Уж год we trust

Барак Обама отмечает годовщину избрания в боевых условиях. Второй год президентства обещает быть еще более тяжелым
На выборах 2004 года Сильвия Шепли, жена фермера из Малого Орлеана в Мэриленде, голосовала за Джорджа Буша. А вот про последние выборы, на которых победил Барак Обама, она уклончиво отвечает, что «даже не помнит, голосовала ли вообще». Шепли с мужем держат животноводческое хозяйство. До недавнего времени ферма была молочной, но экономический кризис вынудил их прекратить торговлю молоком. Осталось кукурузное поле и семь десятков телок на убой.
«Это же какой-то бред – цены растут буквально на все, а фермеры вынуждены продавать молоко по расценкам времен Второй мировой», – возмущается она. Недавно позвонил их давний клиент – закупщик кукурузы из Пенсильвании – и предупредил, что собирается объявить себя банкротом. Теперь им придется искать себе нового партнера.
«Говорят, у Обамы в этом “экономическом стимуле” было что-то для фермеров», – вспоминает она о «пакете экономических стимулов» размером в $787 млрд, который был утвержден вскоре после инаугурации. На прошлой неделе впервые за этот год был зарегистрирован рост экономики, но для Сильвии «все эти стимулы» – темный лес. «Поди разберись, что там кому положено и когда оно до кого дойдет. Как бы не было слишком поздно».
Супругам Шепли уже под 60, и они с гордостью говорят, что выплатили все долги по ферме, которую купили в молодости. «Излишеств у нас никаких нет», – Сильвия окидывает взглядом обшарпанный сарай со стеной, украшенной лозунгом кампании против абортов – «Это ребенок, а не выбор», силосную башню и раскрашенные библейские фигуры под деревом во дворе.
4 ноября исполняется год с избрания Барака Обамы на пост президента, а Сильвия так и не понимает, «куда оно все движется». Затеянные новым хозяином Белого дома реформы вызывают у нее сомнения. «Реформа системы здравоохранения мне кажется не самой лучшей идеей – государство все всегда делает криво, и вряд ли с медициной у них получится что-то более удачное», – говорит она про самый важный и спорный из внутриполитических проектов Обамы.
Эйфория после его избрания прошла быстро, и новому президенту пришлось практически с ходу вступить в тяжелые баталии со своими противниками из консервативного лагеря. Те не гнушались грязными методами агитации – например, плакатами с пририсованными Обаме гитлеровскими усиками. Годовщину своего избрания Обама встречает в слегка потрепанном виде и с упавшим на 12% рейтингом, но все же на коне и с Нобелевской премией мира в руках. В третьем квартале американская экономика выросла на 3,5%, а закон о реформе здравоохранения был наконец представлен Конгрессу. Он призван помочь десяткам миллионов американцев, не имеющих медицинской страховки.
Голосование по нему состоится на этой неделе, и если число демократов, отклонившихся от линии партии, не превысит критического, то у республиканцев не останется шансов его завалить. Впрочем, кажущаяся безнадежной ситуация в Афганистане и завышенные ожидания сторонников Обамы обещают президенту США еще один очень тяжелый год на посту.
ЗА ЗДРАВИЕ
В паре сотен километров от фермы Шепли 24-летняя Акосуа Ачимпонг, внушительных размеров афроамериканка из Роквиля, вспоминает, как в день выборов она сидела с друзьями у телевизора и следила за подсчетом голосов: «Когда объявили победу Обамы, все начали орать, пока не охрипли. Мы были в эйфории. Я помню, что все время повторяла: вау, мы действительно это сделали!»
Сегодня, когда восторги поутихли, а в одном из центральных магазинов Вашингтона даже успели вывесить плакат «Обама-сувениры – за полцены», Акосуа пытается проанализировать свои эмоции: «Они мне до сих пор нравятся – Обама и его семья, потому что они не потеряли голову, попав в Белый дом. Кому-то из афроамериканцев это, может, и открыло какие-то возможности».
Хотя многие сторонники Обамы обвиняют его противников в расизме, сам хозяин Белого дома расовый вопрос старается обходить стороной. Единственная попытка высказаться на эту тему обернулась конфузом. Когда кембриджский полицейский арестовал, приняв за взломщика, бывшего коллегу Обамы, афроамериканского профессора Генри Луиса Гейтса, который находился в своем собственном доме, Обама назвал поведение белого полицейского «глупым».
Это вызвало возмущение сотрудников правоохранительных органов, и, чтобы сгладить скандал, Обама устроил в Белом доме «пивной саммит», на который пригласил профессора с полицейским. Те помирились, но конфликты на расовой почве от этого не прекратились – не так давно белый судья из Луизианы отказался регистрировать брак смешанной пары, мотивируя отказ беспокойством об их потомстве.
«Может, у наших детей, благодаря Обаме, и будет больше перспектив», – предполагает Акосуа. Ее лично больше волнуют бытовые проблемы. Зарплата работника приюта для умственно отсталых мала, поэтому одежду она покупает только со скидками, вырезая из газет купоны, а на машине старается не ездить, хотя бензин в год кризиса подешевел. При этом приюту урезают бюджет и грозят закрытием.
Большинству ее коллег, которые работают меньше 30 часов в неделю, не положена медицинская страховка от работодателя. Естественно, они – обеими руками за реформу, которую предложил Обама. «Наверное, республиканцы просто не знают, что это такое – когда ты не можешь позволить себе пойти к врачу и купить лекарства. Все нормальные страны лечат людей бесплатно, даже канадцы», – говорит Акосуа.
Эта реформа стала главной мишенью республиканцев. Они обвинили Обаму в социализме за желание ввести в Америке систему общедоступного здравоохранения, которая имеется во всех остальных ведущих западных странах. Еще над ним издевались за любовь к гольфу, в котором он превзошел даже Джорджа Буша, сыграв за девять месяцев президентства столько игр, сколько Буш сыграл за три года. Критиковали и за то, что не поленился слетать в Копенгаген, лоббируя родной Чикаго в качестве столицы летней Олимпиады-2016. Чикаго в итоге проиграл Рио-де-Жанейро. Досталось ему и за Нобелевскую премию. Консервативный телеканал Fox News заявил, что Обама намеренно задерживал отправку дополнительных сил в Афганистан, чтобы премию не отобрали.
Обаме приходится выдерживать атаки и от бывших сторонников, разочарованных тем, что президент не спешит выполнять предвыборные обещания. Несколько недель назад десятки тысяч представителей сексуальных меньшинств провели в американской столице демонстрацию протеста. «Обама, спасибо за надежду. Теперь гони перемены» – гласил один из плакатов. Геев возмущает закон о военной службе, который позволяет им идти в армию, только если они скрывают свою ориентацию. Обама обещал его отменить, но медлит, и понятно почему: это разъярит консерваторов.
На стадии реализации завис и указ о закрытии тюрьмы в Гуантанамо, который Обама подписал в первый день президентства. Конгресс запретил перебазировать 200 заключенных, подозреваемых в террористической деятельности, на территорию США, а другие страны не торопятся приютить их у себя.
Законопроект о реформе здравоохранения тоже буксовал. 89-летняя ветеран президентского пула журналистов Хелен Томас, которая пересидела в конференц-зале Белого дома 10 президентов, последние месяцы измывалась над пресс-секретарем Обамы Робертом Гиббсом, задавая ему изо дня в день вопрос о «государственной опции». Речь шла о том, будет ли у граждан возможность выбрать государство в качестве страховщика.
Когда Гиббс поинтересовался, не надоело ли ей задавать ему один и тот же вопрос ежедневно, Томас парировала: «Я его повторяю, потому что ты мне на него не ответил». И при этом добавила, что не верит обещаниям Обамы включить «опцию» в проект.
– Ну так зачем вы задаете мне этот вопрос? – спросил, теряя терпение, Гиббс.
– Чтобы тебя мучила совесть, – невозмутимо ответила Томас.
Совесть таки замучила Обаму – представленный в Конгресс проект «государственную опцию» включает.
Томас, попавшая в Белый дом при Кеннеди и имеющая привилегию завершать пресс-конференции словами «Спасибо, господин президент», родилась 4 августа – в один день с Обамой, только на 41 год раньше. В этом году президент удивил всех, вручив ей в день рождения тарелку с кексами и именинной свечой. Но кексами ее не подкупишь.
«Все президенты ненавидят прессу, – убеждена она. – Все они обещают после выборов “самую прозрачную администрацию в истории”. Меня это смешит: даже Никсон не пытался так контролировать прессу, как нынешний Белый дом». Недавно у Томас вышла пятая по счету книга – «Слушайте внимательно, господин Президент», в которой она дает Обаме совет: «Восторги прошли. Теперь докажите, что вы способны добиваться результатов».
ЗА УПОКОЙ
Главный результат, которого нужно добиться Обаме, это как минимум не потерпеть поражение в Афганистане. Как раз сейчас ему нужно принять решение об отправке в эту страну еще 40 000 солдат, на чем настаивает командующий войсками США и НАТО в Афганистане. Но у войны в стране все больше противников. Уж если «Аль-Каида» окопалась в Пакистане и ядерное оружие, которое может попасть в руки террористов, тоже там – какой смысл посылать американских солдат в афганское болото, спрашивают они.
Подтасованные результаты первого тура афганских выборов подлили масла в огонь. Сторонники вывода войск заявляют, что президент Хамид Карзай – погрязший в коррупции сатрап, чей брат торгует наркотиками и при этом получает деньги от ЦРУ за различные услуги. Попытки наладить контакт с местным населением проваливаются – упрямые афганцы упорно не желают воспринимать солдат НАТО как спасителей. Судя по опросам, рейтинг Обамы, съехавший с прошлого апреля с 68 до 56%, больше всего пострадал именно из-за Афганистана. На сегодняшний день лишь 45% американцев считают, что Обама знает, как победить в этой войне, которую он объявил одним из главных приоритетов Америки.
В прошлую среду посреди ночи Обама вылетел на вертолете из Белого дома. Через 40 минут он приземлился на военной базе вблизи города Довер в Делавэре. В ту ночь военный самолет доставил из Афганистана 18 обернутых в американский флаг гробов с телами 15 солдат и трех гражданских специалистов по борьбе с наркотиками.
В 1991 году Буш-старший наложил запрет на съемки церемонии доставки тел на базу, в морге которой их приводят в порядок перед выдачей родственникам. Буш-младший ни разу не посетил Довер, мотивируя это тем, что с семьями погибших лучше встречаться при менее травмирующих обстоятельствах. Обама отменил цензуру.
В 4 утра он встал у трапа, отдавая честь каждому гробу. По дороге назад президент молчал. За этот месяц в Афганистане погибло 55 американцев – больше, чем в любой из месяцев с самого начала войны. На прошлой неделе, выступая перед военными на базе в Джексонвилле, он пообещал, что не будет спешить с «тяжким решением» подвергать их жизнь опасности, «если только это не будет абсолютно необходимо». После промозглой ночи на базе Довер принять это решение, по всей видимости, станет еще сложнее.
Долли Пэкетт, мать-одиночка из трейлерного поселка в Вирджиния-Бич, пожимает плечами: «Не знаю, удастся ли ему даже вывести войска из Ирака со всеми этими терактами – должен же кто-то там поддерживать мир». Уход из Ирака был одним из главных пунктов программы Обамы, но гибель сотен граждан этой страны в последние недели ставит под сомнение и эту задачу. Сын Долли потерял работу и подумывает о том, чтобы пойти в армию.
«Счастья со времен выборов точно не прибавилось – не хуже, но и не лучше», – говорит она. В ее родном Норфолке большая военная база обеспечивает какое-то количество рабочих мест, но в округе все равно царит уныние. «Я видела даже пару церквей, выставленных на продажу… Это тебе не обанкротившиеся магазины», – говорит Долли.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *