Тушечное мясо

В феврале 2006 г. Дмитрий Медведев был еще преемником – первым вице-премьером – и курировал нацпроекты. Аграрный нацпроект занес его в деревню Глушни Псковской области на образцово-показательную ферму Виктора Бабиева. Фермер-передовик Бабиев как раз одним из первых взял по нацпроекту льготный кредит на свиней у Россельхозбанка – 300 тыс. руб. Бабиев пригласил Медведева заехать через год, когда он возьмет еще один кредит – уже на 400 тыс. руб. – и развернет на полную катушку свиное дело. Но возвращаться к фермеру преемнику было незачем: через год тот закрыл свою убыточную свиноферму и переключился на молоко. «Со свиньями у меня не пошло», – пояснил он Newsweek.
 В сентябре 2006 г. на рынке свинины разразился серьезный кризис перепроизводства. За полгода дешевые кредиты обрушили цены на свинину – с 60 до 40–30 руб. – покупателю хорошо, а фермеры стали разоряться. Мешали мировые конкуренты и контрабанда свинины из Китая. «Такую дрянь везут и в таких количествах!» – переживал преемник Медведев. Поток контрабанды тогда перекрыли. Теперь, после грузинской войны, Россия прикрывает мясные рынки для скотопромышленников из недружественных Америки и Европы.
Пока дипломаты и эксперты подыскивают определения международному кризису вокруг Осетии и Абхазии, Россия и Запад втянулись в настоящую торговую войну. Да, санкций не будет, но бывшие партнеры пытаются как можно больнее ущемить друг друга. В конце минувшей недели Вашингтон вышел из договора по мирному атому, закрыв доступ на свой рынок урана российским производителям. Москва сокращает квоты на ввоз американской курятины и планирует урезать долю европейцев на российском рынке свинины. «Мы вложили в деревню средства, каких она никогда не видела. А результаты пойдут псу под хвост!» – еще год назад возмущался преемник Медведев. И правда, за эти годы государство инвестировало в село огромные деньги и в любом случае собиралось выдавливать иностранцев с родного рынка. Война в Грузии тут просто пришлась очень кстати.
 БЕЗ ПЕЛЬМЕНЕЙ
Свиней одну за другой заталкивают в оцинкованный бокс. Бокс очень узкий, не развернешься, а в конце стоит забойщик со специальными щипцами в руках. Ими обхватывают голову животного и пускают разряд. Следующие в очереди уже не визжат, а кричат в голос. Свинья падает и через боковую калитку выкатывается на площадку. Лежа на боку, она перебирает ногами. «Они уже ничего не чувствуют, все движения рефлекторны», – комментирует главный технолог бойни. Другой забойщик ножом перерезает полугодовалой свинье яремную вену. Именно в полгода свинья нагуливает свои оптимальные два сантиметра сала. Оттого и разорялись крестьяне осенью 2006 г. – купили поросят весной и дружно забили через полгода после старта нацпроекта.
Источник Newsweek в правительстве, знакомый с ходом подготовки решений по свинине, говорит, что сегодня Минсельхоз предлагает два варианта. Мягкий – плавное, начиная с 5%, снижение квот. К таким санкциям европейцы могут успеть подготовиться и уйти на другие рынки. И жесткий – отмена странового квотирования. Это уже серьезно. У каждой страны-поставщика своя квота на российском рынке свиного мяса, и половину импорта сегодня контролирует ЕС.
Если такое страновое квотирование отменить, то за эти квоты начнется свободная конкуренция, и европейцев, уверены игроки рынка, просто сметут мясники из Латинской Америки с их дешевой свининой. Так что с отменой странового квотирования Европу накажут в любом случае. А российские свиноводы особо не выиграют, если не считать того, что Россия получит куда более удобного бизнес-партнера. С латиноамериканцами легче: санитарный запрет на ввоз польского мяса в 2006 г. спровоцировал целый политический кризис между Россией и Евросоюзом. В результате так и не был подписан новый договор между Россией и ЕС. А Аргентина с Бразилией привычно терпят уже много лет. Время от времени Россельхознадзор просто запрещает ввозить в Россию свинину из половины провинций Бразилии или Аргентины.
Да и возможное снижение квоты на 5% – это немного. На самом деле государство просто не может сегодня резко снизить потоки свиного импорта. Есть риск остаться и без пельменей, и без колбасы. Общий объем квоты на импорт свинины в 2008 г. – почти 500 000 тонн. Это 6% съедаемого в России мяса. Еще около 150 000 тонн ежегодно ввозятся в Россию сверх квот по более высоким импортным пошлинам. Пока этот объем год от года даже растет, закрывая потребности мясных комбинатов в качественном мясе. «Мы вынуждены закупать импортное сырье», – говорит Елена Шелкопляс, глава финансово-экономического департамента ЗАО «Дымовские колбасы». Отечественное не подходит по технологическим причинам: современная техника не принимает свиные туши, забитые на устаревших советских бойнях. «Русская свинья в станок не лезет», – еще проще формулирует проблему владелец одного из пельменных заводов.
И не только бойни устарели, еще и отечественная свинья неправильная, отмечает руководитель исполкома Национальной мясной ассоциации Сергей Юшин. Примерно половину российских свиней кое-как выращивают крестьяне на своих фермах – в отличие от крупных промышленников, ни о специальных методиках кормления, ни о ветеринарном уходе они не слышали. «Вот это, – Юшин показывает на два огромных тома, – краткий справочник американского свиновода. Краткий! Наши производители и брошюрки не читали». И Роспотребнадзор проявляет недовольство российской свининой в среднем в два раза чаще, чем импортной (см. график).
Мясокомбинаты строят современные бойни, пытаются наладить производство свиней своими силами. Например, «Дымов» запускает производство в Краснодарском крае: сегодня это 20 000 голов, через год будет 50 000, а в перспективе – 100 000. Но и этого «Дымову» не хватит на свои собственные колбасы. И переработчики в ужасе делятся слухами, что импорт снизят не на 5%, а на десятки процентов: как они будут тогда работать?
 СПАСЕНИЕ ОТ ИНФЛЯЦИИ
Пока Минсельхоз думал, что делать с европейской свининой, за американскую курятину взялся лично Владимир Путин: «По-моему, там еще какие-то вещества, типа мышьяка. Я не знаю… ничего общего с политикой», – объяснял премьер в недавнем интервью CNN. На самом деле «ножки Буша» без всякой политики и мышьяка были приговорены Минсельхозом еще в мае этого года, подтверждает источник в правительстве. Мышьяк – это только повод. В отличие от свинины, которая бывает разного качества, выращенная по современной технологии курятина вся одинаковая, и стоит подвинуть американцев – их место тут же займут российские птицеводы. И сокращение квот они пробивают уже два года.
В российском птицеводстве уже второй год «золотой век», утверждает председатель совета директоров «Моссельпрома» сенатор Сергей Лисовский, один из крупнейших игроков и лоббистов на рынке птичьего мяса. Производство птицы растет ударными темпами: с 2,25 млн до 2,62 млн тонн за последний год, – и необходимости в импортной курице больше нет, прямо формулирует Лисовский. И напоминает, что курятина «спасает российских граждан от инфляции» – практически не дорожает. По данным Национальной мясной ассоциации, за год цена на российские бройлеры увеличилась на 6% – до 68 руб. за килограмм. Это ничто на фоне роста цен в промышленности (более 30%) или увеличения цен на ту же свинину: 24–50% за год в зависимости от части туши.
Лисовский просит сократить квоты вдвое – на 600 000 тонн. И понятно почему. Производство куриного мяса на глазах становится нерентабельным: цены поднимать трудно из-за тех же американских конкурентов, а объемы продаж достигли максимума. На некоторых российских птицефабриках себестоимость производства курятины достигает 70 руб. за килограмм, а уже готовые «ножки Буша» в России продаются на 15 руб. дешевле. Так что та самая инфляция, от которой спасает российская курятина – точнее, не сама курятина, а конкуренция с дешевым импортом, – изо всех сил подталкивает Лисовского и других птицеводов к расширению своей доли на рынке.
Впрочем, правительство не готово удовлетворить все аппетиты отраслевых лоббистов. За мышьяк и «какие-то вещества» Россельхознадзор наказал сначала 19, а затем еще 29 американских фабрик. Это примерно 10% от общего числа американских поставщиков. А Минсельхоз со следующего года сокращает импорт курятины на 200 000 тонн. Это втрое меньше, чем просит Лисовский, но все же довольно много – 16% от прежнего объема.
Так что даже после полного разрыва с США из-за Грузии российское правительство продолжает лавировать между отраслевыми и социальными интересами. В правительстве не могут не понимать, что резкое вытеснение дешевой американской курятины с российского рынка взвинтит цены на этот пока общедоступный продукт и обернется политическими проблемами.
Как растут цены от сокращения импорта, хоть нелегального, хоть легального, хорошо видно на примере той же свинины. Дмитрий Медведев не зря сердился по поводу «больших количеств» ввозимой в Россию «дряни». В 2006 г. в Россию через Дальний Восток незаконно ввезли 200 000 тонн китайской свинины – примерно треть легального импорта, или около 5 кг на каждую российскую семью. То ли Москва действительно прикрыла дыру на дальневосточной таможне, то ли, как говорят мясники, дело в прокатившейся по Китаю эпидемии африканской чумки, которая выкосила едва ли не половину китайского поголовья. Но так или иначе китайская свинина пропала, и за год закупочная цена на свинину выросла почти на треть. За подъем отечественного свиноводства заплатил потребитель.
Повторение такого сценария вполне реально и с курицей. Причем отечественные производители не выиграют: «С исчезновением дешевых окорочков беднейшие слои населения станут больше есть картошки и хлеба», – предостерегает гендиректор группы компаний «Агрика» (крупный импортер мяса) Дмитрий Колокатов. Тем временем Россельхознадзор объявил о претензиях к европейским производителям овощей. К тотальной торговой войне с Западом по продуктам питания Россия как следует подготовиться не успела, но аппетиты растут у всех.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
webnewsite.ru / автор статьи
Загрузка ...

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: