Судьи встали боком

Совет судей и Конституционный суд защитили ФСБ и администрацию президента

Не было сомнений, что за изменением порядка назначения председателя Конституционного суда (теперь его в лучших традициях монархизма фактически назначает президент) последуют в жизни суда и другие драматические новеллы. Новый, медведевский, порядок не только ставит председателя КС в зависимость от вышестоящего начальника – президента, на корню убивая смысл существования этого органа, но и придает всей внутренней организации суда черты обычного бюрократического учреждения. У каждого есть начальник, от которого ты зависишь, у начальника есть свой начальник, от которого он зависит. И тут хоть надевай мантии, хоть не надевай.
Итак, два судьи Конституционного суда подверглись преследованию коллег – судей КС и членов Совета судей – за то, что судья Владимир Ярославцев в интервью газете El Pais резко высказался о российской судебной системе. Поддержавшего его тезисы в российском «Собеседнике» судью КС Анатолия Кононова коллеги вынудили досрочно сложить полномочия.
Впрочем, обратившись к интервью судьи Ярославцева, мы обнаружим, что объектом его критики являются не коллеги-судьи, а совсем другие органы. Интервью озаглавлено «Россией правят органы безопасности, как в советские времена»: спецслужбы «могут делать все что захотят, а судам остается только подтверждать их решения», говорит судья. А в отношении призывов Дмитрия Медведева избавиться от «правового нигилизма», судья замечает, что прежде всего надо искоренить это зло в администрации президента. Вердикт судьи: вертикаль власти подмяла под себя судебную систему. «Я чувствую себя на руинах правосудия», – восклицает он.
Судьи КС и члены Совета судей вряд ли не ощущали двусмысленности своего положения, когда «пропесочивали» судью Ярославцева. Человек рассказал, что их гнут через колено, превращают в пешек и ставят в неудобную позу. А они, срочно собравшись на «закрытые пленумы», вынуждены громить «очернителя»: «Нет, нас не ставят в неудобную позу, нам в нашей позе очень удобно».
Да, разумеется, закон «О статусе судей» требует от судьи «избегать всего, что может умалить авторитет судебной власти». О том же говорит и Кодекс судейской этики. Все ясно? Нет. Здесь-то мы и сталкиваемся с одним из главных российских противоречий. Фактически судья Ярославцев говорит, что в России систематически нарушается конституционный принцип независимости судебной власти. Но это никого не трогает; нам важно понять, нарушил ли он Кодекс судейской этики? Кодекс судейской этики Совет судей готов защищать, а Конституцию – недосуг. Кодекс действует, а Конституция нет.
Это и есть истинная и главная форма российского «правового нигилизма». А вы не замечали, что чем ниже у нас юридический статус правового акта, тем больше шансов, что он будет исполняться? Распоряжение мэра или указ президента будут выполнены почти наверняка. Федеральный закон будет уже исполняться или не исполняться – по обстоятельствам. А если вы потребуете выполнения нормы Конституции, то на вас посмотрят как на психа. И в конце концов (раз уж вы больной!) сунут в нос опять же постановление мэрии, указ или ведомственное распоряжение. Вот, мол, настоящий Правовой Акт!
И дело не в том, что с ног на голову поставлена иерархия. А в том, что местами поменялись форма и содержание. Под правовым актом понимается начальственная воля, а закон имеет значение, лишь поскольку он ей соответствует.
Точно так все поставлено гузном вверх и в деле Ярославцева–Кононова. Обязанностью судьи является утверждение в обществе главенства права, в том числе ради этого он и не должен «умалять авторитет судебной власти» в публичных выступлениях. Но имеет ли смысл выполнение дополнительного правила при неисполнении главного принципа? Можно ли обвинить человека в нарушении клятвы Гиппократа, если перед ним труп? И можно ли «умалить» то, чего нет? На вопрос «стоит ли рядовому человеку надеяться на справедливый суд?» ответили «определенно да» 3% российских граждан! Еще 25% сказали: «скорее да». А 63% ответили «нет». Но собрание российских судей и КС не видят в этом ничего «умаляющего» их достоинство. Про это в их кодексе не сказано.
Недавно я разговаривал с очень известным представителем судейского сообщества Грузии. Он с некоторым возмущением рассказывал, что новые грузинские власти меняли судейский корпус практически под гребенку. Как можно всех одним чохом? Я возразил: а почему нет? Судьи – это корпорация, которая продает обществу особый товар – доверие. Люди идут в суд, когда верят, что там судят справедливо. И за это платят. Если судейская корпорация не может обеспечить этого принципа, то ей не за что платить. Здесь судьи могут рассчитывать только на взятки. И такую корпорацию надо распускать.
Так что я – за отставку Совета судей России в полном составе. А изгнанному оттуда судье Ярославцеву я бы предложил начать формировать новый совет.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
webnewsite.ru / автор статьи
Загрузка ...

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: