Труба имени Ходорковского

Главная стройка путинской эпохи не нравится экологам—труба стоимостью $11 млрд должна пройти недалеко от Байкала, а в конечном пункте—в бухте Перевозная—могут погибнуть все леопарды. Но Владимир Путин велел экологам прекратить истерику. Какие уж тут претензии, когда мы выходим на стратегически важный топливный рынок Азии, пояснил президент. Он назвал проект подзабытым словом «народно-хозяйственный» и сопоставил его по значению с БАМом. Действительно. Очень похоже на ударную брежневскую стройку.


Проект великой китайской трубы придумал Михаил Ходорковский. Он хотел построить свой собственный нефтепровод в Китай, освободившись разом от государственной монополии на трубопроводы и от зависимости от европейских покупателей. Ничто не предвещало беды—лоббисты ЮКОСа тихо работали с чиновниками, чтобы «пробить» проект. Но в конце концов идея Ходорковского, похоже, стала одной из причин его конфликта с окружением президента. Нынче олигарх в тюрьме, а это самое окружение будет строить трубопровод, чтобы качать в Азию нефть с бывших месторождений ЮКОСа.


Теперь это путинский проект века—самый длинный в мире нефтепровод. Символично, что пройдет он в тех же местах, что и брежневский БАМ. Как и в случае с БАМом, коммерческая выгода великой стройки туманна. Эксперты сомневаются, что восточносибирской нефти хватит всем желающим. Так что грандиозный нефтепровод вряд ли когда-нибудь будет полностью заполнен. Но хоть людям на Дальнем Востоке будет чем заняться—они уже осаждают пункты приема на стройку. Хотя и боятся, что приедут какие-нибудь студенты-добровольцы с «большой земли» и отнимут у них работу.


«Транснефть» уже заказала первую партию труб и назвала время начала строительства—декабрь. Но несмотря на то что правительство утвердило маршрут нефтепровода (Тайшет–Сковородино–бухта Перевозная), никто по-прежнему не знает, куда труба выведет на самом деле.


Определились только с первым этапом строительства—к 2008 г. от Тайшета в Иркутской области до Сковородино в Амурской должны построить трубу мощностью 30 млн т нефти в год. А дальше—лес густой: то ли обслуживать китайцев, как и собирался Ходорковский, то ли все же тянуть трубу до Тихого океана, где нефть будут забирать танкеры японцев. И тем и другим обещано, что они—самые желанные для нас покупатели. «Первое время нефть из Сковородино будут возить по железной дороге, а затем, видимо, доведут трубу до бухты Перевозная»,—неуверенно предполагает источник в Минпромэнерго. То есть, получается, к японцам. «Мы построим. Но пока еще рано о чем-то говорить конкретно»,—еще менее уверенно говорит вице-президент «Транснефти» Сергей Григорьев. Строить оба маршрута сразу—до океана и ответвление на Китай—невыгодно.


НЕФТЯНАЯ ЛИХОРАДКА


Но жителям города Сковородино уже точно повезло—через их город труба пройдет в любом случае, а значит, они будут жить в столице «нового БАМа». Сковородино—это 9000 человек в 800 км на восток по железной дороге от Благовещенска. Железной дорогой здесь и живут. На станции зарплаты до 15 000 руб., а больше работать в городе негде. Правда, и тратить деньги особо не на что—нет ни ресторанов, ни казино, ни кинотеатров; Дом культуры, где раньше собиралась молодежь, недавно сгорел, а на его месте хотят построить церковь.


Дома в городе разваливаются даже на центральной улице. Только станция и выглядит прилично, а так город украшают исключительно памятники советской эпохи и черемуховые заросли. По СССР сковородинцы тоскуют безмерно—тогда и железнодорожный узел их был более востребованным, и народу в городе жило чуть ли не в два раза больше. Официально безработица в городе и районе небольшая—всего 2%, однако на самом деле большинство безработных просто не стоит на учете, перебиваясь халтурой.


Но, слава Путину с Ходорковским, скоро все изменится. Будет труба, а через станцию будет проезжать по десять составов в день, по 43 200 т нефти в каждом. Сковородинцы надеются получить от трубы свое. Ждали долго, и вот, наконец, в июне компания «Транссибнефть» («дочка» «Транснефти») начала распространять в Сковородино анкеты для набора рабочих, а в середине июля открыла общественную приемную, куда каждый может прийти, высказать свое мнение о будущем нефтепроводе и оставить данные для кадрового отдела. Сотрудники приемной говорят, что на экологическую сторону проекта посетителям наплевать—всех интересует только трудоустройство. Средняя зарплата квалифицированного рабочего с учетом региональных надбавок составит 19 000–23 000 руб. Для рабочих «Транссибнефть» обещает построить между Сковородино и поселком Большой Невер, где будут нефтеналивные базы емкостью 420 000 т, городок для рабочих и даже разбить парк.


Народ в центре занятости толпится с утра и до вечера, ожидая вакансий. От скуки читают плакаты на стенах. «Если на собеседовании вам предлагают кофе, уместнее будет отказаться…»—написано в инструкции «Как произвести благоприятное впечатление на работодателя». Кофе, однако, не предлагают, а вакансии пока есть только на руднике да в магазинах.


В приемной «Транссибнефти» кофе тоже нет, да и благоприятное впечатление здесь произвести сложно—отбирают жестко, хотя на нефтепровод и требуются люди 35 специальностей. В числе первых в приемную пришел 51-летний сварщик Николай Мишин. «Жалко только, что так долго ждать еще»,—сетует он. Раньше он работал на строительстве автотрассы Чита–Хабаровск. Она еще не достроена, но ее недавно торжественно открыл сам президент. Открыл—значит, стройка закончена, так что зарплату строителям в последнее время задерживают. Здесь хоть поначалу платить будут исправно, уверен он.


Безработные молодые сковородинцы Сергей Перегоедов и Евгений Зверев во вторник среди дня пьют пиво у детской спортивной школы. 24-летний Зверев тоже хотел устроиться на нефтепровод хоть кем-нибудь и заходил в приемную «Транссибнефти». После окончания школы он отслужил в армии, работал газосварщиком, обслуживающим вагоны,—вроде бы по всем показателям подходит.


На собеседовании Евгений произвел не слишком благоприятное впечатление—по словам сотрудников «Транссибнефти», от него пахло перегаром. Не взяли—вот они и решили залить горе пивом. Приятелю Зверева 30 лет, после школы он хотел быть учителем истории, уезжал поступать, но провалил экзамены и остался в Сковородино работать в спортивной школе. После того как «отшили» его приятеля, он в светлое нефтяное будущее уже не верит: «И зачем нефтепровод здесь нужен? Бабки-то будут, только не про нас. В карман чей-то потекут. Как обычно, в общем». Он по-своему прав. Скоро сюда поедут со всей Сибири, а может, и со всей России. Сотрудники «Транссибнефти» не очень довольны потенциальными кадрами, но данные прилежно собирают обо всех.


А вот у местных чиновников—наполеоновские планы. Недавно избранный глава Сковородинского района Анатолий Гайнутдинов уже знает, как распорядится нефтяными деньгами: он собирается построить солнечную и ветряную электростанции, для чего заказал исследование одному дальневосточному ученому. Благо солнце в Сковородино светит 250 дней в году, а ветер почти всегда дует сильный—вокруг степь, а сам город находится на возвышенности. У мэра города Татьяны Конюшихиной свои планы—говорит, что важней построить в городе нормальные дороги и разобраться с уличным освещением. «Сейчас у меня станция относится к первому классу, а будет внеклассная! Сейчас заместитель один, а будет много»,—предвосхищая повышение, мечтает и. о. начальника станции Сковородино Сергей Бородин.


Директор местного техникума Олег Емельянов надеется, что «Транснефть» будет регулярно давать деньги на воспитание местных специалистов—вроде кто-то из нефтяных начальников даже сказал: возить инженеров издалека вахтовым методом дорого. Пока в техникуме можно выучиться только на водителя автомобиля, вагоноремонтника и заочно на юриста или экономиста. «Получили лицензию на водителя вездехода, но вездеход никак не можем купить»,—жалуется Емельянов. Но со следующего учебного года все должно измениться—под руководством Емельянова откроется филиал Томского университета, где будут готовить инженеров для работы на нефтепроводе.


ТРУБА ДО ТЮРЬМЫ ДОВЕДЕТ


Если сковородинцы так азартно делят шкуру неубитого медведя, то что уж говорить о нефтяниках. Предварительно строительство обеих частей нефтепровода обойдется в $11,5 млрд (первая очередь будет стоить около $6 млрд), а тариф на прокачку нефти будет около $50 за тонну—гораздо выше среднего, но это только подогревает аппетиты нефтяных компаний. «Проект дорогой, денег много, желающих управлять ими тоже,—говорит аналитик агентства Fearnleys Михаил Перфилов.—Поэтому так долго идет обсуждение, проводятся общественные слушания, экспертизы и прочее».


Борьба идет на двух уровнях: международном (здесь сражаются потенциальные потребители нашей нефти—Китай и Япония) и московском, где сошлись потенциальные поставщики нефти.


Все началось в 1999 г., когда ЮКОС, получив лицензии на разработку месторождений Восточной Сибири и заручившись поддержкой китайцев, предложил построить нефтепровод от Ангарска в Иркутской области до китайского Дацина. При этом ЮКОС хотел быть основным собственником российской части нефтепровода. Ходорковский пролоббировал проект в правительстве и добился того, чтобы он вошел в программу развития КНР—главный документ китайского госплана. В течение 25 лет китайская госкомпания CNPCобязалась купить в России 700 млн т нефти.


Однако у Ходорковского не получилось довести дело до конца. Сначала его атаковала Япония. По ее просьбе в дело вмешалась «Транснефть»—впрочем, у нее были на то и собственные причины: она остается нефтепроводным монополистом и вовсе не хочет расставаться с этим статусом.


«Транснефть» заявила, что единственный потребитель нефти—это ненадежно, а потому трубу нужно тянуть до порта на Тихом океане, где нефть будут забирать танкеры разных стран. «Единственным партнером был Китай, а кто сидит на задвижке трубы, тот и диктует условия. Китайцы в случае чего могли перестать покупать нефть»,—объясняет глава Российско-китайского центра торгово-экономического сотрудничества Сергей Санакоев. Однако дело было явно не только в геополитике—в Кремле уже решили судьбу ЮКОСа, а потому его проекты заворачивали с порога. В сентябре 2002 г. маршрут Ангарск–Дацин отвергло Минприроды из-за его опасной близости к Байкалу. Через год Ходорковский был арестован—как раз по пути на Дальний Восток.


В марте 2003 г. правительство, учтя предложения «Транснефти», утвердило новый вариант восточного маршрута: Тайшет–Находка, с ответвлением на Дацин—чтобы китайцам было не так обидно. Однако этот маршрут забраковало Минприроды, а вместо него появился нынешний—такой, что явно не выгоден ни японцам, ни китайцам, ни нам самим.


«Мы поразительное государство, всех умудрились обидеть»,—говорит Сергей Санакоев. На последних переговорах Владимира Путина с председателем КНР Ху Цзиньтао в начале июня китайцы продолжали настаивать на ветке в Дацин, рассказывает Санакоев. Но не услышали в ответ ничего определенного. Правда, потом Путин заявил, что основным партнером России в восточном проекте все же будет Китай.


Но японцы, которые обещали инвестировать в строительство нефтепровода $13 млрд, не теряют надежды. «По моим сведениям, окончательное решение о том, куда пойдет труба, еще не принято,—говорит Кодзи Танами, замгендиректора Японского банка международного сотрудничества.—В любом случае японские компании обязательно будут участвовать в проектах, связанных с этим нефтепроводом, если они будут реалистичными». Реалистичными—это значит без трубы в Китай. На всех-то нефти не хватит.


Оценки общих запасов Восточной Сибири, по словам нефтяного аналитика «Тройки-Диалог» Валерия Нестерова, отличаются на порядок—от 1 млрд до 10 млрд т. «Пока неизвестно, сколько там на самом деле нефти, об экономической целесообразности проекта говорить не имеет смысла»,—считает Нестеров. В любом случае на разведку и разработку нужны огромные средства. Директор Института геологии нефти и газа Сибирского отделения РАН Алексей Конторович посчитал: чтобы добывать в Восточной Сибири 80 млн т нефти в год, необходимо до 2020 г. вложить $15 млрд.


Несмотря на это, желающих продолжить дело, начатое Ходорковским, хоть отбавляй. «Есть по крайней мере три компании, которые могут претендовать на доступ к трубе—это “Роснефть”, “Газпром” и “Сургутнефтегаз”. Все они близки к Кремлю, и между ними есть своеобразная конкуренция. Есть еще ТНК–BP, но у нее шансов поменьше»,—считает Михаил Перфилов.


Но, похоже, фаворит восточной гонки уже определился—это «наследник» ЮКОСа «Роснефть». У «Роснефти» уже есть лицензия на крупное месторождение Восточной Сибири—Ванкорское. Теперь правительство предлагает ему заняться простаивающими сейчас владениями ЮКОСа в Эвенкии. Этого хватит, чтобы стать главным российским поставщиком на тихоокеанский рынок. «Конечно, добычей не прочь были бы заняться сами китайцы и японцы, которые не хотят, чтобы их обеспеченность нефтью зависела от того, посадят ли какого-нибудь очередного олигарха или нет. Но мы их не хотим пускать к себе, боимся»,—объясняет Перфилов. Так что азиатам опять придется рисковать своими миллиардами.


 


 


 

Рейтинг
( Пока оценок нет )
webnewsite.ru / автор статьи
Загрузка ...

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: