3д очки

Технологии получения стереоизображения

Чуть более двух лет назад в мире кинотехнологий царили радостная активность и непробиваемый оптимизм.

Сборы “Аватара” взяли немыслимую высоту, киностудии зарядили в свои роуд-мапы на ближайшую пятилетку целую обойму проектов в 3D, а производители оборудования для 3D-кинотеатров в спешном порядке пересаживались с BMW и “Фольксвагена” на Bentley и Ferrari, потому что деньги реально уже было некуда девать. За горизонтом всего, у чего была приставка 3D, маячила приставка $, и все, кто имел отношение к 3D, жили в ментальном состоянии “ну теперь-то заживем!” Однако два с половиной года спустя наступило то, что должно было наступить: скучная реальность, в которой для 3D место, конечно, есть, но далеко не всегда и не везде.

Аватар обманул

Иными словами, никто не стал делать для каждого фильма 3D-версию, а многие 3D-фильмы, не успевшие попасть под благодатную раздачу ошалелого пользовательского интереса, наблюдавшуюся в первые полгода после премьеры “Аватара”, оказались в глубоком минусе, как и предсказывали аналитики в 2009 году. Для владельцев киносетей наступают не самые приятные времена: “долгие” инвестиции в закупку оборудования для трехмерного кинопоказа еще не окупились, а волшебный эффект новизны, который в состоянии дать прибыль с самого последнего куска… кинопленки (лишь бы он был трехмерным), уже прошел – теперь пора изворачиваться и отбивать их всеми возможными и невозможными способами.

В чем заключается исчезновение эффекта новизны: люди в кинотеатрах больше не жертвуют “плоскими” сеансами ради трехмерных. Нет 3D-фильма в подходящее время – и не надо, можно сходить на другой – “плоский” и потенциально более интересный и качественный. В связи с падением спроса на 3D-фильмы кинопрокатчики закономерно снижают стоимость билета – пятидесятипроцентную надбавку на цену за билет на трехмерный сеанс, как это было в период с декабря 2009 и почти весь 2010 год, уже не всегда и встретишь. Все чаще билеты на 3D-сеанс стоят столько же, сколько и на обычный. Вряд ли все это признаки деградации столь бурно развивавшегося еще год назад рынка – скорее, закономерный процесс отката, возникший после стремительного взлета.

Однако для драмы в этой ситуации тоже есть место: проблема в том, что даже не в 3D “Аватар” остается весьма качественным, увлекательным и зрелищным кино с большим кассовым потенциалом. А кинокартина “Лучший фильм” даже в 3D остается тем, чем остается. Стереоформат взят на вооружение кинопроизводителями как дополнительное рыночное преимущество над обычными версиями, однако сила позитивного эффекта от этого оружия прямо пропорциональна уровню качества двухмерной версии картины. Как и ожидалось ранее, ряд кинокомпаний, надеявшихся сделать посредственному продукту хороший бокс-офис, неслабо погорели, ведь производство кино в 3D гораздо дороже, чем в обычном формате, и требует гораздо более серьезной отдачи в прокате, чем “обычное” кино.

Впрочем, как мы уже и говорили выше, в ослабевающем интересе к 3D нет практически ничего страшного, просто 3D заняло свою нишу на рынке кинопоказа, обозначились примерные объемы этого рынка, а с ними аналитикам легче делать прогнозы, финансистам легче направлять инвестиции, а продюсерам – легче их находить.

Неясным остается другой вопрос: в 2009 году в киноиндустрии произошел качественный скачок – в отличие от предыдущих подобных мини-революций (появления систем объемного звука, переход на цифровой кинопоказ) 3D-скачок заметили все посетители кинотеатров, а не только ценители. С точки зрения поддержания нужного уровня интереса к кинотеатрам как к увеселительным заведениям – это хорошо. Однако теперь ненасытная публика будет ждать новых технологических прорывов, которых в ближайшую десятилетку не предвидится: голографические системы кинопоказа пока еще остаются за высокими горами.

Производители домашних развлекательных систем, тем временем, не дремлют и наводняют рынок самыми разными решениями, в которых 3D уже адаптировано и поддерживается. Возможно, вслед за 3D-взрывом 2009 года индустрию кинопоказа ожидает спад, подобный тому, какой случился в конце шестидесятых – начале семидесятых, когда публика перестала ходить в кинотеатры в связи с тем, что на рынке появились доступные домашние видеомагнитофоны. Что происходит с 3D сейчас и что будет в будущем – в этом, как всегда, поможет разобраться история.

История тридэ-нашествий

Поскольку то, что называется стереоскопическим кино, или эффект 3D – это, по сути, то, что происходит не в каких-то высокотехнологичных устройствах, а у нас в голове (увидев две похожие, но на самом деле разные картинки, мозг пытается свести их воедино, в результате чего возникает 3D-эффект), добывать 3D-изображение человек научился давно – еще в позапрошлом веке.

В конце 1890-х британский кинематографист-экспериментатор Уильям Фриз-Грин оформил патент на метод производства и демонстрации стереоскопического фильма. Фриз-Грин нашел простейший и очевидный путь: изображение с двух пленок с помощью двух проекторов проецируется на экран так, чтобы кадры почти накладывались друг на друга. Для просмотра кино зритель должен надеть стереоскоп, который совместит изображение для его глаз. Собственно, именно тогда были заложены основы трехмерного кино, хотя изобретение Фриз-Грина так и не обрело широкого распространения из-за дороговизны и громоздкости требовавшегося для работы технологии оборудования.

Далее интерес к 3D только возрастал. Первые эксперименты со стереокино начались в Советском Союзе еще в 20-х годах. Будучи молодым и “передовым” государством, СССР стремился развивать максимально новые технологии. На доведение экспериментальной технологии до “потребительского” состояния у советских киноисследователей ушло около двадцати лет: в 1940 году в малом зале московского кинотеатра “Художественный” состоялся демо-показ картины “Выходной день в Москве”, снятой по анаглифной технологии (кадры для левого и правого глаза имеют разный цвет – красный или синий, соответствующего цвета были линзы очков, которые надевали зрители).

Уже через год после этого, в 1941 году, в Москве открылся первый стереокинотеатр “Москва”. В качестве премьеры был показан фильм Александра Андриевского “Концерт”. Фишка кинотеатра была в том, что изображение в нем можно было смотреть без специальных очков – зал был оснащен специальным экраном с щелевым растором, который создавал нужную иллюзию.

Спустя почти два десятилетия после войны в 1963 году в советском Научно-исследовательском кинофотоинституте разработали систему “Стерео 70” – готовое решение для “безочковых” стереокинотеатров. За эту разработку ее авторы в 1990 году получили “Оскара” в номинации за техническое достижение. Этот же институт в период с 1981 по 1985 годы разработал и довел до состояния экспериментального образца систему демонстрации “голографического” кино, которая предполагала не создание иллюзии в мозгу зрителя, а демонстрацию подлинного объемного изображения, полученного с помощью создания динамичных голограмм. Разработка, впрочем, так и не была доведена до готовности к массовому использованию в связи с известными общественно-политическими событиями.

Советский Союз, смотревший на средства пропаганды с особым интересом, вкладывал немало сил в развитие стереокино и сделал никем не повторенные успехи в этой области. На капиталистическом Западе все было иначе: стерео развивалось с оглядкой на рынок, и потому научные инновации адаптировались медленнее. Тем не менее определенный интерес публики к 3D существовал всегда на протяжении почти всей второй половины двадцатого века.

В период с начала сороковых и примерно по середину пятидесятых в США и Европе регулярно демонстрировались игровые стереофильмы, а в 1953 году в США вышел первый “Аватар” стереоиндустрии – фильм “House of Wax” (“Восковой дом”), который стал первым в истории кино фильмом не только со стереоизображением, но и со звуковой дорожкой, озвученной в стерео. Стереокино даже обрело своих звезд – в частности, актер Винсент Прайс, сыгравший главную роль в “Восковом доме”, был назван королем 3D, поскольку снялся в нескольких стереофильмах.

После “Воскового дома” волна популярности 3D стала спадать. Главной причиной тому стала низкая рентабельность подобных сеансов и сырость технологий. Несмотря на то что Уильям Фриз-Грин не смог продвинуть в массы свое изобретение, кинотеатры, демонстрировавшие стереофильмы в пятидесятых, использовали технологии, работавшие именно по принципам, открытым Фриз-Грином. Стереофильмы демонстрировались с двух проекторов, и киномеханикам необходимо было постоянно следить за тем, чтобы они работали синхронно.

В случае рассинхронизации фильм невозможно было смотреть. Кроме того, имела серьезные ограничения и сама технология демонстрации стереоизображения того времени: нужный эффект могли увидеть только зрители из центральной части зала, а это означало, что у владельцев кинотеатров в случае с трехмерными сеансами было очень мало шансов собрать полный зал. Отсутствие баланса между дороговизной необходимого для работы стерео оборудования и персонала и низкой финансовой отдачей вынудило кинопрокатчиков постепенно отказаться от коммерческого стереокино. Почти на десятилетие оно “прописалось” в узкой нише обучающих фильмов и аттракционов.

Возвращение объемного кино на “большую арену” случилось в шестидесятых с появлением технологии Space-Vision 3D. В сравнении с предыдущими стереотехнологиями у нее было немало преимуществ. Во-первых, для демонстрации фильма не нужно было использовать два проектора. В Space-Vision 3D фильмы печатались друг над другом на одной пленке стандартного размера. Единственное, что нужно было добавить стандартному проектору – это специальную линзу, которая “сводила” два кадра в один “раздвоенный”. Единственным заметным недостатком технологии Space-Vision 3D являлась недостаточно высокая яркость изображения. Первым фильмом, снятым по этой технологии, стал “Пузырь” (“Bubble”) режиссера Арха Оболера.

Space-Vision 3D оказалась настолько удачной технологией, что в следующие 25 лет с ее использованием было снято более 35 фильмов. Однако следует отметить, что хоть 3D и вернулось на большие экраны благодаря Space-Vision 3D, производители картин класса “А” не стремились применять в своих творениях объемную технологию. Большинство из десятков фильмов, снятых для Space-Vision 3D, были либо малобюджетными ужастиками, либо эротикой или даже порнографией.

Тем не менее именно в формате Space-Vision 3D был снят один из самых прибыльных фильмов в истории кино. Бюджет эротической комедии “Стюардессы” составил $100 тыс., а прокат этой картины принес создателям $27 млн (по текущему курсу это $114 млн) только в Северной Америке. При этом ввиду своей “аудиторной” специфики фильм демонстрировался менее чем в 800 кинотеатрах и не относился к жанру семейных картин.

Большие бюджеты пришли в 3D в восьмидесятых, когда появился формат IMAX 3D. С точки зрения технической идеологии этот формат похож на Space-Vision 3D – кадры с левой и правой камеры располагаются на одной пленке (подробнее об этом читайте ниже, в отдельной главке), но не друг над другом, а параллельно. Кроме того, размер самой пленки больше – 70 мм. Увеличенный размер необходим, потому что фильмы IMAX демонстрируются на огромных экранах. В IMAX 3D была решена проблема яркости за счет использования более мощных ламп в проекторе. В Space-Vision 3D, поскольку технология “затачивалась” под оборудование обычных кинотеатров, такое сделать было невозможно.

Первым художественным фильмом, сделанным для IMAX 3D, стала 45-минутная картина “Крылья Отваги”, посвященная Антуану де Сент-Экзюпери. Вслед за “Крыльями” на экранах кинотеатров IMAX стали демонстрироваться трехмерные версии популярных “плоских” фильмов: таких, как третья часть “Пятницы 13-ого”, “Челюсти” и целый ряд других.

Вплоть до 2009 года в индустрии стереокино не происходило ничего значительного: стерео существовало в своей нише – для IMAX регулярно выходили документальные и иногда игровые картины. В обычных кинотеатрах 3D было редкостью – единичные проекты, вроде “Детей Шпионов 3D”, предполагавшие, что зрителям на входе в зал выдают картонные анаглиф-очки с красной и синей линзами, которые они будут надевать во время просмотра строго по команде. Дозированность сеансов с элементами 3D-изображения объяснялась простым несовершенством технологий – больше двадцати минут в анаглифных очках нормальный человек не выдерживает.

В 2003 году Джеймс Кэмерон снял первый полнометражный трехмерный фильм для IMAX – “Призраки Бездны”. Фильм был снят с помощью разработанной им же в соавторстве с оператором Винсом Пейсом системы цифровых стереокамер Reality Camera System. Эта система впоследствии использовалась и в других проектах: “Пришельцы из Глубин IMAX” (2005), “Приключения Шаркбоя и Лавы в 3D” (2005) и других.

Цифровые технологии позволили добиться более высокого качества стереоизображения – при использовании старых технологий создание стереоэффекта осуществлялось прямо во время съемок и после не поддавалось никаким изменениям – было бы слишком дорого переносить стереоматериал с пленки в “цифру” и после этого осуществлять монтаж. Reality Camera System же позволила контролировать глубину и безошибочность стереоэффекта прямо во время съемок, а также усиливать его и исправлять ошибки уже после съемок.

Кэмерон вообще стал локомотивом массового стерео, главным образом потому, что сумел сделать “Аватар” самым успешным фильмом за всю историю существования кинематографа. С этого фильма началось новое нашествие 3D.

По сравнению со всеми другими волнами текущая – самая сильная. Оглядываясь назад, можно легко понять причины этого девятого вала: в пятидесятых 3D было диковинным и дорогим аттракционом, который не смог прижиться в кино из-за “сырости” технологий. Она же не дала 3D попасть на рынок блокбастеров и в последующие десятилетия, максимум – в фильмы класса “Б”. Тормозящим фактором было и то, что для отображения в 3D, по сути, не было контента. Зрители очень быстро насмотрелись на людей и животных, которые передвигались как бы в разных плоскостях. Все изменилось, когда появилась компьютерная графика и зрелищные спецэффекты – люди снова пошли в кинотеатры, потому что там их ждали яркие взрывы и невиданные монстры в 3D.

Фильмы в 3D стало снимать дешевле и легче (особенно если речь идет о трехмерных анимационных картинах). Иными словами, технология повзрослела почти до идеальной коммерческой зрелости, однако сейчас видно, что кое-какие “болезни” у стереокино остались, и они приводят к очередному спаду зрительского интереса.

Болезни и перспективы

Основная болезнь, которая ведет к угасанию пользовательского интереса к стереокино, заключается в том, что, несмотря на технологический прогресс, 3D так и осталось аттракционом. Это возвращает нас к мысли о том, что “Аватар” и не в 3D остается хорошим фильмом. Несмотря на то что разработчики сумели довести технологический уровень стереокино до весьма высокого, это все еще этакая сахарная пудра поверх основного пирога. Иными словами, режиссеры пока не решили вопрос о том, можно ли использовать 3D в качестве кинематографического художественного приема и, если да, то как.

Сейчас существует игровое кино, которое в свою очередь можно условно разделить на коммерческое блокбастерное и некоммерческое. Различаются они обычно тематикой, витиеватостью диалогов и количеством спецэффектов. Вопрос о том, является ли 3D-кино самостоятельным “видом” и коммерческого, и некоммерческого кинематографа, остается открытым. И от его решения зависит будущее объемного кинематографа.

Если выяснится, что выделить отдельный жанр невозможно, если понятие режиссер игровых (не аттракционных) кассовых 3D-фильмов не имеет смысла, то будущее его ясно: еще пару лет, и 3D снова уйдет в подполье, до тех пор, пока не придумают и не внедрят массово технологию “безочкового” кинопоказа (в 2005 году Стивен Спилберг грозился запатентовать нечто подобное, но с тех пор – ни слуху ни духу). До того момента массовый интерес к стереокино в кинотеатре будет угасать: во-первых, потому что наличие 3D не гарантирует, что фильм будет хорошим; во-вторых, потому что на рынке становится все больше домашних решений, способных показывать трехмерную картинку, а зритель – народ ленивый и лучше дождется выхода на Blu-ray или в торрентах, чем поднимет свои части тела и направит их в сторону кинотеатра.

Однако если все же выяснится, что 3D-кино – это действительно отдельный подвид кинематографа со своими не только технологическими, но и художественными правилами, то на этот раз стереокино пришло на массовый рынок навсегда. Сначала мы будем смотреть 3D-шедевры в очках, потом без них, а потом, когда в кинематограф внедрят динамическую голографию, кино станет подлинно трехмерным и, перестав быть “аквариумом”, в котором движутся персонажи, наконец выйдет на эту сторону экрана.

Современные технологии 3D-кинопоказа и как с ними жить

Сегодняшнее 3D совсем не то 3D, на которое смотрели наши деды. Оно более объемное, более качественное и более милосердное к нашим глазам. Однако недостатков у него тоже хватает, и подчас они сулят испорченный киновечер. Перед покупкой билета поинтересуйтесь, по какой технологии демонстрируется стереокино в конкретном кинотеатре.

IMAX 3D

С IMAX 3D все просто: фильмы, снятые по этой технологии, демонстрируются только в кинотеатрах IMAX, а их спутать с каким-то другим кинотеатром довольно сложно. Объемное изображение создается с помощью специальной 3D-камеры с двумя объективами, которые разнесены на расстояние 64 мм (это среднее расстояние между зрачками человека).

Проекторов в кинозалах IMAX 3D тоже два, в них используется поляризационный метод получения стереоизображения: фильтры на проекторах поляризуют изображения для левого и правого глаза соответственно в вертикальной и горизонтальной плоскостях – на экране демонстрируется слегка двоящееся и “рябое” изображение. Однако в зрительских очках установлены похожие фильтры – они “извлекают” из светового потока отдельные изображения для левого и правого глаза. Ну а мозг пытается совместить две картинки в одну, и получается желанный стереоэффект.

Попав в кинотеатр IMAX, нужно помнить две вещи о линейной поляризации: она любит, когда зритель находится прямо напротив экрана, и она не любит, когда зритель наклоняет голову влево или вправо – эффект тут же пропадает. Впрочем, если удастся взять места получше (ближе к центру зала), то этот недостаток будет заметен в меньшей степени. Кроме того, нужно помнить, что старые фильмы для IMAX 3D гораздо более косячные в плане стереоэффекта, чем те, что были сняты с применением цифровых технологий. Впрочем, напороться на старый фильм в IMAX все сложнее – в связи с лавиной стереоконтента, обрушившегося на индустрию после “Аватара”, у руководства IMAX все реже возникает потребность залезть в пыльные закрома.

RealD

Эта технология тоже использует поляризацию, но не линейную, как в IMAX 3D, а круговую. Принцип ее работы схож с IMAX 3D – на экран проецируются две по-разному поляризованные картинки, которые, проходя через очки, формируют в голове нужную иллюзию. Плюсом круговой поляризации является возможность вертеть головой как хочется – эффект не пропадет. Кроме того, технология требует, чтобы кино транслировалось на экран со скоростью не 24, а 72 кадра в секунду – изображение получается гораздо более плавным и четким.

Минусы этого способа кроятся в том, что из-за поляризационных фильтров, установленных перед проектором, половина света не доходит до экрана в зрительном зале, и изображение получается сравнительно тусклым. В российских реалиях этот недостаток усугубляется тем, что владельцы кинотеатров экономят на жутко дорогих лампах для кинопроекторов и ставят менее мощные. Так что если слышали от посетителей какого-то из кинотеатров, что 3D там крутое, но какое-то темное, то лучше сходите в другой – кинотеатром, скорее всего, владеют жадины. Кроме того, по очевидным причинам фильмы с изобилием “темных” сцен (хорроры, например, или космическая фантастика) будут смотреться в RealD хуже, чем в других кинотеатрах.

Dolby 3D

Данная технология используется владельцами кинотеатров, как правило, от бедности, поскольку не требует наличия в кинозале дорогущего экрана с серебряным покрытием (необходим для RealD и IMAX 3D). В проектор перед лампой устанавливают синхронизированный через контроллер вращающийся дисковый фильтр с сегментами, который через кадр формирует изображение для каждого глаза отдельно. Это изображение смешивается через пассивные очки со спектральными стеклами (обычно – очки из тонкого пластика с переливающимися стеклянными линзами).

Качество этой технологии также зависит от мощности лампы, а кроме того, у нее есть так называемый “вечный” недостаток: из-за того, что линзы очков не совсем прозрачны и имеют светло-фиолетовый цвет, о “честной” цветопередаче можно забыть. Теоретически перед показом цветовую палитру самого фильма можно “подтянуть” под особенности восприятия через эти очки. Но есть основания думать, что никто подобным не заморачивается. Может, оно и верно: разница в цветопередаче заметна, только если очень сильно вглядываться. Ну то есть, если сильно вглядеться, то можно увидеть, что Аватар не совсем синий. С этаким уклоном в зелень.

XpanD 3D

Довольно распространенная в кинотеатрах и, пожалуй, самая качественная с потребительской точки зрения технология. Все ее недостатки (связанные главным образом с обслуживанием дорогих затворных очков) ложатся на плечи владельцев кинотеатра. Яркое, насыщенное цветом изображение проецируется на экран с большой скоростью, а прозрачные ЖК-матрицы, установленные в линзы очков, попеременно затемняются. Выходит, что в один момент времени изображение на экране видит только один глаз. И только то изображение, которое для него предназначено (синхронизацию обеспечивают установленные в зале ИК-излучатели и ИК-сенсоры в очках). Мозг за всей этой свистопляской не совсем успевает, думает, что глазам одновременно показывают разные картинки, и пытается свести их в одну – в результате возникает эффект.

Недостатки этого метода можно заметить, если, например, во время сеанса вдруг захочется почесать лоб или переносицу – сенсор, установленный в очках, нельзя заслонять. Кроме того, нежелательно смотреть по сторонам – когда вновь повернете голову в сторону экрана, пару секунд будете видеть мерцание и раздвоенную картинку: чтобы синхронизироваться с происходящим на экране, очкам нужно время.

Ну и еще один риск – нерадивый сотрудник кинотеатра может взять и забыть зарядить именно те очки, которые вам выдадут. Работают они или нет, лучше выяснить до сеанса: как правило, очки активны и до начала показа. Чтобы выяснить это, достаточно посмотреть на какой-нибудь источник света: если видите мерцание, значит все хорошо. Если нет – очки нужно заменить. Субъективно XpanD – самая продуманная из существующих технологий потребления объемного кино. Если в вашем городе есть выбор, куда пойти, и один из вариантов – XpanD, смело его выбирайте. Не прогадаете.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *