Тихий миллиардер

 

Озерный край

Дэниел Людвиг, родившийся в 1897 г. в небольшом городке Саут-Хейвен в Мичигане, был единственным ребенком брокера по недвижимости, человека обеспеченного, но не богатого. Дэниел вырос на озере, его дяди и дедушка управляли судами, ходившими по Великим озерам, и неудивительно, что мальчик с детства интересовался судоходством. В 9 лет будущий судопромышленник нашел у берега брошенный дизельный катер, выкупил его у владельца за $75, заработанных продажей попкорна и чисткой обуви, потратил всю зиму на ремонт и уже следующим летом заработал на аренде плавсредства $150.

Когда Дэниелу исполнилось 15, родители развелись, и сын уехал с отцом в Порт-Артур (Техас). В этом очередном городе на озере Дэн решил, что с него достаточно образования, бросил школу и начал работать в порту – торговать запчастями для судов, ремонтировать и сдавать в аренду катера и яхты. Затем молодой человек нашел более-менее стабильное место механика на заводе корабельных двигателей и начал в качестве представителя предприятия разъезжать по округу и стране. Вскоре у него уже имелась обширная клиентская база частных заказов. И это была последняя работа Дэниела Людвига по найму.

В 19 лет он открыл собственное дело, заняв у отца $5000 и купив на них колесный пароход, затем переделанный в баржу и сданный в аренду. На доходы от нее Людвиг приобрел еще несколько старых судов для транспортировки кормовой патоки и даже, по слухам, рома во времена сухого закона. Но бизнес не был стабильным: прибыль сменялась убытками, некоторые сделки прогорали, предприятие не раз оказывалось на грани банкротства. В 1926 г. проблемы обострились после аварии на танкере из флота Людвига, когда в трюме взорвался бензин, два человека погибли, а сам он сильно повредил спину (эта травма давала о себе знать всю последующую жизнь).

 

Империя в кредит

Так продолжалось несколько лет. Каждая следующая ссуда исправно выплачивалась, поднимая кредитный рейтинг заемщика, и вскоре деньги за аренду танкеров потекли в карман самого Людвига, пошедшего еще дальше в развитии этой финансовой стратегии. Его новая идея заключалась в получении займа на пока не построенный корабль. Еще до спуска судна на воду Людвиг находил на него клиента и приходил в банк за деньгами на постройку корабля, уже размахивая контрактом на его аренду. Контракт и являлся гарантией кредита. По той же схеме аренда вначале “закрывала” кредит, а затем компания Людвига начинала сама получать доход с судна, в постройку которого предприниматель не вложил ни цента собственного капитала. Кроме того, теперь вместо того, чтобы арендовать доки и верфи, Дэниел Людвиг начал строить собственные, на те же заемные деньги.
Во время Второй мировой войны его небольшая судостроительная фирма процветала, поскольку главным клиентом было правительство США, заказывавшее постройку нефтяных танкеров, большинство из которых вернулось к Людвигу в конце 1940-х, сделав его владельцем пятого по величине в мире танкерного флота.

 

Никаких акционеров

В период послевоенного экономического бума в США Дэниел вознамерился расширять бизнес по постройке танкеров, однако в его собственной стране это было тогда менее выгодно из-за высокой оплаты труда, дороговизны материалов и больших налогов. В государствах, войну проигравших, ситуация складывалась противоположная.

В 1951 г. Людвиг нашел прекрасный вариант аренды для строительства танкеров в японском морском порту Куре, в префектуре Хиросима. Верфь императорского флота Японии к тому времени была закрыта, тысячи людей сидели без работы, регион страдал от экономической депрессии. С другой стороны, правительство, опасаясь, что закрытую верфь превратят в военную базу американцы, было радо возможности сдать порт в аренду за разумные деньги пусть даже и американцу, но частному лицу. Собственно, японцы сами предложили Людвигу долгосрочную аренду на крайне выгодных условиях, предоставили налоговые льготы и дешевую сталь.
Здесь Дэниел начал строить супертанкеры водоизмещением в 100 000 тонн. В то время это был и технологический прорыв, и решение, актуальное с точки зрения бизнеса, поскольку из-за Суэцкого кризиса возникла необходимость именно в таких судах для транспортировки ближневосточной нефти длинным путем – через мыс Доброй Надежды. Мировой экономике также нужны были суда для перевозки железной руды, соли и других грузов.

С середины 1950-х, уже в статусе одного из богатейших судовладельцев мира, Людвиг начал расширять сферу деятельности. В 1954 г. в мексиканской части Калифорнии он основал компанию Exportadora de Sal, SA, ставшую крупнейшим в мире производителем соли. Его соляные копи снабжали солью всю Японию, и когда в 1973 г. пошли слухи о планах мексиканских властей национализировать производство, Людвиг продал его за $50 млн корпорации Mitsubishi (зачем ей это было нужно, неизвестно), но сохранил за собой право на транспортировку соли на своих судах.

Среди других предприятий бизнесмена – угольные шахты United Pocahontas в Западной Вирджинии, Австралии (половина шахт продана в 1976 г. British Petroleum за $200 млн), финансовые и страховые компании в той же Австралии и внушительная коллекция отелей на Бермудах, Багамах, в Сан-Франциско, Акапулько… Владел всем этим богатством Людвиг единолично. Идея акционерного участия его не прельщала никогда.

 

Много диких обезьян…

Не все, к чему прикасался Дэниел Людвиг, превращалось в золото. Он потерял деньги на судостроительном проекте на Бермудах, поздно обнаружив, что коралловый грунт не выдержит веса огромных танкеров, которые он собирался там закладывать. Девелоперские планы во Флориде были расстроены защитниками окружающей среды. Идея прокладки нефтепровода рядом с Панамским каналом тоже сорвалась. Но все это цветочки по сравнению с фиаско в Бразилии.
В 1967 г. Людвиг заплатил $3 млн группе бразильских землевладельцев за участок амазонских джунглей, по площади превосходивший штат Коннектикут. Он собирался вырубить около 3 млн акров тропического леса, а на освободившихся площадях высадить быстрорастущие породы деревьев, которые стали бы источником древесины, а также разбить рисовые плантации, основать фермерские хозяйства и вести добычу полезных ископаемых.

Людвиг разровнял землю десятками специальных бульдозеров по $250 000 каждый, но эти машины, как оказалось, разрушали чувствительную амазонскую почву. Импортированные деревья тоже не хотели приживаться. Ко всему прочему нежелание миллиардера общаться с журналистами и удаленность участка породили множество слухов. Проект Людвига изо всех сил старались расшатать и местные политики, коих американец обычно обходил, решая все вопросы с центральными властями. Экологи, озабоченные уничтожением амазонских джунглей, тоже били тревогу.

Все же Людвиг построил несколько производств и городок Монте-Доурадо, где в начале 1980-х жили уже около 30 000 человек, со своими бунгало и городскими домами, больницей и даже железной дорогой длиной в 43 мили. Общий объем инвестиций в производство и инфраструктуру составлял порядка $1,15 млрд. Однако в 1982 г. миллиардер устал бороться с бюрократией, коррупцией и сопротивлением амазонской почвы и решил продать проект консорциуму с участием Banco do Brazil и одного местного промышленника за $280 млн. Впрочем, официальной причиной отказа Людвига от продолжения работы стало ухудшение состояния его здоровья.

Конечно, и после краха бразильского начинания Дэниел оставался миллиардером. При этом тратить деньги на себя он не умел и не стремился к этому. Он часто летал экономклассом, а один плащ мог носить десятки лет. В 1957 г. Людвиг дал единственное в жизни интервью журналу Fortune, который написал: “Очень любя свою работу, мистер Людвиг не может получить удовольствие ни от чего другого. Он постоянно считает калории и носит с собой книгу о диете. Любит мартини, но перешел на пахту и газировку. Его единственной вредной привычкой является работа”. Дэниел Людвиг умер от сердечной недостаточности, и большая часть его состояния по завещанию перешла основанным им организациям по исследованиям рака в Цюрихе и Нью-Йорке.


Рейтинг
( Пока оценок нет )
webnewsite.ru / автор статьи
Загрузка ...

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: