Сорвали голос

В прошлый вторник секретарь подмосковного обкома КПРФ Александр Наумов не смог объяснить, почему про лидера КПРФ Геннадия Зюганова говорили на ТВ в комплиментарном духе. Может быть, в связи с возросшей антизападной риторикой Путина, иронизировал Наумов, ведь неловко нападать на коммунистов в пылу борьбы с внешним врагом. Наумов приехал вместе с правой рукой Геннадия Зюганова Владимиром Кашиным агитировать в подмосковное Видное, что в 5 км от святых для коммунистов Горок Ленинских. «Уважаемые товарищи, – обратился к избирателям Кашин, – конечно, Владимир Владимирович несравнимо лучше Бориса Николаевича. Не пьет, спортсмен. Но за эти восемь лет – ни одного приличного завода или наукограда. Везде тоска».


Этот номер Newsweek ушел в печать ночью в пятницу, за день до голосования, и, по мнению социологов, КПРФ накануне была единственной кроме «Единой России» партией, которая с гарантией проходила в Думу. С огромной вероятностью вместе с «Единой Россией» и коммунистами в Думу прошла ЛДПР, а интрига заключалась в том, преодолеет ли 7-процентный барьер возглавляемая Сергеем Мироновым «Справедливая Россия» (см. график).


Когда журнал поступит в продажу, итоги выборов будут уже известны. Но основной результат исключительно напряженной и нервной парламентской кампании было несложно предсказать заранее: партия Путина получит конституционное большинство – больше 300 мест в Думе. Ну а сам триумфатор Путин за полгода до отставки как бы лично из рук в руки получил от народа мандат доверия и как бы на законных основаниях занял не указанное в законодательстве место национального лидера. Путин попросил, чтобы его выбрали, – как он объяснил, чтобы дать ему возможность спросить с тех, кто останется управлять Россией, когда сам он уйдет. Иными словами – позволить ему остаться главным лицом страны в той форме, какую он себе определит сам. И его выбрали.



Сегодня можно смело утверждать: на старте предвыборной гонки – где-то в конце весны – Путин вдруг круто поменял план действий. Еще два-три месяца ушли на подготовку решений, и со второй половины августа кампания перешла в активную фазу. «До 15 августа все было в порядке, – рассказывает источник в штабе “Справедливой России”, – и мы ждали Путина в нашем молодежном лагере под Смоленском». Примерно в то же время сотрудники штаба «Единой России» жаловались не под запись, что вопреки здравому смыслу их кампанию как будто нарочно остановили сверху: ни денег, ни агитматериалов, вот уже выборы на носу, а штабы в регионах так и не сформированы.


Путин к юным мироновцам не приехал. И вместо судьбоносного визита, вспоминает тот же сотрудник штаба партии, со второй половины августа началась «война на уничтожение». Когда уже в конце сентября мироновцы утвердили партсписок, не согласовав его с Кремлем и поставив в нем третьим номером лидера молодежного движения «УРА!» Сергея Шаргунова, по сведениям Newsweek, на стол Путину сразу лег донос с цитатами из его антипутинских заявлений. И Путин дал понять Миронову – исключить.


Тогда же, в середине сентября, по словам источника в «Союзе правых сил», Кремль отрезал его партию от источников финансирования: СПС остался без денег и «без Чубайса». Из трех запланированных агитационных газет правым удалось выпустить лишь одну, да и та до избирателей практически не дошла: милиция на местах арестовала чуть ли не весь многомиллионный тираж. Еще в марте на региональных выборах СПС выступил вполне успешно, а мироновцы и вовсе претендовали на то, чтобы называться партией Путина. Но потом обе партии попали под жесткий огонь Кремля. Выборы с их новой концепцией перешли под полный контроль замглавы администрации президента Владислава Суркова.



В сентябре первый вице-премьер Сергей Иванов уже считался утвержденным преемником, а «Единая Россия» видела его лидером своего партсписка. По кабинетам даже ходила популярная версия, что одного преемника Путин выпустит на выборы от одной партии, а другого – от партии-конкурента. Но Путин как будто все начал заново – выборы в парламент и президентские. И тогда же, в конце сентября, еще до съезда «Единой России», в Кремле, по сведениям Newsweek, начали формировать общественное движение «За Путина», которое выступило бы от лица тех, кто против «Единой России», но поддерживает лично Путина, а потом помогло бы ему на выборах.


Год назад, включив зеленый свет «Справедливой России», Путин послал сигнал, что готов стать арбитром в споре элит и партий. Но передумал и сам вышел на старт – как единственный, в общем, участник гонки и ее будущий победитель. 19 октября Шаргунова вычеркнули из партсписка «Справедливой России». К тому моменту всем все и так уже стало ясно: на съезде «Единой России» президент единолично возглавил ее партсписок, а выборы в Думу превратились в референдум о доверии Путину. С Путиным во главе «Единая Россия» тут же нацелилась на конституционное большинство, а в партии Миронова наконец осознали, что их просто нет в путинской повестке дня.


Дошло даже до того, что на местах Миронову стали под разными предлогами отказывать в аренде залов для агитации – раньше так поступали разве что с оппозиционерами из объявленной внутренним врагом «Другой России». У Геннадия Зюганова и Владимира Жириновского таких проблем не возникало. Ну а всем остальным зарегистрированным на выборах партиям просто заранее была определена роль статистов. Например, Демпартия и Партия социальной справедливости использовали положенное им время в теледебатах для того, чтобы дискредитировать «Союз правых сил», когда уже на самом финише Кремль принялся бить по правым из всех орудий.



На въезде в город Видное висел билборд «Покажем высокую явку на выборах в Госдуму 2 декабря. Докажем, что Ленинский район – лучший». Вольно или невольно работая на повышение этой самой явки, коммунист Кашин с цифрами в руках доказывал собравшимся в кинотеатре «Искра» старикам, чем плох режим Путина. «Вы разорили село за эти 16 лет, – Кашин как будто обращался к “Единой России”, – $30 млрд отправляете за рубеж, чтобы купить продовольствие, а какое оно идет, мы с вами знаем – 70% некачественных круп завозят и генно-модифицированный материал, от которого наши дети и внуки рожать не будут».


В «Искре» мгновенно образовался оазис: партии Путина делать тут было нечего. Пришедшим послушать Кашина Путин точно не указ: военный пенсионер Владимир Николаевич, служивший в Дальней авиации и защищавший Белый дом в 1993-м, как зашел в кинотеатр, первым делом задвинул в угол стенд «Единой России». Жительница Видного Галина объясняла: вместо того чтобы что-то сделать для страны, Путин «болтается черт знает куда» и всем все продает – кому электроэнергию, кому нефть, кому газ.


«37 млн крупного рогатого скота уничтожили, есть район в Черноземной зоне, где ни одной головы дойного стада. Это что такое? – нарисованная Кашиным картина становилась все страшнее. – И потребление сократилось до 2100 ккал. Идут необратимые процессы в организме. Дефицит витаминов – 50%, по белку – 30%. Вы что делаете со страной?!»


На самом деле коммунисты для Путина и его партии опасности не представляют (у них слишком разные избиратели), а потому давным-давно забронировали себе места в Думе. Еще до старта кампании Кремль блокировал националистов, не дав им зарегистрировать свою партию, и системная, как принято говорить, ЛДПР Жириновского должна была, утверждают эксперты, снова оттянуть на себя ультраправый электорат.


Задача, которую еще летом Кремль ставил «Единой России», заключалась в том, чтобы суметь сформировать в Думе конституционное большинство вместе с ЛДПР либо мироновцами. Она выглядела вполне решаемой, предвыборная кампания все больше напоминала показательное выступление, интриги не было, становилось скучно.



Так или иначе Путин очень сильно накалил обстановку. Смысл его выступления 21 ноября на форуме сторонников в «Лужниках» заключался в том, чтобы на фоне «партий прошлого» – КПРФ и СПС – разрекламировать современную и устремленную в будущее «Единую Россию объясняет информированный источник. Текст был готов за три недели до выступления. Вышло же так, будто Путин указал пальцем на врагов, готовых вот-вот свергнуть его режим. А потом и лидер «Другой России» Гарри Каспаров и еще несколько активистов маршей несогласных получили по пять суток ареста, что спровоцировало очередной громкий международный скандал.


Эксперты разъяснили: драматизируя спокойную и стабильную обстановку, Путин лишь стремился мобилизовать своих сторонников, подтолкнуть их прийти на выборы. Получилось слегка сверх меры, говорит близкий к Кремлю источник. А теперь ситуация выглядит так, будто Путин ценой огромного напряжения одержал победу – только не вполне ясно, над кем и в чем именно состоит победа.



Путин выиграл выборы, а в Кремле, по информации Newsweek, тем временем идет работа над долгосрочной стратегией развития России – набором вероятных сценариев с жестким описанием возможных развилок, объясняет близкий к Кремлю источник. С его слов, в Кремле сейчас атмосфера такая, будто Путин недавно приступил или вот-вот приступит к исполнению президентских обязанностей. Но ему по стечению обстоятельств как раз пора уходить.


Путин устроил из выборов референдум, чтоб проверить созданную им вертикаль на прочность, а потом как следует ее почистить, уверен сотрудник штаба «Единой России». В партии действительно ждут кадровых чисток по итогам выборов, в том числе среди губернаторов. Теперь, с Путиным, влияние партии, безусловно, вырастет, тем более если сам он решит после отставки ее возглавить или, по предположению политолога Белковского, встать во главе ее думской фракции.


В Думе тем временем говорят о неизбежном слиянии и усилении роли парламентских комитетов и тоже ждут Путина – с ним Дума стала бы центром власти. Все уверены, что на так называемом «завершении партсъезда» 15 декабря партия выдвинет или поддержит путинского преемника. В 20-х числах декабря истекает последний срок.


В шорт-листе преемников на момент путинской победы четыре фамилии: старожилы Сергей Иванов и Дмитрий Медведев, Борис Грызлов – уже по партийной линии, и по должности – премьер Виктор Зубков. Чтобы раскрутить кого-то еще, у Путина уже просто не хватит времени. Но проблема все та же: никто из них полностью не может его устроить. От того, что Путин стал национальным лидером, проблема 2008 года только усугубилась, констатирует Николай Петров из Центра Карнеги. Ставить не на кого, и Путин опять будет тянуть с решением до последнего.


В конце ноября Сергей Миронов попробовал еще раз заручиться поддержкой Путина. Для этого он отправился в Лондон на заседание Социнтерна по вопросам изменения климата, а на самом деле – чтобы встретиться с премьер-министром Великобритании Гордоном Брауном. Ходили даже слухи, что Миронов везет с собой письмо от Путина Брауну.


На территорию резиденции британского премьера, где и проходило заседание комиссии Социнтерна, автомобиль Миронова не пропустили, и ему пришлось бежать до подъезда под проливным дождем. Письма у Миронова тоже не оказалось, а вместо встречи получилось короткое рукопожатие – после того, как Брауну указали на представителя из России. Вернувшись в Москву, Миронов поспешил к президенту, чтобы, воспользовавшись моментом, обсудить ситуацию с партией, рассказал источник в штабе «СР». Реакция, с его слов, была примерно такой: «Съездили к Брауну? Хорошо. В этом духе и продолжайте».


СТРОГО ПО ПЛАНУ


Алена Степаненко, Кирилл Петров


С тех пор как Владимир Жириновский неожиданно победил на выборах в Думу в 1993 г., от социологов ждут ошибок. Но уже успех «Родины» в 2003-м социологи предсказали вполне точно. Как пояснил Newsweek президент ФОМ Александр Ослон, «прогнозировать гораздо сложнее, когда общество бурлит. Сейчас нет такой ситуации».


Изменилась и техника прогнозирования. При составлении прогнозов данные опросов обрабатывают с учетом особенностей психологии респондентов – чтобы избежать «эффекта Жириновского». Существуют «молчуны», «вруны» – те, кто опасается открыто заявлять о своих пристрастиях, – и «неопределившиеся», которых за неделю до выборов было порядка 13–15%.


Никаких скрытых прорывов не ожидалось. Еще месяц назад СПС, по прогнозу ВЦИОМ, претендовал на 5%, однако ближе к выборам все потерял. Как пояснил Newsweek гендиректор ВЦИОМ Валерий Фёдоров, это связано с «рациональным голосованием» – никто не хочет отдавать свой голос за того, кто не возьмет 7-процентный барьер.


Единственное, что не смогли спрогнозировать социологи вплоть до воскресенья, – пройдет ли в Думу «Справедливая Россия» и не наберет ли «Единая Россия» еще больше голосов. Если и наберет, социологи заранее придумали этому объяснение: дело не в фальсификациях, а в том, что избирателя обстреливали из всех пропагандистских орудий до самого последнего дня агитации. Впрочем, говорит Ослон, в последнюю неделю избирателей могли «Единой Россией» даже перекормить.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
webnewsite.ru / автор статьи
Загрузка ...

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: