Воптимистическом сценарии сохраняется пространственная поляризация развития, – уверена Наталья Зубаревич. – Экономический рост не бывает территориально равномерным, для инвесторов наиболее привлекательны регионы с конкурентными преимуществами, что позволяет ускорить иувеличить отдачу от инвестиций. Вряд ли в течение одного десятилетия пространственная конфигурация конкурентных преимуществ существенно изменится, в России они особенно инерционны. Следовательно, точками роста будут в основном те же территории, что и в инерционном сценарии».

Рейтинг
( Пока оценок нет )
webnewsite.ru / автор статьи
Загрузка ...

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: