«Свободу Владимиру Маяковскому!»

Традиционный митинг в защиту тридцать первой статьи Конституции о свободе собраний закончился массовыми задержаниями, но без крови

Организаторы 11-го по счету митинга в защиту тридцать первой статьи российской Конституции, гарантирующей свободы собраний, подали уведомление о намерении провести на Триумфальной площади Москвы очередной митинг 17 августа – спустя несколько дней после того, как столичные власти объявили о закрытии площади для публичных акций из-за начинающегося строительства подземной парковки. Правда, актуального проекта строительства пока не существует,  и ничего, кроме забора из сетки, на площади нет. Раньше столичные власти отказывали оппозиционерам в проведении митинга на Триумфальной под предлогом того, что место уже занято другими акциями: то прокремлевские молодежные организации агитировали сдавать кровь, то городская мотогоночная организация устраивала гонки вокруг памятника Маяковскому. Теперь акция «Стратегии-31» была не согласована из-за стройки, и этого повода для отказа должно хватить надолго. Столичные власти традиционно предложили оппозиции перенести митинг в другое место, организаторы традиционно отказались.

Накануне акции замглавы столичной милиции генерал Вячеслав Козлов пообещал, что милиция, как всегда, будет задерживать участников несанкционированного митинга – сценарии работы милиции и ОМОНа, по словам генерала, отработаны годами. «Те, кто придут туда, или те кукловоды, которые приведут туда людей, видимо, придут для того, чтобы их задержала милиция», – заявил Козлов. Еще за час до заявленного начала митинга на площадь прибыли полтора десятка грузовиков с солдатами внутренних войск и несколько автобусов с ОМОНом, кроме автозаков, приехали и простые ПАЗики – для «удаленных с площади», как выразился Козлов, участников акции. Столько же людей в форме было и на недавней разрешенной акции в защиту Химкинского леса на Пушкинской площади Москвы.

Из-за того, что центр площади обнесен заборами, места для проведения акции осталось немного: пятачок возле гостиницы «Пекин», участок возле одного из зданий Минэкономразвития, площадка у выхода из метро «Маяковская», колоннада Концертного зала имени Чайковского и пятачок безопасности напротив нее. К началу митинга по  площади было рассеяно порядка пятисот митингующих. Люди активно обсуждали интервью Владимира Путина газете «Коммерсант», в котором премьер, рассуждая о верховенстве закона, предлагал «отоваривать» участников «неразрешенных» властями акций протеста «по башке дубиной». Демонстрируя знание действующего закона «О милиции» и вынесенного на общественное обсуждение проекта закона «О полиции», участники акции ехидничали – мол, премьер не знает действующего законодательства, которое именно что «по башке дубиной» участников митингов бить запрещает. Особо подкованные пускались в обсуждения исключений из этой практики – получалось, что именно сегодня, на Триумфальной, «по башке дубиной» как раз можно получить, за сопротивление милиции.

«Я не понимаю, зачем ваш премьер-министр это сказал, про дубинки, ни один политик в Европе не может позволить себе такое, – рассуждала член подкомиссии по правам человека Европарламента Хейди Хаутала, дожидаясь у входа в гостиницу «Пекин» главы Московской Хельсинкской группы Людмилы Алексеевой. Они договорились пойти на митинг вместе. – Я надеюсь, что эти слова не напугают людей и что их не будут бить так, как сказал премьер». Хаутала вместе с группой коллег по Европарламенту была в Москве проездом – вечером они должны были лететь во Владикавказ на траурные мероприятия в память погибших при штурме школы в Беслане. Утром 31 августа депутаты сходили на очередное заседание Хамовнического суда по второму делу Михаила Ходорковского и Платона Лебедева.

«Зачем так много военных, чего так боятся ваши власти?» – сказала Хаутала, и тут вместо Алексеевой из-за угла гостиницы «Пекин» в окружении примерно 20 телекамер с криком «Хелло, май френд Хейди!» вышел Борис Немцов. Обняв Хаутала, загорелый Немцов принялся давать интервью о том, что он пришел в очередной раз раздавать  доклад «Путин. Итоги. 10 лет», написанный им в соавторстве с коллегой по движению «Солидарность» Владимиром Миловым. «Граждане, вы мешаете проходу других граждан, просьба освободить тротуар!» – немедленно стал вещать в мегафон омоновец. «Омоновцы, вы мешаете проходу других граждан, просьба освободить тротуар!» – сразу же передразнили его пришедшие с Немцовым активисты «Солидарности» с пачками немцовского доклада в руках.

Для Хаутала этот митинг должен был стать уже вторым – она уже участвовала в акции «Стратегии-31» в Петербурге в мае 2010 года. Тогда, по воспоминаниям Хауталы, митинг прошел спокойно. На этот раз столичная милиция на всякий случай уточнила, что готова задерживать иностранцев точно так же, как и россиян.

Раздав интервью, Немцов и Хаутала, по прежнему в окружении теле- и фотокамер, направились раздавать доклад к углу Триумфальной площади и Тверской. Спустя минуту после начала автограф-сессии Немцова уже вели к подъехавшему автобусу. Защелкали фотоаппараты, и под крики «Позор! Позор!» автобус с Немцовым отправился в Тверское ОВД. Шла третья минута митинга.

После «удаления с площади» Немцова эпицентр митинга переместился к площадке у входа в метро «Маяковская», где выходящих со станции встречали цепочки солдат внутренних войск и ОМОНовцев-«космонавтов» – в шлемах и защите-«черепахе». Весь «пятачок» у метро, колоннада здания Концертного зала имени Чайковского и ступени перед ней были заполнены протестующими. Цепочки держащихся под локти солдат должны были делить точно так же схватившихся митингующих на квадраты, но на самом деле ряды все время закручивались в живой рулет, бессистемно напирая друг на друга. Толпу носило по тротуару и иногда выносило на проезжую часть, где стояла двойная  цепочка ОМОНа. Оттуда наблюдал за акцией пресс-секретарь ГУВД Москвы Виктор Бирюков, в штатском. Не признав своего в непривычной одежде, милиция чуть было не вытолкнула Бирюкова с дороги – он успел получить тычок в спину.

Митингующие периодически пытались прорвать оцепление, несколько раз им это удавалось. Тех, кто оказывался впереди при очередной попытке прорыва, ОМОНовцы отлавливали: один «обнимал» за шею и пригибал к асфальту, другие хватали за руки и, заведя их за спину пойманному, тащили наружу, где уже ждал автобус или автозак. Остановившись после очередной попытки прорыва милицейских рядов, митингующие начинали скандировать традиционные уже лозунги вроде «Выйди на улицу, верни себе город!», «Долой полицейское государство!» и «Россия без Путина!», по ходу придумывая новые, вроде «Свободу Владимиру Маяковскому!» (после закрытия площади к памятнику поэту можно было пройти только по узкой дорожке среди заборов). Кричавших громче прочих тоже «удаляли» и вели в автозаки. Вырывавшихся из объятий ОМОНовцы хватали за руки-за ноги и несли в автобусы, как мебель, стараясь не волочить по асфальту.

Впрочем, большинство тех задержанных, которых уводили на глазах корреспондента WNS, шли довольно спокойно и не сопротивлялись. И задержанные, и задержавшие, казалось, были довольны проделанной работой. Также корреспондент WNS не видел ни одного случая применения милицейских дубинок при задержании, зато видел две потерянные оцеплением дубинки, одну из них, с маркировкой «В-23» – в мусорной урне.

Спустя два часа после начала митинга массив митингующих начал редеть, часть солдат и ОМОНовцев заняла места в автобусах и грузовиках. Всего, по данным ГУВД, на Триумфальной площади было задержано около 70 человек из примерно 400 пришедших на митинг. По данным штаба акции, члены которого объезжали ОВД и пересчитывали задержанных, в милиции оказались 114 человек – большинство по обвинению в участии в несанкционированном митинге. «Выкрикивали лозунги», – объяснили корреспонденту WNS причину своего задержания трое парней, сидевших в автозаке в ожидании развоза по ОВД. По их словам, при задержании их не били, никаких травм у них не было. Однако четвертый сидевший в автозаке парень, назвавшийся Кириллом Андреевым, пожаловался на два удара по голове и один по почкам при погрузке в автозак – хотя, по словам Кирилла, он не сопротивлялся. Кто его бил, парень не видел. К тому моменту он просидел в автозаке уже больше часа, но улыбался и чувствовал себя «хорошо, нормально». Ожидавшие приказа милиционеры разрешили двум подошедшим девушкам передать в автозак бутылку воды. Еще двое задержанных в это время рассказывали о митинге по мобильным телефонам. К полуночи большинство митинговавших в Москве были отпущены.

В тот же день акции, посвященные тридцать первой статье Конституции, прошли в Санкт-Петербурге (по неофициальным данным, на две точки проведения митинга – Дворцовую площадь и к Гостиному двору – пришли больше 500 человек, больше 60 задержаны), Ростове, Нижнем Новгороде, Рязани, Чебоксарах, Ульяновске, Сыктывкаре, Кирове, Красноярске, Владивостоке, Тель-Авиве, Торонто, Нью-Йорке и Лондоне. Часть  митингов в российских городах не были согласованы с местными властями, но во многих городах при этом обошлось без задержаний. В Лондоне к уже опустевшему зданию российского посольства пришли около 100 человек, в том числе Евгений Чичваркин и Борис Березовский, который держал в руках самодельный плакат «Я тебя породил, я тебя и уйму».

На следующий день депутаты Европарламента, наблюдавшие за ходом акции (никто из них не пострадал и не был задержан) заявили, что впечатлены действиями властей и что их реакция кажется им «непропорциональной». Председатель Европарламента Ежи Бузек выразил обеспокоенность действиями российских властей. Организаторы митинга заявили, что несмотря ни на что, продолжат 31 числа каждого месяца, в котором 31 день, звать людей на Триумфальную площадь. Когда  на площади начнется строительство парковки, по-прежнему неизвестно.
Фото: Андрей Рудаков

Рейтинг
( Пока оценок нет )
webnewsite.ru / автор статьи
Загрузка ...

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: