Так закалялась сталь

Когда кризис докатился до предприятий, мэр Челябинска Михаил Юревич предложил хитрый план спасения: гарантировать кредиты бизнесу городской недвижимостью. В середине января Челябинский кузнечно-прессовый завод получил от Сбербанка 50 млн рублей. А город для этого заложил десять нежилых помещений. Хитрость в том, что эти помещения уже были арендованы Сбербанком у администрации Челябинска. Поэтому если завод не вернет кредит, здания просто перейдут в собственность банкиров, и на улицу никого не выгонят. Схема мэру понравилась. «Вот прокуратура, например, сидит у нас в хорошем здании. И его можно заложить», – пошутил он недавно.
Подражая федеральному правительству, которое тратит на поддержку экономики триллионы, местные власти по всей стране тоже пытаются хоть чем-то помочь промышленникам. Пока получается так себе: промышленное производство в декабре упало на 10,3%. А в январе, прогнозируют правительственные чиновники, с которыми общался Newsweek, упадет еще больше – на 12% по сравнению с январем 2008 года. «Если мощности загружены хотя бы на треть, как у нас, это уже хорошо», – считает Андрей Кандов, директор компании «Эталон», которая сдает в аренду стройтехнику. Это не только экономическая проблема, но и социальная – работников отправляют в неоплачиваемые отпуска или попросту сокращают. Экономика начнет восстанавливаться уже через несколько месяцев, обнадеживают эксперты. Но эти несколько месяцев тоже надо как-то протянуть. Предприятия пытаются выжить любой ценой.
Борьба за выживание идет не только в России. В Британии мировой экономический кризис поколебал основы основ: люди перестали ходить в пабы. Доходы крупнейшей сети Punch Taverns Plc за считанные недели упали на 12%, а курс акций рухнул до самого низкого уровня в истории. В конкурирующей сети Wetherspoon не стали ждать обвала и запустили «антикризисную программу»: снизили цены на ходовые сорта пива до 99 пенсов за пинту (50 рублей за кружку). И люди потянулись в заведения Wetherspoon: на фоне терпящих бедствие конкурентов сеть очень бойко торгует пивом, и ей даже приходится отбиваться от обвинений в спаивании британского народа. Этот пример как будто взят из учебника экономики. Известное правило: падает спрос – снижай цены.
Так и поступила российская угольная компания «Белон». В конце прошлого года угольщики работали на треть мощности. А в наступившем году снизили цены более чем в 2 раза – со $145 до $65 за тонну. Теперь «Белон» работает со 100-процентной загрузкой.
Другой пример: томские застройщики тоже снизили цены. Квадратный метр в Томске теперь стоит 35 000 рублей. Сразу появились покупатели, крупные компании продают 2–3 квартиры в неделю. Раньше продавали по 15, но и 3 квартиры в неделю во время кризиса – лучше, чем ничего, говорит президент фирмы по производству окон «Томмаркет» Денис Молотков. Его предприятие в январе загружено на 30%, но Молотков и этим доволен: «В декабре стройки были просто заморожены, и заказов поставщикам стеклопакетов не было».
На потребительском рынке снижение цен – залог выживания. Те, кто не умеет проявить гибкость, просто вылетают из торговых сетей. По расчетам Credit Suisse, в ближайшие месяцы «место на полке» потеряет каждый четвертый поставщик крупных магазинов. «Ни в одном западном супермаркете не представлено больше трех брендов молока или растительного масла. А в России в магазине бывает до пары десятков брендов в одной категории. В дискаунтерах ассортимент может сократиться с 5000 до 3500 позиций, в супермаркетах – с 20 000 до 10 000», – объясняет представитель крупнейшей торговой компании Х5 Светлана Витковская.
В крупной алкогольной компании Newsweek рассказали, что критериев отбора три: оборот, цена и – самое главное – какой откат ритейлеру готов предложить поставщик. Например, магазины теперь требуют от поставщиков так называемые ретробонусы, то есть возвращать 10% от стоимости партии товара. Отказаться нельзя – выкинут из сети. Зато тех, кто останется на полках, по расчетам Newsweek, ждет 30-процентный рост продаж – за счет тех, кто все-таки вылетел.
В некоторых компаниях дела идут на поправку и без всякого снижения цен. Спад в металлургии, похоже, уже завершился: растут и цены, и объемы производства. «У нас в ноябре был объем в 400 000 тонн, в декабре – 421 000, а в феврале будет еще больше», – заверили Newsweek на Магнитогорском металлургическом комбинате, который пострадал от кризиса больше, чем конкуренты.
Торговцы металлом подтверждают: спрос на металлопродукцию возвращается. А на дефицитную арматуру, например, спрос стал даже ажиотажным. «В декабре тонна арматуры стоила 14 000 рублей, в январе – уже 19 000. В конце февраля цена достигнет 22 000 рублей», – уверен директор по маркетингу «Брок-Инвест-Сервиса» Леонид Комаровский.
Дефицит металлической продукции он объясняет тем, что многие комбинаты даже в условиях падения спроса смогли заключить экспортные контракты, загрузить существующие мощности и теперь работают на экспорт. «“Евраз Груп” довольно активно экспортирует металл в Иран», – говорит один из игроков рынка. «Евраз» отказался от комментариев. Спрос, возникший на внутреннем рынке, удовлетворить пока сложно: законсервированные осенью мощности по техническим причинам не могут быть введены в оборот раньше февраля.
«Дно у кризиса будет в феврале, может быть, даже в конце января – начале февраля», – говорит источник в экономическом блоке правительства. Чиновник смотрит в будущее с оптимизмом. У него, говорит он, «есть ощущение, что кризис на мировых рынках сырья завершается». Действительно, для России кризис начался, когда упали цены на сырье. Нефть и практически все металлы стремительно дешевели с сентября по декабрь прошлого года. А на прошлой неделе аналитики Citigroup предположили, что обвал закончился: во всяком случае, последние несколько недель цены уже не падают.
Еще одной проблемой мировой экономики, с которой пришлось столкнуться России, стал кризис доверия в мировых финансах. После того как рухнул Lehman Brothers, банки во всем мире перестали доверять друг другу: все копили наличные деньги и никто не хотел давать кредиты даже по самым высоким ставкам. Проведенный Merrill Lynch опрос управляющих капиталом впервые за последние месяцы показал рост оптимизма: игроки начали инвестировать.
Из разных частей света приходят уже не только плохие новости. В Китае замедлились темпы роста, но местные экономисты уверены, что с апреля ВВП снова начнет ускоряться. Немцы высоко оценили антикризисный план Ангелы Меркель, и индекс потребительской уверенности поднялся выше, чем ожидали самые смелые аналитики. В Британии, несмотря на рецессию в экономике, неожиданно выросли розничные продажи.
Потребительская уверенность в Германии и ожидания китайских экономистов к ситуации в России прямого отношения не имеет. Но они влияют на настроения инвесторов, в том числе и российских. И все больше людей постепенно начинают верить, что кризис пошел или вот-вот пойдет на спад. Изменилось настроение и у российских чиновников. «Все плохое, что могло случиться в экономике, либо уже произошло, либо произойдет в течение месяца», – успокаивает собеседник Newsweek в правительстве.

ГАЛЕРЕЯ

Рейтинг
( Пока оценок нет )
webnewsite.ru / автор статьи
Загрузка ...

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: