У нас все было

Такого подъема на российском фондовом рынке не было никогда. В прошлую пятницу цены на акции не росли – они взлетали. Бумаги «Газпрома» стартовали со 168 руб. за штуку, а уже через 10 минут уходили по 198 руб. Трейдеры не успевали ставить заявки на покупку акций, и скоро по отдельным бумагам продажи остановились: все хотели купить, например, акции ВТБ (за 20 минут они выросли на 40%), но никто не хотел их продавать. Оказалось, что электронная система торгов просто не запрограммирована на такой рост. Это сделано специально, чтобы избежать случайной ошибки трейдера – вдруг он невзначай добавит нолик. Система дала сбой: трейдеры «Брокеркредитсервиса» пытались купить акции ВТБ – и не могли.
В конце недели власти успешно преодолели острейший кризис на фондовом рынке. Для этого им пришлось оголить бюджет, но с задачей они справились – котировки опять пошли вверх. Трудности и успехи фондового рынка не заметить сложно – то он падает, то растет, – но для подавляющего большинства они практического значения не имеют. Все-таки на бирже играют меньше 1 млн человек, включая профессиональных брокеров.
Зато эффект другого финансового кризиса – кризиса ликвидности – очень скоро почувствуют все. Суть его, грубо говоря, в том, что крупнейшие мировые банки больше не дают в долг, а это значит, что деньги – а они тоже товар – стали дефицитом и подорожали. Российские банки не смогут позволить себе выдавать людям дешевые кредиты, а правительство – наращивать госрасходы. Не только денег в экономике будет меньше, но и купить в кредит квартиру или авто станет и сложнее, и дороже. Резкий рост уровня жизни, к которому в России при Владимире Путине почти все привыкли, закончился. Пришла пора потуже затянуть пояса.

ЦЕПОЧКИ НЕПЛАТЕЖЕЙ

Две недели назад, когда финансовый кризис еще не вошел в острую фазу, в ЦБ и Минфине решили, что больше 3 трлн руб. на борьбу с ним государство выделить просто не в состоянии. Там тогда исходили из того, что вряд ли понадобится более триллиона. К утру прошлой пятницы совокупный объем средств госпомощи вплотную приблизился к тем самым 3 трлн руб. Меньше чем за неделю правительство раздало кредитов и обязательств на все свободные средства, которые к тому моменту у него были. Если, конечно, не брать в расчет средства Стабфонда. 3 трлн руб. – это 35% расходной части федерального бюджета.
Зачем государство тратило такие большие деньги? Когда у иностранного инвестора кризис у него дома, он стремится избавиться от рискованных активов – в частности, на рынках развивающихся стран. По оценке управляющего директора «Тройки Диалог» Павла Теплухина, за месяц объем иностранных вложений на одном только фондовом рынке России упал с $300 млрд до $40 млрд. То есть снизился на 6,5 трлн руб. Одновременно на Западе были закрыты кредитные линии на российских заемщиков, и новые деньги взять стало неоткуда.
Из-за нехватки денег в экономике стали возникать цепочки неплатежей. Банки уже не могли выполнять свою основную функцию – кредитовать предприятия. Один из чиновников, а де-факто владелец средней компании, на глазах корреспондента Newsweek пытался расшить такую цепочку неплатежей: на одной трубке у него – менеджер, отвечающий за кредитование в банках, на другой – финансовый директор, который, наоборот, должен получить у должников деньги. «Мне нужно сегодня перекредитоваться примерно на 1 млрд рублей. Раньше это было обычным делом, а сегодня – подвиг: банки просто не знают, какую ставку по кредитам мне назначать», – объясняет чиновник и тут же поручает «выбить пятерку» (миллионов долларов) у контрагента. «И так по всей цепочке: у партнеров нет денег для меня, у меня нет денег расплатиться с банками», – продолжает чиновник. Это и есть кризис ликвидности, когда ни у кого нет денег, чтобы платить по своим обязательствам.
Так вот, чтобы расшить эти цепочки, правительство и вбросило огромные средства. Из них 1,6 трлн руб. просто были выданы крупнейшим банкам – часть в виде кредитов, часть в виде депозитов; еще почти 800 млрд пошли на поддержание фондового рынка, в том числе на так называемые байбэки. Оставшиеся деньги в виде налоговых льгот ушли крупнейшим предприятиям, прежде всего в нефтяной отрасли.

ЛЕКАРСТВО ОТ КРИЗИСА

Правительство в принципе было вполне готово. Еще 10 сентября Минфину поручили провести анализ кассовых остатков бюджета, а через день глава ЦБ Сергей Игнатьев доложил правительству, что у них готова «вся линейка инструментов для поддержки ликвидности». В этой сфере кризиса уже ждали, а фондовый рынок с помощью государственных денег в тот момент спасать еще никто не планировал.
А в прошлый понедельник в правительстве начали опасаться, что тех самых 3 трлн руб. может и не хватить. Индекс РТС упал уже до 1277 пунктов – на уровень начала 2006 г. И вечером премьер Путин пришел на экстренное совещание к первому вице-премьеру Шувалову. По данным Newsweek, Путина больше всего беспокоил один вопрос: как быстро в случае необходимости можно вернуть в страну средства Стабфонда, вложенные в западные финансовые инструменты.
Министр финансов Алексей Кудрин доложил: треть средств можно вернуть в срок от месяца до трех, но есть риск еще уронить мировые финансовые рынки и рынки гособязательств ведущих стран. Треть Стабфонда – это почти $200 млрд. Путин якобы ушел с совещания недовольный. На том совещании и было решено влить 1,6 трлн руб. в банковскую систему. Через несколько дней Путин скажет западным бизнесменам в Сочи, что время тратить средства Стабфонда еще не пришло.
При этом правительство демонстрировало, что не планирует вмешиваться в работу фондового рынка. На этот счет были в том числе и официальные заявления. Но к тому моменту, вероятно, власти уже вмешались. По слухам, которые пересказал Newsweek источник в Кремле, когда 4–5 сентября Владимир Путин и Дмитрий Медведев встречались с западными политологами, крупных российских эмитентов попросили скупать свои акции: «Чтобы не краснеть». Это и есть байбэк: компании скупают собственные бумаги. По крайней мере падение на фондовом рынке в эти дни приостановилось.
Ответственным за борьбу с кризисом перед публикой, естественно, назначили министра финансов Алексея Кудрина. Дополнительная сложность была в том, что как раз в эти дни в правительстве и Кремле шла жесткая дискуссия о перспективах экономического развития страны и в центре ее оказался вопрос о снижении НДС. Кудрин был против, но поскольку окончательного решения не было, министру, по словам источника в Белом доме, пришлось лавировать между Кремлем и правительством, отменять уже назначенные брифинги и дважды прогулять правительственный час в Государственной думе, чтобы не стать ненароком жертвой публичной порки.
В прошлый четверг информированные наблюдатели не исключали отставки министра Кудрина, для которой финансовый кризис послужил бы великолепным предлогом. Судьбу Кудрина, НДС и дополнительной помощи на этот раз фондовому рынку вечером того же дня решил президент Медведев. Кудрин остается, вопрос об НДС отложен до середины 2009 г., а фондовый рынок получит 500 млрд руб. на те самые байбэки акций крупных компаний с госучастием, от которых еще несколько дней назад правительство демонстративно открещивалось.

ЖЕРТВЫ РЕПО

В тот самый четверг, когда шли разговоры о возможной отставке Кудрина, РТС и ММВБ не работали уже почти сутки. Не работали, потому что глубокая коррекция рынка переросла в натуральную панику. Рынок обвалился еще в понедельник на новостях о банкротстве Lehman Brothers. «Почти все продажи в начале недели были принудительными», – рассказывает Павел Теплухин из «Тройки Диалог». То есть банки были вынуждены закрывать позиции по заключенным ранее сделкам РЕПО, когда профессиональные спекулянты брали в этих банках кредиты под залог акций. С падением курса этих акций банки их автоматически продавали, и от этого цена падала снова, запуская механизм принудительной продажи по другим сделкам РЕПО. И лавина фондового кризиса набирала обороты.
Пирамида сделок РЕПО разрушилась только в среду, забрав с собой, по крайней мере, одного относительно крепкого игрока. «Кризис возникает при совпадении двух факторов: панических настроений участников рынка и при существенных ошибках основных игроков», – объяснял Newsweek в прошлый вторник член Национального банковского совета Антон Данилов-Данильян. В это время у него зазвонил телефон. «Вот, “КИТ-финанс” объявил дефолт по своим обязательствам», – делится эксперт свежей новостью. Дефолт «КИТа» только подстегнул продажи. Во вторник торги на РТС и ММВБ в первый раз на той неделе были остановлены, чтобы сбить панику. В среду рынок открылся на два часа, снова упал и закрылся уже до пятницы. Ползли слухи о дефолте других участников рынка, включая крупнейших. И не без оснований: платежи участников рынка друг другу запаздывали на сутки – по сделкам вторника-среды биржа рассчиталась лишь к концу четверга. И даже вечером в четверг, когда все друг с другом уже рассчитались, председатель совета директоров МДМ-банка Олег Вьюгин не исключил национализации трех крупных банков.
Странным образом паника на фондовом рынке не испугала граждан, а скорее, наоборот. Дэн Раппопорт из «Брокеркредитсервиса» вспоминает, как в середине недели пробирался вместе с сотрудниками на работу через очередь в кассу: люди несли деньги, чтобы купить подешевевшие акции. По данным Павла Теплухина, за неделю «Тройка Диалог» привлекла 9 млрд руб.: «Почти рекорд, один из лучших результатов за последние 12 лет». Ну а в пятницу рынок уже реагировал на принятые правительством меры невиданно бурным ростом.

СТАВКИ РАСТУТ

Увы, рост фондового рынка – далеко не окончательная победа. Проблема в том, что ни у кого не осталось свободных денег – тот самый кризис ликвидности. Павел, аналитик крупного банка, уже жалеет, что 29 февраля купил по ипотеке квартиру в престижном районе Москвы – на Кутузовском проспекте. Маленькая «двушка» в 42 кв. м обошлась ему в 7,5 млн руб., а в банк он ежемесячно относит 44 000. Но теперь Павел не просто нервничает, а хочет продать только что приобретенную «двушку». «Но не могу, – жалуется он. – Нужно согласие банка, а он не даст».
Павел понимает: строительные компании сейчас потеряют доступ к дешевым кредитам и начнут распродавать уже построенные ими квартиры, чтобы завершить начатые проекты. А значит, по его мнению, падение цен на недвижимость неизбежно.
Дефицит денег уже налицо. Ставки по всем видам кредитов для частных лиц растут как на дрожжах. По автокредитам за август они выросли на 1–2% и достигли 17–20% годовых в рублях. И этот подорожавший кредит еще надо получить. «Без первоначального взноса купить машину теперь невозможно, и банки его увеличивают», – говорит глава группы компаний Genser Игорь Пономарев. Особенно сильно ужесточили требования к заемщикам Альфа-банк и Райффайзенбанк, говорит менеджер из другого автодилера Major Георгий Премильский. Банки действительно консервативнее подходят к выбору клиентов, подтверждает начальник отдела по работе с сетевыми партнерами Альфа-банка Иван Сысков: «Ведь деньги дорожают, а ресурсы ограничены. Поэтому лучше меньше заработать, но меньше рисковать».
В августе число проданных в России иномарок сократилось на 10% по сравнению с июлем. По данным Европейского делового клуба, у лидера рынка, Chevrolet, продажи снизились на 21%, больше других упали продажи у Ford (на 37%), на треть – у Renault, Fiat и Volvo. Продажи падают, потому что люди уже реже берут в кредит. «Если летом прошлого года доля кредитных продаж у Major составляла 40%, то сейчас это треть. А будет еще меньше», – сетует Премильский. По свежим прогнозам Альфа-банка, до конца года ставки по автокредитам вырастут еще минимум на 1,5%. Роста ставок на авторынке ждут со дня на день.
Не скрывают своего беспокойства и сети, торгующие электроникой. «Техносила» еще в среду запросила у своих основных банков-партнеров – «Ренессанс-Капитала», «Русского стандарта» и «Хоум кредит банка», – планируют ли они изменять ставки по потребительским кредитам. Ответ был отрицательный, говорит директор по связям с общественностью «Техносилы» Надежда Сенюк. Сами банкиры, впрочем, утверждают, что ставки потребительских кредитов вырастут, а условия их выдачи станут жестче.
«Сейчас такой момент: надо либо приостанавливать выдачу кредитов, либо повышать ставки», – говорит директор департамента маркетинга ЗАО «Русь-Банк» Дмитрий Юрцвайг. Его банк, например, повысит. У всех наготове решения о повышении ставок по кредитам на 1,5–2%, подтверждает Владимир Фролов из банка «Северная казна».
Еще хуже обстоят дела с ипотекой. Несмотря на то что официально ни один банк не объявил, что сворачивает ипотечную программу, сразу несколько экспертов рынка утверждают: ипотека умерла. По ставке, близкой к 20%, занимать на новую квартиру никто не будет, говорит один из московских банкиров. Пикантность ситуации еще и в том, что банки, оказывается, могут повышать ставку по уже выданному кредиту. Закон разрешает записать такую возможность в договоре банка с клиентом, и такая опция, например, есть в типовом кредитном договоре Альфа-банка. Его представитель Мария Гуревич подтвердила, что это так.

НАЗАД В 91-й

Кризис ликвидности угрожает не только частным лицам, но и целым отраслям экономики. В первую очередь строителям, которые уже начали замораживать проекты. В минувшую среду одна из крупнейших столичных компаний – Mirax Group – объявила, что приостанавливает все новые проекты. Уже начатые, впрочем, обещает закончить.
Для всех девелоперов нынешний кризис – большой удар, говорит эксперт Данилов-Данильян. В первую очередь пострадают застройщики, вторит ему глава «Тройки Диалог» Варданян. К такому же выводу пришло и международное агентство Fitch, заявив, что ликвидность российских компаний вызывает беспокойство, особенно в недвижимости и строительстве. Как выжившие после кризиса 1998 г. банки чурались фондового рынка, так банкиры сегодня избегают строителей.
Варданян не ограничивает список жертв застройщиками и утверждает, что кроме них в зоне риска прежде всего сельхозпроизводители, а также розничные сети. Парадокс ситуации в том, отмечают эксперты, что у компании может быть хорошая прибыль и расти доля рынка, а она при этом – банкрот: просто у нее нет денег на счете, взять их негде и она не может платить по долгам. Раньше это было не так важно: главной целью был рост бизнеса, а в случае чего всегда можно было перекредитоваться. Тут примером для остальных все последние годы были флагманы госбизнеса – «Роснефть» и «Газпром», изо всех сил скупающие активы с помощью занятых на международном рынке гигантских сумм. И следующий этап кризиса, опасаются в правительстве, может произойти в конце этого – начале следующего года, когда у «Роснефти» и «Газпрома» случится пик платежей по внешнему долгу.
Одновременно цена на нефть упала за последние два месяца больше чем на $40 – со $141 за баррель на пике стоимости до $89 в минувший вторник. А это уже не так далеко от так называемой цены отсечения – $70, цены нефти, на которой построен бюджет и все государственные расходы. Упади цена нефти ниже этой цифры – и правительству ничего не останется, кроме как сокращать расходы. И тогда на фоне увеличения стоимости жизни государство начнет сворачивать социальные программы. «60% населения выпадут [в этом случае] из потребительского бума, – фантазирует кремлевский чиновник, – и мы вернемся в 1991 год».

Рейтинг
( Пока оценок нет )
webnewsite.ru / автор статьи
Загрузка ...

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: