Старая гвардия

Экономический кризис ударил по пенсионерам: их увольняют одного за другим

Юрий Коровин из Нижнего Тагила на работе большой человек: он руководит отделом эксплуатации и технического обеспечения одной из городских компаний, в его подчинении много народу и от его решений очень многое зависит. Но Юрием Александровичем его называют не только из уважения, но и из-за возраста: Коровину 60 лет. Его не тронули в кризис, не тронут и дальше, уверен он: новому человеку, чтобы разобраться во всех тонкостях работы, потребуются годы. Правда, сейчас Коровин ищет новое место – хочет карьерного роста и перспектив.
Юрий Александрович – исключение, которое только подтверждает правило. Пожилым людям в России невероятно сложно устроиться на работу и даже усидеть на своем допенсионном месте. Мнение, что старость для работодателя не радость, настолько укоренилось в сознании директоров и руководителей отделов кадров, что пенсионеры зачастую даже и не пытаются устроиться на престижную работу, отправляясь развозить по городу письма или убирать подъезды.
Проблема трудоустройства стариков остро стоит не только в России. Весь мир пытается придумать, как сделать так, чтобы пенсионеры могли зарабатывать приличные деньги. И дело даже не в заботе о пожилых: мир стремительно стареет, и через несколько десятков лет кормить их будет просто некому. Сейчас в мире чуть более 500 млн людей старше 65 лет, через 20 лет их будет миллиард. При этом молодежи будет все меньше – в первую очередь из-за снижения рождаемости.
Демографы призывают не паниковать: предотвратить катастрофу можно, если немедленно придумать, как дать старикам дольше зарабатывать деньги. Тогда люди и в 70 лет будут работать и тратить деньги, а не сидеть на шее государства и близких. Но это в теории. И в отдаленном будущем.
Сейчас все плохо: брать пенсионеров на работу не хочет никто. Год назад дела обстояли лучше. В кадровых агентствах рассказывают, что работодатели уже были готовы менять отношение к пенсионерам. Отчасти из-за большого дефицита специалистов, говорит Ольга Горюнова из кадровой компании «Юнити», отчасти потому, что руководители компаний часто бывали за границей и видели, что в Европе и Америке люди и в 60 лет способны быть хорошими сотрудниками. «Иногда нас даже просили найти специалиста постарше, мол, они более ответственные и исполнительные», – соглашается Юлия Забазарных, эксперт кадрового агентства «Контакт».
Но кризис сделал свое дело: теперь каждый пятый уволенный в Москве – пенсионер. В регионах и того больше. Возвращается практика 90-х, в один голос говорят эксперты: предлагать кандидатов старше 50 не имеет смысла и вообще дурной тон.
Николай Зубанов – директор небольшой столичной фирмы по продаже компьютерного оборудования. Он разрешил нанять пенсионерку только один раз и с тех пор, как он говорит, благотворительностью не занимается. Большая часть работы его компании – переговоры с иностранными поставщиками. Начальница кадрового отдела как-то предложила на должность переводчика-синхрониста 72-летнюю Елену Борисову, переводчика художественной литературы с английского и испанского с 40-летним стажем. Зубанов сам поговорил с Борисовой, убедился, что она хорошо разбирается в компьютерной лексике, очень обаятельная и голос у нее приятный.
Борисову взяли, но с первым заданием она не справилась: через полтора часа переговоров с иностранцами о материнских платах и видеокартах Борисова так устала, что сама подошла к начальнику и прошептала на ухо: «Надо заканчивать». «К тому же российские партнеры потом надо мной посмеивались, мол, чего это я не смог молодую и красивую найти», – рассказывает Зубанов. Ему стало жалко пожилую женщину: он ее не уволил, а поручил ей письменные переводы. Правда, для работы с документами в конторе Зубанова есть специальный человек, так что дел у Борисовой немного. Но свои $200 в месяц она имеет.
Ольга Горюнова из «Юнити» рассказывает, что все опытные кадровики знают, какие плюсы и минусы у соискателей-пенсионеров: они опытнее и ответственнее молодых, но инертны, негибки и невосприимчивы к новому. И быстро устают, как Борисова из компьютерной фирмы. «Шанс есть только у тех, кто идет в ногу со временем», – уверена Горюнова.
Остальные остаются за бортом. Владимир Григорьевич много лет работал менеджером по развитию сети в компании «Ленэнерго». Выпускник Ленинградского горного института, он себя там чувствовал на своем месте. Три месяца назад руководство вынудило 60-летнего Владимира Григорьевича уволиться – дескать он уже отработал свое и пора уступить дорогу молодым. Пенсионер почти не расстроился, а рассудил, что настало время менять работу. Он был уверен, что с его квалификацией и опытом найти новое место – не проблема. Но на его резюме так ни разу никто и не среагировал. Если он дозванивался куда-то сам, то после ответа на первый же вопрос – «Сколько вам лет?» – там бросали трубку. Теперь Владимир Григорьевич собирается работать вахтером: «Деньги ведь нужны».
Правда, Виктория Водолажская, директор компании по подбору персонала «Дружная семья», говорит, что сейчас пожилым людям трудно найти даже традиционно «пенсионерскую» работу, например, няни или сиделки. Заказов стало меньше, желающих работать – больше. У заказчиков выбор стал шире, и опять срабатывают стереотипы: лучше взять 30-летнего, чем 60-летнего – у него и сил больше, и сноровки. Уволенная молодежь подалась в курьеры и сторожа, старики не конкурентоспособны. Бабушкам сейчас в лучшем случае могут доверить встретить ребенка из школы, рассказывает Водолажская.
Сергей Антропов, руководитель интернет-проекта для фрилансеров Kadrof.ru, рассказывает, что его клиентами все чаще становятся пенсионеры – «не просто пожилые, а престарелые люди». Он уверен, что для пенсионеров фриланс – идеальный способ найти себе занятие по душе. Можно не только выбрать удобный для себя график работы, но и скрыть от потенциального работодателя свой возраст. Встречаться с глазу на глаз необязательно, а если собеседование и будет, можно вместо себя послать внучку: какая разница, кто потом работать будет. Удаленно можно заниматься переводами, расшифровками аудиозаписей, ведением бухгалтерии, шитьем на заказ, дизайном, консультированием, то есть в принципе почти чем угодно. Главное, что пенсионеры сами могут рассчитать свою нагрузку и время, которое им необходимо для выполнения заказа. Безвыходных ситуаций не бывает, считает Антропов.
60-летняя москвичка Надежда Кучерова тоже не разделяет пессимизма рекрутеров: «Если человек хочет работать, он себе дело найдет. Основная проблема моих ровесников – пессимизм и компьютерная неграмотность».
Надежда после выхода на пенсию получила среднее медицинское образование, несколько лет работала сиделкой, зарабатывая в месяц в среднем 30 000–50 000 рублей, кризис совпал со смертью ее последней подопечной, и новую работу она найти уже не смогла. «Думаете, я волосы на себе рвала? Нет! Быстренько-быстренько разместила свое резюме на всех сайтах по поиску работы», – вспоминает пенсионерка, попросившая называть ее просто по имени. Через неделю Надежде предложили место консьержки в элитном жилом доме.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
webnewsite.ru / автор статьи
Загрузка ...

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: